Поиск

Что находится внутри театра драмы им. М. Ауэзова

Архитектура, проблемы наследия и девятитонная люстра

Текст: Илья Юн

Фото: Нуртас Сисекенов


Казахский академический театр драмы им. М.О. Ауэзова всегда был "соринкой в глазу" у советской власти. В попытках унифицировать всю культуру, советы постепенно искореняли намёки на любую "локальность" и идентичность. Драмтеатр же сохранял традиционную казахскую культуру. Пьесы старались исполнять на родном языке, а постановкой занимались преимущественно казахские режиссеры. Весь этот политический подтекст обеспечил театру интересную историю. Редакция Buro. уже рассказала про нашу телебашню, теперь мы отправились в здание Каздрамы. Посмотрели на состояние  объекта архитектурного наследия, побывали за кулисами и посмотрели гримерную Асанали Ашимова.

История театра

История театра началась в 1925 году, в Кызыл-Орде. Открылся театр маленьким отрывком из казахской драмы "Енлик-Кебек", которую Мухтар Ауэзов написал в 1917 году. Когда столицу Казахстана перенесли в Алматы, Каздраме тоже пришлось переехать. Тогда театр работал в кинотеатре "Орион". Изначально партия планировала разместить его на улице им. Калинина (ныне – Кабанбай Батыра), но в итоге там разместился ГАТОБ. Затем театр переезжал из одного здания в другое. Только в 1982 году он получил своё собственное здание на улице им. Абая (изначально территория отводилась под универмаг). Проектировали его три архитектора: О. Баймурзаев, А. Кайнарбаев, М. Жаксылыков. За проект присудили Государственную премию Казахской ССР им. Ч. Валиханова. В этот же год здание внесли в Реестр памятников архитектуры.

Центральный холл, музей и хрустальные лампы

Поскольку театр включен в список памятников архитектуры, за его состоянием должны следить, сохранять оригинальный вид здания. Тем не менее уже с парадного входа видно, что здание претерпело изменения. Главные входные двери (половина из которых почему-то закрыта) сменили на новые, которые никак не вяжутся с обликом здания. А витражные окна по периметру сменили на пластиковые (раньше рамы были деревянными). Благо, внутри здания, в вестибюле, общий вид и атмосферу удалось сохранить. Это касается и рисунков из огромных мраморных блоков на полу. Из-за десятого слоя краски фактурный, резной узор на колоннах почти не виден, но теряется он, скорее, из-за фотографий, которые прибиты с четырех сторон каждой из колонн. На втором этаже театра расположено огромное фойе в 1000 квадратных метров.

В его центре висит титаническая люстра из австрийского стекла (хотя, по словам работников театра, стекло чешское) весом в девять тысяч килограмм и высотой в 15 метров. Говорят, что люстра выполнена из тысячи хрустальных элементов. Но если приглядеться видно, что в некоторых местах есть "пробелы". Во время чистки стекла и замены лампочек несколько хрустальных элементов были разбиты. Чтобы спустить все элементы люстры, требуется 1 час ручного труда двух человек. Они с помощью специальных рычагов спускают девятитонную люстру вниз. Работники театра говорят, что заменить детали никак не получится, просто потому, что не осталось тех, кто умеет работать с таким хрусталём. Светильник изготовила австрийская фирма Kalmar, она до сих пор занимается производством светильников из стекла (именно Kalmar занималась воссозданием люстр 1840 года в Эрмитаже, в Санкт-Петербурге).

Каждая стена, каждая колонна – всё украшено резными геометричными деталями, деревянный пол инкрустирован казахским узором (паркет недавно меняли, но сохранили оригинальный узор). На одном из балконов виднеются огромные барельефы Геннадия Завизионного и Яна Нимеца. На самом деле архитекторы планировали декорировать интерьер ещё богаче, но тогда Москва готовилась к Олимпиаде, поэтому почти все дорогостоящие материалы увозили в Москву.

На последних этажах расположился музей театра. Несмотря на спорную организацию пространства, в музее много интересных экспонатов для любителей советской истории. Здесь развешаны оригинальные театральные афиши, эскизы костюмов и наброски декораций. Так можно ознакомиться не только с историей музея, но и с работой дизайнеров советского периода. Отдельными экспонатами выставлены костюмы, разный реквизит и оригинальные макеты декораций.

Театральный зал и закулисье

Главный зал театра рассчитан на одну тысячу зрителей. Стены прорезают большие пилоны, которые скрывают расположенные у основания светильники. Над задними рядами нависают два яруса балконов с красивыми выступами. Они украшены деревянным узором, внутри которого на самом деле спрятана вытяжка. За большой сценой и тяжелыми шторами спрятаны складские помещения, где хранятся используемые декорации. Если прогуляться по этим коридорам, то можно найти волшебный лес, пару зданий (в реальном размере), колесницы и другой реквизит. Все остальные служебные помещения отведены под гримёрки – целых три этажа гримёрных помещений. Здесь даже можно найти личную комнату Асанали Ашимова. Также под театром находится большой склад, из которого на грузовом лифте перевозят декорации. К сожалению, нас туда не пустили, потому что на месте не было работников, которые отвечают за склад.

Проблемное наследие

Несмотря на удовлетворительное состояние залов и фасада, с архитектурным объектом возникает целый ряд проблем. Мы попали сюда во время проведения детской ёлки. И это хорошо, что пространство театра не простаивает, а используется для альтернативных мероприятий (его также часто используют для проведения балов). Проблема – в полном отсутствии контекста при декорировании. В некоторых уголках зала стоят картонные камины. Масштаб и композиция главного зала "убиты" новогодней ёлкой и шарами, которые закрывают обзор люстры и барельефов. То же самое касается и непонятных флагов на пилонах снаружи театра. Они не несут никакой функции, в них нет смысла. Это просто набор флагов случайного цвета, которые портят общий вид архитектурного памятника. Более того, по всему театру развешаны портреты заслуженных артистов Казахстана, разные исторические снимки. Они бы смотрелись к месту, например, в музее театра, но сейчас они просто портят интерьерную композицию здания.

Ещё один непонятный момент – доступ к балконам. По каким-то причинам все двери на балконы закрыты, и ни у кого нет ключей. А ведь балконная терраса проходит по всему периметру театра, а это дополнительные рекреационные помещения. И только с балконов можно детально рассмотреть массивные светильники из кованого металла. Верхние этажи и музей также закрыты для обычных посетителей (говорят, что на время гастролей их открывают). Так по всему театру стоят какие-то странные преграды и запреты, ни один турист не может свободно зайти в здание (охранники очень сердитые, они любого прохожего выпроводят из театра сиюминутно). Большую часть времени здание просто закрыто, несмотря на статус архитектурного памятника. Даже в нынешнем состоянии здание может быть центром притяжения для любителей брутализма, модернизма или советской истории города.

Театр всё же старается сохранять своё наследие, но иногда это приводит к  возникновению абсурдных ситуаций. Например, колонны внутри здания были выполнены из ракушечника. Это пористый материал с глубокой фактурой, обычно розоватого оттенка. Каждый год эти колоны белят обычной краской, из-за чего фактура ракушечника почти полностью пропала, только в некоторых местах сохранились поры (за несколько лет наслаивания краски фактура колонн деформировалась). Это можно очень легко исправить пескоструйным аппаратом – сбить краску и покрыть ракушечник специальным раствором (как было сделано на здании, расположенном на пересечении проспекта Назарбаева с улицей Курмангазы). То же самое касается и ракушечника, которым облицовано здание театра.

И если парадную часть как-то пытаются восстанавливать и сохранять, то остальные части здания театра довольно запущены. Где-то обвалился мрамор, где-то пошли трещины. Где-то нелепо покрасили само здание (угловое помещение для администрации зачем-то выкрашено в розовый цвет), где-то строители закрасили декоративные полосы из алюминия. Почти по всем служебным коридорам положили дешевый линолеум. А сами гримёрные больше похожи на номера отелей конца девяностых. Например, личная комната Асанали Ашимова могла бы стать музейной, но из-за плохого ухода теперь не представляет никакой исторической ценности.

В этой кассе в советское время выдавали зарплату работникам театра

 

Из чего сделан театр

Смотря на пол за кулисами можно видеть, как в театре одно поколение сменяло другое. Сначала лежит черный ковролан, под ним – какой-то персидский ковер, под ним – слой линолеума, а под линолеумом – уже оригинальный паркет. Этим же паркетом покрыты верхние этажи основного зала. Потолок в этом же зале выполнен из анодированного алюминия. В отделке преимущественно используется мрамор, который гармонично сочетается с мангистауским ракушечником. Внутри театра сохранилось очень много оригинальных перил, которые были сделаны из разных пород дерева. На фасадной части здания можно видеть рельефные мраморные плитки, которые образуют геометрический узор, а каждую широкую полосу "разбивают" полосы алюминия.

 

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Больше