Поиск

Что делать с публичным шеймингом?

Когда борьба за справедливость превращается в забивание камнями

Текст: Илья Юн


"Шейминг хуже смерти" – говорил один из отцов-основателей США Бенджамин Раш в 1787 году. Его слова совпали с новыми настроениями общественности в культуре, когда просветители и политические деятели заговорили о важности человеческого достоинства. Западное общество отказалось от рабства и телесных наказаний. В США отменили колодки (также известные как "позорный столб") и публичные унижения. С развитием цивилизации шейминг как неотъемлемая часть быта исчез. В неизменном виде он сохранился только в отдаленных, труднодоступных регионах Земли и в строгих консервативных обществах.

Так было принято считать до начала развития интернета и появления социальных сетей. Городскую площадь нам заменил Twitter, а камни – злобные комментарии. В качестве жертв люди могут выбрать любую неугодную личность. Это может быть насильник вроде Вайнштейна или же невинный комик Кевин Харт. Попытаемся разобраться в самом термине и провести грань, за которой шейминг становится травлей.

Шейм, шейм, шейм

Идея публичного и прилюдного унижения уходит корнями в древность. Когда людей, совершивших проступок, хлестали плёткой, окунали в чан с нечистотами и унижали изощрёнными способами. Процесс сопровождался осуждающими криками "голодной" толпы, жаждущей зрелища, а само действие напоминало коллективный акт правосудия. В отличие от современного публичного шейминга, после "традиционного" осужденный получал наказание и был свободным. Сейчас виновника могут преследовать бесконечно долго. Через социальные сети толпа может найти адрес, место работы, родственников и превратить жизнь в кошмар наяву. 

Примеры современного онлайн-шейминга

В 2016 году в The New York Times вышла статья, где были подробно описаны самые возмутительные случаи шейминга. Люди на собственном примере убедились, что всего один твит может кардинально изменить твою жизнь. Женщина по имени Джастин Сакко работала в сфере PR в Нью-Йорке. Буквально за одну ночь она превратилась в самую ненавистную женщину Twitter. Джастин вышла в отпуск и решила отправиться в Африку. Перед долгим перелётом она написала: "Лечу в Африку. Надеюсь, что не заражусь ВИЧ. Шутка. Я ведь белая!". После 11-часового перелёта у Джастин буквально разрывался телефон. За это время её аккаунт с 170-ю подписчиками поднялся на первую строчку Trending в Twitter. В Африке её преследовали журналисты и "борцы" за социальную справедливость. По возвращении в Нью-Йорк Джастин Сакко поплатилась карьерой – её уволили. Дурацкая шутка стоила ей отпуска, карьеры, психического здоровья и нормальной жизни. Джастин извинялась и просила прощения тысячу раз, пыталась доказать, что она не расистка, но толпе было всё равно.

Ещё одна показательная история: в 2013 году в Калифорнии проходила конференция для IT-девелоперов. Два парня обменивались шутками по поводу того, что дополнительные девайсы для компьютера называются dongles (на анг. сленге dong – пенис). Шутка заключалась в том, чтобы приделать к компьютеру огромный, просто непомерных размеров dongle. Их разговор услышала девушка, которая расценила шутку как пример полового неравенства в IT-индустрии. По её мнению, корпоративная культура IT полна "токсичных мужчин". Её Twitter насчитывал чуть более девяти тысяч подписчиков, пост появился со словами: "Совсем не круто. Шутки про большие dongles прямо у меня за спиной". Через десять минут этих ребят вывели в отдельный конференц-зал, где попросили объясниться. После этого ребят ждал звонок от босса, который сообщил об их увольнении. В интервью The New York Times один из виновников рассказывал: "Я собрал вещи в коробку, вышел на улицу, чтобы позвонить жене. Я не тот, кто плачет просто так, но когда я сел в машину к жене... У меня три ребенка. Мне стало страшно".

К видео доступны субтитры на русском языке.

Спустя некоторое время женщина, сделавшая фотографию программистов, сама столкнулась с публичным шеймингом. История попала на популярный форум Hacker News. Так активизировался другой конец политического спектра. Twitter-страница Адрии Ричардс попала под атаку правых активистов и анонимных троллей. Каждый день Адрия получала угрозы, насмешки и оскорбления. Чуть позже кто-то выложил фото её дома вместе с фото отрубленной головы женщины. Весь последующий год Адрии пришлось жить у друзей, потому что она боялась за свою жизнь. Затем началась DDoS-атака на веб-сайт организации, где она работала. В этот же день компании пришлось женщину уволить.

Да, иногда публичное наказание может работать на благо. Например, когда льва Сесила застрелил американский стоматолог Уолтер Палмер. Ситуация вызвала ужас и возмущение у публичных личностей, защитников животных и обычных людей. Бизнес Уолтера развалился, его дом изрисовали граффити, его здоровью и здоровью его семьи угрожали каждый день. Похожая ситуация случилась с Харви Вайнштейном, когда десятки актрис начали обвинять кинопродюсера в домогательствах. Эта ситуация даже породила культурный феномен – "эффект Вайнштейна", когда человека начинают массово обвинять в похожих преступлениях (под раздачу попали Кевин Спейси, Стивен Сигал, Джереми Пивен, Эд Вествик, Дастин Хоффман, Луис Си Кей).

Шейминг – хорошо или плохо?

На этот вопрос нет однозначного ответа. Коллективная кровожадность исходит из общей тяги к правосудию. И это хорошо. Но правосудие неоднозначно, это долгий и сложный процесс, который требует разбирательства, а не моментальной реакции. Но у толпы в интернете нет времени разбираться в ситуации, толпа не прощает. Если в Средних веках человек публично получал плетью, после наказания он был волен жить свою жизнь как прежде. Сейчас это невозможно. Уолтер Палмер застрелил льва Сесила в 2015 году. Уже четыре года он не может свободно работать, перемещаться по стране и жить обычной жизнью. Толпа продолжает уничтожать человека, независимо от полученного им наказания, принесенных извинений и раскаяния. У толпы в интернете нет лидера. Никто не скажет: "Стоп, хватит!", и пока хоть один человек будет готов продолжать, шейминг не закончится.

Страшен шейминг еще и тем, что "кидатели камней" могут ошибаться. Хорошо, если публичный шейминг закончится лишь увольнением. В случае со студентом Тайлером Клементи шейминг закончился самоубийством 18-летнего юноши. Его сосед по комнате Дхарун Рави тайно снял на камеру своего сокурсника во время секса с мужчиной. Запись попала к другим студентами, и Тайлер подвергся шквалу оскорблений, насмешек и критики. На следующий день он спрыгнул с моста Джорджа Вашингтона. После судебного разбирательства Дхарун Рави получил 10 лет тюрьмы и угрозу депортации обратно в Индию.

В остатке у нас – злая и безликая толпа. Когда кто-то пишет злобный комментарий, он не видит лица другого человека, не знает всех нюансов вопроса, не может/хочет понять смысл действий этого человека. Жертва в интернете перестаёт иметь форму, она превращается в обезличенную "оболочку для битья". А для толпы – это быстрая эмоциональная выплата. Короткое ощущение удовлетворения – всеобщее правосудие. Но как мы выяснили, оно не всегда праведное и далеко не всегда честное. В интернете нет судебной системы, этапов судебного процесса. Оставляя комментарий, озлобленный человек не задумывается о влиянии своих слов. Они могут стоить невинному человеку карьеры, здоровья или жизни. Эти решения принимаются спонтанно, чаще всего необдуманно, внезапно. Страшно, что сейчас жертвой может стать каждый из нас. Как сказад Стефан с канала Coffee Break: "В мире, где мы стреляем и только потом задаем вопросы, бояться должен не преступник. Бояться должен каждый из нас".

Заглавное изображение является переработанной версией мема на странице "Страдающее средневековье".
Больше