Поиск

Мы с друзьями решили открыть свой бар: почему алматинцы ударились в рестораторство

Мы с друзьями решили открыть свой бар: почему алматинцы ударились в рестораторство

Текст: Катерина Милославская


2012-2014 год. В Алматы буйным цветом цветет культурная жизнь – запускаются фестивали современного искусства и кино, на недели моды приезжают журналисты из международных изданий, выпускаются новые журналы, открываются архитектурные агентства, цветочные магазины, концепт-сторы, нишевые бутики, арт-пространства, модельные агентства, запускаются вечеринки, появляются новые имена в музыке, фотографии, моде и искусстве. Город, известный как культурная столица, снова ею стал после кратковременного затишья, произошедшего в нулевые. 

6-8 лет назад мало кто в Казахстане говорил о креативной экономике –  попытки делал Британский культурный совет, но масштаба однозначно не хватало. Не зря именно Британский – Великобритания считается лидером в этом секторе. Музыка, искусство, кино, театр, литература, архитектура – ежегодной десятки тысяч людей устремляются за этим на просторы туманного Альбиона и в другие европейские страны, несмотря на кризисы и нефтяные обвалы. В 2010 году в отчете ПРООН было обозначено, что креативная индустрия успешнее противостоит кризису, чем традиционные индустрии. В докладе ЮНЕСКО от 2013 года креативная экономика рассматривается как один из наиболее быстро растущих секторов мирового хозяйства не только с точки зрения получения дохода, но и создания новых рабочих мест и увеличения объема экспортных поступлений. Так, середина двадцатых годов в Алматы ознаменовалась небывалым ростом культурной и креативной активности – как в предпринимательском, так и в творческом сегменте. 

Для того, чтобы создавать творческую индустрию, необходимы кадры. Если первая волна "болашаковцев" в конце 90-х покрывала потребность страны в основном в госработниках и управленцах, то поколение помладше уже получило более широкие возможности. Многие, отучившись на экономистов и юристов, продолжили обучение в магистратуре по зову сердца, предпочитая творческие специальности, тем более что этому способствовали экономические условия. К началу двадцатых годов эти специалисты постепенно стали возвращаться в Казахстан и, несмотря на кризис, предпочитали реализовываться в креативных сферах. Они начали внедрять в жизнь родного города то, что им удалось "подсмотреть" в европейских странах – будь то техно-вечеринки, новые журналы или концептуальные магазинчики. 

Мы с друзьями решили открыть свой бар: почему алматинцы ударились в рестораторство (фото 1)

Новая эпоха модной индустрии (которая началась с запуском новых изданий – от Look.tm до Boulevard), началась в 20-х. Ее можно связать с именем модного фотографа Яна Рея. Аян Мейрамгазин (Ян Рей) отличался деловой хваткой: запустил модельное агентство EAT Models с бывшим одногруппником Сергеем Мальцевым (о нём ещё можно будет упомянуть отдельно) и моделью Саидой Адиловой, чуть позже занялся MBFWAlmaty и даже открыл марку одежды, которая не просуществовала больше пары сезонов. Будучи первым во многих проектах, он же первым и попрощался с креативной сферой. Началом конца креативной индустрии можно считать запуск бара "Туыскан" в здании кинотеатра "Целинный". "Мы просто посчитали, сколько денег мы тогда тратили в баре "Ракета", и поняли, что нам будет дешевле открыть свой бар", – рассказывает Аян. Так, собственно, и начинались истории всех последующих баров. Первый "Туыскан" был сделан на коленке, но это подкупало – плохие коктейли и шипящие колонки не портили веселья. Сергей Мальцев, начинавший с EAT Models, ударился в тяжелую гастрономию – ресторан "Шеф" взлетел, за ним последовали "Печь" и "Загс". Понемногу лучшие умы творческой сферы Алматы начали утекать в мир коктейлей, бургеров, хот-догов и вечеринок.

В послужном списке у Натальи Тян много проектов – от кондитерской с капкейками до издания журнала Étage и рекламного продакшена. Несколько лет назад она променяла издательский бизнес на PR-службу в ресторанной сети ABR, где успела сделать фестиваль Weekender, перезапустить "Публику", которая так и не воскресла после гибели бара "Ракета", и стать партнером в ресторане COCO. "Креативный класс потому и креативный, что ему нравится видеть результаты своей работы. В стране, где культурный сектор находится в упадке после кратковременного подъема, ресторанный и барный бизнес остается единственным оплотом, где можно проявить фантазию и увидеть выхлоп непосредственно от этого. Мне кажется, нашему ресторанному сектору очень повезло, что туда вовремя прибежали креативщики из разных сфер – он стал гораздо живее и интереснее", – рассказывает она. 

Отдельного упоминания точно заслуживают бары, благодаря которым и появился мем – пожалуй, вряд ли у кого в городе найдется знакомый, который ещё не открыл с друзьями свой бар. Одним из прародителей можно назвать бар DK, почивший ещё в 2012 году, но ставший первым прообразом "бара, открытого с друзьями". ATABAR – маркетолога Василия Чепкасова, Le Jañbyr – актрисы Айсулу Азимбаевой, предпринимателей Рустама Кужагалиева, Болата Искакова и Ислама Абдукапарова, Circle – архитектора Бекзата Аманжола и его коллег, Shivers – музыканта Архата Амангельдина и бармена Владимира Ворожбитова, Late Night Show – создателей Campit.kz Навида Али, Ержана Алдабергенова и Павла Кингушанова, "Музкультура" – фотографа Олега Зуева и музыканта Electric Child, Powder – художников Мики и Бахтияра Беркиных – вот краткий список тех, кто за последние пару лет стал ударником барной тусовки Алматы. 

Архитектор Бекзат Аманжол видит в этом социально-экономические причины: "Сейчас в стране происходит активная внутренняя миграция – большое количество людских потоков перемещается в города, народ нуждается в способах проведения времени, бары отлично справляются с поставленной задачей. Также очевидно, остальные секторы экономики сегодня не так привлекательны, как HoReCa, поэтому инвестиции идут туда, где виден максимально быстрый выхлоп". 

Мы с друзьями решили открыть свой бар: почему алматинцы ударились в рестораторство (фото 2)

В целом Алматы поддерживает мировой бум барной индустрии, который начался несколько лет назад. "Барная индустрия развивается очень активно сейчас по всему миру и в Алматы тоже. Предложения наших баров могут не отставать от предложений баров, входящих в The World's 50 Best Bars, а иногда даже превосходить их по уровню альтернативной подачи. И хотя за последний год открылось много новых мест, множество ниш ещё не закрыто – это, например, рюмочные, или бары-клубы, где можно проводить время допоздна. До сих пор можно услышать слова: "Тусить/пить негде". Это создает благоприятные условия для развития сферы, потому что люди открывают места, которые подходят для них и для их круга", – рассказывает Рустам Кужагалиев, который сейчас открывает новый проект Blue Bar. 

Что будет с этим трендом дальше? Учитывая посткарантинные реалии, самый быстрорастущий сегмент МСБ уже серьезно пострадал. "С точки зрения экономики, маленькие бары сейчас вполне себе – предприятия, хоть и с не очень платежеспособной, но довольно массовой аудиторией. Там весело, но людям старше 27 там зачастую некомфортно. Ресторанный бизнес, даже если это маленький бар для друзей – это тяжело, утомительно, но увлекательно. И те, кому удается выдержать первые два месяца работы заведения, не утонув в долгах, остаются в этом бизнесе надолго. Заблуждения про бизнес как веселье и кутеж + молодецко-юношеский энтузиазм и дают в результате множество новых заведений, которые далеко не всегда становятся успешными. Le Janbyr — настоящее явление на нашем рынке. Late Night Show и Shustov в связке с Andric & More, Karwai и Cirlce превратили скучнейший отрезок улицы в тусовый променад. А открытие Blue Bar в пространстве бывшего узбекского посольства внесет свою лепту в появление полноценного креативного кластера в Алматы. Наиболее интересен в этом плане кейс Late Night Show. Вряд ли ребята планировали, что "отожмут" аудиторию "Жанбыра", и вряд ли думали, что у них будут гесты уважаемых барменов и спецпредложения от крупных алкогольных брендов. Поначалу это выглядело исключительно как дружеские посиделки с пивом под музыку. А потом понеслось. И вот тут, если у владельцев всё в порядке с головой, и успех не вскружил, а направил, – тогда бар начинает развиваться. Если же нет – закрывается. При всём уважении к "Жанбыру" как к явлению и концепции, мне представляется, что причиной закрытия стала именно провальная операционная работа", – подытоживает автор телеграм-канала "Гастробайтер" Андрей Съедин. 

Если вечером в пятницу или четверг очутиться на отрезке проспекта Назарбаева между улицами Кабанбай батыра и Богенбай батыра, становится понятно, что веселье сегодня – самая ходовая карта, которую будет выгодно разыгрывать ещё долго. Огромные массы людей возраста от 18 до 35 лет перетекают из одного маленького бара в другой, а после закрытия отправляются делать кассу таким культовым круглосуточным заведениями, как "Ракса", до тех пор, пока по их душу не приедет оперативно вызванный наряд полиции. Несмотря на действующие карантинные ограничения, очевидно, что люди, даже при сниженной покупательской способности, готовы платить за досуг и социализацию, которых они были лишены в течение нескольких месяцев. А это значит, что рестораторы точно будут жить. 

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий

Больше