Поиск

И оказалось, что Бог – это белка

И оказалось, что Бог – это белка

Галина Рыжкина рассуждает о том, почему в Алматы устанавливают 12- метровую скульптуру белки и что она может обозначать

Текст: Галина Рыжкина


"Нет. Этот город не для психоделиков. Здесь слишком кривая реальность..." – Страх и ненависть в Лас-Вегасе


"Культура – это новая нефть". Не знаю, кто и когда первым произнес эту очевидную сегодня истину. И хотя для остального Казахстана она до сих пор сродни откровению мудреца, два передовых города страны в последние годы наращивают мощности в освоении этой новой нефти. Мы хотим чувствовать себя жителями мира, а не провинции, и городам нужны деньги, а на культуре можно и нужно зарабатывать. Ухватившись за мировые тренды, казахстанские предприниматели и чиновники включились в борьбу за "деньги на культуру". Показалось, что все достаточно просто. Поменяй формат мероприятия с масштабного форума на камерную лекцию, сделай городской фестиваль искусств вместо концерта ряженых с баурсаками на площади, – и подует ветер перемен, и от такого новаторства воспрянет и чахлый акиматовец, и активный горожанин. И Капчагай станет Коачеллой. Лекции по истории искусств из Википедии – от голландцев до сюрреалистов, городской фестиваль современного искусства в Алматы, городской фестиваль искусства в Астане, книги, не имеющие отношения к литературе, театральные постановки, не имеющие отношения к театру, гастрономические праздники, музыкальные фестивали, фестивали кочевников, фестивали номадов, Национальный день домбры, "Арыстанбек Мухамедиулы написал музыку", Венсан Кассель, Рухани Жангыру... Дальше – только Burning Man в Чуйской долине. Но прежде, как предвестник эпохальных культурных перемен, в Алматы появилась 12-метровая статуя белки, которая также символично со временем исчезнет, как весь этот бум на культуру.

unfurling energy

Несколько лет назад я попала на первый фестиваль современного искусства на бульваре Нуржол в Астане. Тогда столица включилась в гонку за культурными событиями, и это были ее первые, прямо скажем, "блины". Включилась вслед за ArtBat Fest, у которого полно своих таких же, но их тактично принято списывать на особенности и неприхотливость паблик-арта. Фестиваль в Астане был похож на цирк, где перформанс творили какие-то привезенные уличные артисты. В пространство узкого бульвара, зажатого небоскребами и офисами, и без того до дури напичканного уличными фонарями, резными урнами, национальными узорами на всех столбах, скамейками, "конями" и странной парковой скульптурой, организаторы умудрились "вписать" инсталляции художников, сцену для выступлений, рекламные билборды ЭКСПО и еще бог знает что.

Добавляли сюрреалистичности лотки с мороженым и напитками. "Это инновации. Не в чистом виде арт, но и технологии... Мы сделали самую важную вещь – народ счастлив..." – по-ленински отчитывались тогда организаторы. Я, простите, не видела там ни арта, ни технологий. Отчетливее всего были видны бюджетные деньги. В прошлом году хваткие деятели искусств и предприниматели занимались обустройством ЭКСПО. Не сильно вдохновленные работой над государственным проектом, они все же пытались придать жизни и смысла той, такой же временной затее. Между Национальным павильоном и павильонами участников гротескно встала скульптура Эндрю Роджерса Unfurling Energy. Очень красивая и тонкая, правда. Но вокруг нее все было "не то". Вот в чем суть. Искусство не живет вне контекста, а объекты паблик арт – вне пространства, в котором  они установлены. Блестящий цветок англичанина Роджерса смотрелся неуместно на помпезном открытии всемирной выставки. Я представляю, как нелепо он выглядит теперь.

Белка Алекса Ринслера не вызвала бы столько разговоров, стой она в другом месте, в любом соседнем парке. Это не она – уродка. Белка подчеркивает уродство вокруг. Она делает нелепость "Атакента" выпуклой, такой огромной, что промолчать невозможно. Будет ли это скульптура Джеффа Кунса или Аниша Капура, в двадцать раз дороже,  – будет то же самое уродство. Как только борьба за культуру стала борьбой за деньги на нее, процесс перестал быть естественным. Так у нас происходит всегда и во всем, как только появляется проклятое "освоить средства". Уходит логика, исчезает всякий смысл. Мне тоже предлагали принять участие в очередном городском фестивале. Всего-то надо было – создать зону fashion: поставить пару лотков с одеждой дизайнеров. Зачем, для чего – эти вопросы уходят на второй план, когда авторы культурных инициатив руководствуются исключительно цифрами.

При этом на актуальные выставки современных казахстанских художников денег по-прежнему никто не дает; их не дают на исследования, без которых ни искусство, ни культура в целом не будут развиваться. Со времен ЦСИ Сороса не появилось ни одной серьезной институции, поддерживающей современное искусство, ни частной, ни государственной. Как не появилось ни одного коллекционера или мецената, который соцреализму предпочтет совриск. Как много современных художников сегодня выставляются в Нацмузее? А скольких казахстанских кураторов вы знаете?

Когда алматинские интернет-пользователи устроили порку несчастной белке, кто-то в комментариях написал, что это говорит о "низком культурном уровне" горожан. Мне все же кажется, низкий уровень здесь только у попыток этих горожан окультурить. 

*Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

Оставьте комментарий

Больше