Поиск

Советский модернизм – потерянная мечта

Советский модернизм – потерянная мечта

Текст: Илья Юн


Рассказ о предшествующем архитектурном стиле мы закончили постановлением “Об устранении излишеств в проектировании и строительстве”. За ним последовало создание абсолютно нового для СССР стиля – модернизма. Стоит оговориться, что советский модернизм классифицируется немного иначе, нежели чем мировой модернизм, но при этом является его частью. Для страны этот архитектурный период стал определяющим. “Панельки” и бетон навсегда начали ассоциироваться с понятием “советская архитектура”. Казалось, что с “оттепелью” СССР вступает в новый мир будущего. Надежды и мечты отражались в монументальной архитектуре, которая с каждым годом становилась всё амбициознее. Амбиции достигли своего апогея, а вместе со зданиями развалился и СССР.

Надежда на бетон

Если слово “модерн” обозначает нечто новое, то “модернизм” – новейшее. Если посмотреть на архитектурное направление в разрезе истории, видно, что модернизм характерен фактически для всего XX века. Можно ли конструктивизм считать модернизмом? С точки зрения мировой истории – да, с точки зрения советской архитектуры – нет. Модернизм был признан в Союзе в 1955 году, когда Никита Хрущев подписал то самое постановление “Об устранении излишеств в проектировании и строительстве”. Что это значит? Сталинская архитектура служила напоминанием о римских имперских амбициях. Всё было сплошь покрыто декоративными элементами, отличалось масштабностью, грандиозностью и дороговизной. В советском государстве, стремившемся к коммунизму, здания в таком стиле выглядели как минимум странно. Хрущев посчитал необходимым изменить подход к архитектуре. В первую очередь, конечно, в целях экономии средств, но это подходило и по идеологическим соображениям. Функционализм стал краеугольным камнем нового строительства. Главные материалы для стройки – железобетон, стекло и металл. В отдельных случаях использовались и дорогие материалы, например мрамор – для облицовки зданий (ракушечник и песчаник были более популярными материалами). Но чаще всего здания оставляли с “голым” бетоном.

На этом этапе зарождается один из ключевых и противоречивых компонентов советской архитектуры – массовое типовое строительство. После войны экономика СССР находилась в кризисе, и “империализм” сталинской архитектуры стал совершенно нецелесообразным. Хрущев выступал с жесткой критикой как архитектуры, так и самих архитекторов. В его глазах они занимались “художественной деятельностью”, в то время как людям было негде жить (многие советские граждане тогда проживали в бараках и коммуналках). Первый секретарь выпустил ещё несколько постановлений, на основании которых начали строить те самые “панельки”. Это быстровозводимые, прочные, дешевые жилые здания, собранные из железобетонных панелей. Было налажено производство, и за несколько лет по всему Союзу появились панельные микрорайоны. Так Хрущев фактически решил жилищный вопрос в одном из самых густонаселенных государств. Конечно, сами здания не представляли собой ничего выдающегося, многие презренно называли их “коробками”. Но нужно четко понимать запросы времени и возможности того периода. Если сравнивать это строительство с грандиозностью сталинской застройки, то можно увидеть четкую разницу. Возведение здания МГУ обошлось в сумму строительства маленького города с пятиэтажными панельными домами. Массовое строительство стало символом модернизма – новейшей идеи, где во главе стояла функциональность.

Непонятное наследие и светлое будущее

Когда людей расселили в новые квартиры, возник вопрос об идентификации микрорайонов и городов. Достичь этого можно было за счет так называемых “объектов притяжения” – это дома культуры, кинотеатры, театры и прочие постройки общественного назначения. Их строили и раньше, но новые объекты должны были вписываться в контекст панельной застройки. Для старых архитекторов необходимость решения этих задач стала стрессовой ситуацией. Сначала возник конструктивизм, который оказался не просто революционным, а самым передовым стилем в мировой архитектуре. Затем происходит насильственное уничтожение конструктивизма сталинским неоклассицизмом. И вот, почти через 30 лет, архитекторам вновь сообщают о строгой смене стиля. Нет ничего удивительного, что многие из них просто опустили руки. Благо, на смену начало приходить новое поколение архитекторов. В Союзе многие говорили, что “модернизм – это стиль молодых”. В самом деле, декоративность заменили на функциональность зданий и их практичность. Новые объекты поражали уже не дороговизной, а инновационным подходом. Речь идет о различных техниках и инженерных решениях, которые ранее казались недостижимыми. Поскольку возникла тенденция на упрощение, архитекторы пытались выражать стиль за счет формы – поэтому отдаленно советский модернизм и напоминает авангардную эпоху конструктивизма. Об этом говорят и обильное использование стекла в экстерьере, и функциональность различных архитектурных элементов (например использование солнцерезов), и т.д.

Советский модернизм – потерянная мечта (фото 3)
Панельный дом в одном из микрорайонов Алматы

С развитием технологий, усилением экономики и ростом уровня жизни, в городах начали реализовывать более смелые проекты: строили телебашни по всему Союзу, высотные здания в сейсмических зонах, проектировались полноценные ансамбли и реконструировали целые городские районы. Это стало доказательством того, что технические возможности и способности советских инженеров достигли высочайшего уровня. В проектах были грандиозные постройки, которые, к сожалению, реализовать так и не удалось. Это мы можем видеть на примере Алматы, где в районах будущей застройки начали хаотично появляться внесистемные здания, которые вносили беспорядок в унифицированный модернистский порядок. Модернизм, несомненно, развивался по всему миру, но в Союзе его развитие было уникальным в силу политических и режимных аспектов. Если в капиталистических странах при застройке соблюдались лишь какие-то регулятивы со стороны государства, то в СССР всё было строго от государства. Это сильно сковывало фантазию архитекторов, но позволяло создавать гармоничные ансамбли. Поэтому обычно планировали не отдельные объекты, а улицы, кварталы, районы, и инженеры определяли функциональную значимость таких ансамблей. По иронии, в момент, когда советская архитектурная мысль достигла своего пика, произошел распад страны. Так началась архитектурная деградация, которая продолжается и по сей день.

Модернизм в Алматы

Модернизм для Алматы стал главным стилем. Более того, к последним годам существования Союза в Алматы сформировалась одна из самых сильных архитектурных школ. Поскольку город был относительно новым и небольшим, сделать перепланировку оказалось достаточно простой задачей. Этому поспособствовала и решетчатая планировка улиц – город было удобно разбивать на отдельные районы, каждый из которых можно было застраивать поочередно. С приходом модернизма в Алматы выросли множественные жилые микрорайоны (Орбита, Аксай, Самал и т.д.). Все дома в них были собраны из железобетонных панелей и построены в рекордные сроки. Это позволило расселить в столице огромное количество граждан. Поскольку жилые районы находились далеко от индустриального и продовольственного центра, была продумана логистика. Были проложены новые пути для трамваев и троллейбусов, которые шли из новых жилых кварталов в старый производственный “центр”. Это отличный пример того, как согласно требованиям времени городское планирование может эффективно работать с новой архитектурой. Но это не значит, что эти районы были застроены одними лишь жилыми “панельками”. Во всех микрорайонах были разбиты свои аллеи, скверы и парки. Отдельно стояли кинотеатры (например, "Байконур" и "Шугла"). Были реализованы и по-настоящему масштабные проекты, такие как Дворец культуры АХБК.

Естественно, что объекты первой значимости планировались и впоследствии расположились в центре города, где проходимость была выше. Речь идет о таких архитектурных объектах, как гостиница "Казахстан", Дворец им. Ленина, Дворец пионеров, Театр им. Ауэзова, Государственная библиотека Казахской ССР. Особенно интересен в этом плане центральный проспект имени Ленина (ныне пр. Достык). Проспект буквально пестрил новейшими постройками и памятниками архитектуры. Даже панельные дома на нем были экспериментального типа. Это имело символическое значение. Проспект Ленина должен был являть собой улицу "города будущего", которым должна была стать советская Алма-Ата. Улица уходила “вверх”, к горам, к светлому будущему.

Похожие проекты развития мы могли наблюдать преимущественно в “верхней” части города. Например, рядом с АСК-2 планировалось возведение телестудий и павильонов для съемок кинофильмов. Парк от Новой площади должен был раскинуться вплоть до улицы Водозаборная (ныне проспект Аль-Фараби). К сожалению, эти проекты остались лишь на бумаге, история внесла свои коррективы. Модернисты наивно полагали, что советский народ шел к светлому будущему. До будущего так и не дошли – возможно, поэтому модернизм и остался лишь непонятым символом разбитых надежд.

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий

Больше