Поиск

 

Почему нам интересны убийцы и убийства (тру-крайм) (фото 1)

Почему нам интересны убийцы и убийства (тру-крайм)

Текст: Илья Юн

Сегодня человек живёт в самое безопасное время в истории. Уровни жизни, здравоохранения, счастья и дохода постоянно растут. Поэтому истории Брейвика, Мэнсона, Банди – это всегда шок. Но вокруг этих людей и событий образуется настоящий культ. Каждый второй документальный фильм Netflix связан с преступлениями, YouTube-каналы, такие как JCS, насчитывают миллионы подписчиков, а подкасты вроде Serial слушают сотни миллионов человек. Сформировался полноценный документальный жанр – тру-крайм. Почему мы любим смотреть эту одиозную аморальщину? Есть целая серия гипотез, каждая из которых может оказаться верной. Рассмотрим некоторые из них.

Групповая активность и селебрити

В своей статье на BBC автор подкаста Bad People, доктор психологии Джулия Шоу рассматривает ряд причин. Прежде всего она ссылается на социальный аспект самого действа. Цитируя криминалиста Ориану Биник, она называет это "карнавалом преступления". Нам хочется пережить сильные эмоции, которые можно испытать только сообща. "Мы любим тру-крайм, потому что его можно обсудить в группе. Мы можем сплетничать, спекулировать, бояться и радоваться вместе", – пишет Джулия. Но то же самое можно сказать про любой другой социальный опыт – фанаты сериалов дискутируют о смысле отсылок нового эпизода и строят теории формата "что будет дальше". Гораздо интереснее второй пункт – селебрити.

Почему нам интересны убийцы и убийства (тру-крайм) (фото 2)
Почему нам интересны убийцы и убийства (тру-крайм) (фото 3)
Почему нам интересны убийцы и убийства (тру-крайм) (фото 4)

Говорить о желании следить за популярными людьми нет необходимости. Но разве можно назвать жесткого серийного убийцу знаменитостью? Джулия считает, что да. Серийные убийцы – это бренд. Они в каком-то смысле похожи на антагонистов из кино. У них даже есть дурацкие прозвища вроде "Зодиак", "Джек-потрошитель", "Убийцы Кен и Барби". Чем не Джокер? Вокруг личностей убийц и преступников созданы культы. Появляются фанаты, готовые покупать их личные вещи. Некоторые даже пишут им любовные письма в места лишения свободы.

Обнадеживающая ситуация, спасение от смерти

Клинический психолог Марго Левин говорит, что, просматривая такой контент, люди пытаются дистанцироваться от жертвы – мол, "я никогда не буду настолько наивной, чтобы выйти замуж за человека, который живёт двойной жизнью серийного убийцы". Мы пытаемся рационализировать эти ужасные ситуации. Если жертва была пьяна или не закрыла дверь по неосторожности, нам будет спокойнее, ведь мы никогда так не сделаем. На деле мы пытаемся обвинить жертву в содеянном, принимая гипотезу о "вере в справедливый мир". Но, как показывает практика, эти события хаотичны и во многом случайны, даже если мы хотим верить в обратное.

На этом дистанцирование не заканчивается. Человеческий организм нацелен на выживание. Но здесь важен факт осознанности. Животное не может представить себя вне момента здесь и сейчас. Мы же можем читать историю про жестокое убийство школьника из Тутаева и отчетливо понимать, что это может произойти в ближайшем панельном доме. Так мы себя успокаиваем: "Со мной этого не случилось, а ведь могло". Наш организм в каком-то смысле ощущает себя лучше, будто мы спаслись от смерти.

Почему нам интересны убийцы и убийства (тру-крайм) (фото 5)
Почему нам интересны убийцы и убийства (тру-крайм) (фото 6)
Почему нам интересны убийцы и убийства (тру-крайм) (фото 7)

Попытка понять убийцу и сублимация

Внутри каждого из нас живёт исследователь. А исследовать одиозное интереснее всего. Доктор психологии Криста Джордан пишет: "Нас привлекает ситуативный шок. Когда мы видим то, о чём раньше даже не слышали. Большую роль может играть предвзятость негативного опыта. Мозг обращает больше внимания на негативную информацию, нежели на положительную. Понять, что и как делает серийного убийцу таковым, интереснее, чем узнать, что делает человека альтруистом. Потому что нельзя придумать что-то хуже убийства. Серийный убийца не беспокоиться о последствиях и своих жертвах – его беспокоят только собственные желания. Какую-то часть внутри нас это поражает, потому что мы так не живём. Мы обязаны думать о последствиях, но иногда можем задуматься – а каково это?" Это подтверждается примерами из глубоких аналитических работ. На канале JCSCriminal Psychology вместо простого сообщения о произошедшем, криминалисты изучают поведение преступников на допросе. Выводы подкреплены вещественными и фактическими доказательствами, и это – своего рода окно в сознание преступника. Возможно, мы не поймём мотив, но мы можем лицезреть истинное раскаяние за содеянное.

Другой аспект – сублимация внутренних негативных эмоций. Криста говорит, что когда мы слушаем о разделывании и поедании трупов, то получаем явно большую эмоциональную отдачу, чем если кто-то расскажет нам о тренировке по кикбоксингу. При этом слушатель всегда занимает позицию наблюдателя, мы – сторонние участники этого процесса. Касаемся запретного и асоциального, но на безопасной дистанции. Вероятно, это попытка убедить себя в том, что ты – "нормальный человек", даже если и посмотрел многочасовую документальную работу о том, как человек разделывал котят.

Нельзя отрицать, что ужасные преступления – неотъемлемая часть нашего медиа мира. Если раньше слухи распространялись через газеты и по радио с огромными задержками, то сейчас это происходит моментально и в больших масштабах. Достаточно одного вирусного хештега, чтобы деяния американского серийного убийцы обсуждали в Казахстане. Но интернет – это и удобный инструментарий для подражателей Эркюля Пуаро и Шерлока Холмса. На платформах вроде reddit люди образуют целые сообщества вокруг нераскрытых убийств, где фанаты пытаются разгадать детали события. Чтобы дать вам пищу для размышлений, мы собрали несколько подкастов и YouTube-каналов о тру-крайм:

YouTube

 

Подкасты