Поиск

Культурная революция: Чему Алматы стоит поучиться у Киева?

Культурная революция: Чему Алматы стоит поучиться у Киева?

Как жить в кризис

Текст: Катерина Милославская


Фото: Blck box
Фото: Павел Шевчук

Два года прошло с событий на Майдане. Как изменился Киев? Почему здесь теперь танцуют в шесть утра и как офисные менеджеры стали заниматься творчеством? Журналист Катерина Милославская побывала в Украине спустя два года после революции и поняла, что Алматы стоит поучиться у Киева способности красиво и культурно выживать в кризис. Об этом она и написала в своей колонке для Buro 24/7

"Ты не представляешь, как они здесь тусуются. Здесь все по-другому", – с такими словами меня встречает подруга в коридоре. На часах – полдень. "Народ собирается часам к 6–8, и вся движуха происходит преимущественно утром, – вдохновенно продолжает она, готовясь отойти к дневному сну. – Мне кажется, это правильно, режим будто бы даже и не нарушается". Алматинцам, привыкшим покидать заведения самое позднее с рассветом, не понять. Но арт-клуб Closer – место, которое владельцы позиционируют как галерейное пространство и клуб, после кризиса взял звание "Мекки клубной культуры Киева". Услышав, что это чуть ли не местный "Бергхайн", я решила, что обязательно сюда попаду.

Культурная революция: Чему Алматы стоит поучиться у Киева? (фото 1)

Несмотря на кризис, Киев тусуется активно. Активно и со вкусом. Город захлестнула новая волна техно, стихийных рейвов, революционных настроений и интереса к клубной культуре. На фоне общего финансового кризиса в стране, продолжающейся войны на востоке и безработицы в городе один за другим открываются бары и небольшие клубы, вечеринки собирают все больше людей (что обычно и бывает в кризисные времена), а музыкальная сцена пополняется новыми именами.

 

 

Конечно, покупательская способность снизилась, владельцы заведений и бизнесмены поняли это раньше всех, ведь на развлечениях начинают экономить в первую очередь. Тот же самый Closer начал функционировать еще до кризиса, по стилистике это место – нишевое, и убыток оно понесло немалый. Но судя по тому, что сюда продолжают приезжать топовые европейские диджеи, а на вечеринках все также царит ажиотаж, клуб продолжает держать марку и удерживать аудиторию. Сооснователь Closer Сергей Яценко объясняет происходящее тем, что, оставшись без денег, люди отдались тому, чем давно хотели заниматься.

Культурная революция: Чему Алматы стоит поучиться у Киева? (фото 2)

Сначала в Киеве начались массовые увольнения, а оставшимся работникам настолько урезали зарплаты, что протирать штаны в офисе многие посчитали просто постыдным и решили использовать это время с пользой. Новые проекты, которые были запущены здесь после революции, стали гораздо проще и ближе потребителю. Из искусства стали уходить профессионалы рынка – меценаты и покупатели, финансирование серьезно сократилось, искусство, музыка – все стало буквально простым, жестким, социальным, политизированным и перешло из коммерческих галерей в новые андерграундные. "Художник должен быть голодным" – этот тезис исчерпывающе отписывает то, что происходит сейчас в Киеве. Клубная культура оказалась в более сложном положении. Крупные заведения, собиравшие толпы, имевшие влияние, те, которые могли позволить себе экспериментировать с жанрами и лайнапом, теперь закрыты. А новые – настолько малы, что их вклад пока практически незаметен. Но они не просто есть, с каждым днем их все больше и больше.


 

Мне всегда казалось странным то, что в тяжелые времена люди начинают обращаться к искусству. Но эта пролетарская неотесанность не смогла помешать мне пройти мимо галерей, арт-пространств и мини-музеев, рассыпанных по всему Киеву. Только вокруг Андреевского спуска в старом центре города помимо дома-музея Булгакова находится не менее пяти выставочных пространств – многие открылись совсем недавно, и их площадь не превышает размеров комнаты площадью 30 квадратных метров. Там можно найти все: от скетчей, нарисованных ручкой, до странных сооружений из мусора и вещей повседневного быта. Но впечатлили меня вовсе не они, а люди, которые беспрестанным потоком входили и выходили, устремляясь от одной галереи к другой. Подобное ощущение я испытала в Алматы, когда узнала, что на большинство спектаклей театрального фестиваля "Откровение" билеты были проданы за несколько дней.

 

 

Несмотря на кризис, в Киеве стала развиваться гастрономия. Как же круты эти веганские забегаловки, с фалафелями, смузи и питами. Все они опять-таки появились совсем недавно, но почти моментально завоевали не только тех, кто увлекается духовными практиками, но таких же, как и я, верных приверженцев мяса. В одном из таких мест я попробовала удивительную вещь сейтан, "мясо", изготовленное из пшеничного белка или клейковины, в комплекте с песто, салатом и маисовой лепешкой. Воспоминания об этом гастрономическом чуде преследуют меня до сих пор. Хозяева ресторанчика – молодые ребята, искренне любящие хорошую музыку, здоровую пищу и качественный дизайн. Последний заслуживает отдельного внимания несмотря на крохотную квадратуру, почти каждую неделю здесь проводятся съемки для журналов и клипов. Один из них снимали прямо при нас.

 

 

Те, кто не хотят вкладываться в свой стартап вроде коворкинга или веганской кафешки, инвестируют в себя. С этим в Киеве тоже нет проблем. Не зря украинские специалисты оказались очень востребованы на казахстанском рынке. Один из моих новых знакомых увлекается видеодизайном и создает очень крутые вещи. Как оказалось, те самые красивые и оригинальные гифки, которыми мы ежедневно захламляем Фейсбук, – плод кропотливой работы. Насмотревшись на эти удивительные вещи, мы отправились на открытие школы креативных индустрий, где на полтора часа погрузились в мир 3D-маппинга, аудиовизуализации, виджеинга. Все это – взаимодействие звука, картинки и движения. Смысл в том, что креативные индустрии больше не принадлежат просто фотографам, графическим дизайнерам или просто операторам. Все это – уже технологии. Помните фантасмагорический показ adidas Originals by White Mountaineering, прошедший в рамках Питти Уомо в этом году? Страшно вообразить, какая сложная техническая база стояла за несколькими минутами перформанса.

Культурная революция: Чему Алматы стоит поучиться у Киева? (фото 3)

Сегодня успех модной индустрии, и не только ее, напрямую зависит от технологий. И украинцы это прекрасно понимают – если бы это было не так, нам бы не пришлось стоять в толпе на лекции в течение полутора часов. В Казахстане такими вещами занимаются на государственном уровне (например, подсветка того же Байтерека после парижских событий – это 3D-маппинг), но какие это открывает возможности креативным профессиям, тем же рекламщикам, представить трудно.

 

 

Выживает сильнейший, а сегодня это – самый креативный. Это подтверждает и украинский глянец. Я познакомилась с главным редактором Harper's Bazaar Ukraine Анной Земсковой и шеф-редактором digital-версии L'Officiel Дарьей Заривной. Несмотря на глубокий кризис, оба этих издания продолжают активную работу и поставляют на рынок качественный продукт. Хотя за последние два года в Киеве закрылась масса изданий – Esquire, Men's Health, National Geographic, Prevention, Sensa, Casaviva, Домашний Очаг, "Коммерсантъ" Украина. Велись разговоры об отзыве лицензии у Forbes Украина, но издание продолжает выходить, как и ежеквартальное дополнение к нему Forbes Woman. Как говорят, последний номер Esquire Ukraine с Ярошем (украинским общественно-политическим деятелем националистического толка) на обложке стал культовым. Из мужских изданий на рынке остались L'Officiel Hommes, XXL, Maxim и Playboy. Но онлайн-издания продолжают жить. "По моему глубокому убеждению, делать в украинском Интернете такой выхолощенный строгий глянец, каким должен быть L'Officiel, смерти подобно, – говорит Даша. – Мы стараемся избегать привычных для глянца формулировок "must-have", "it-вещь" и так далее, апеллируя к думающей аудитории, которая не воспринимает на веру приставки must. Активно используем нативную рекламу и практически полностью отказались от прямой рекламы, баннеров и подложек". 

И с ней трудно не согласиться. Когда рынок уменьшается на глазах, а потребитель становится более искушенным (у кого из нас не стоит AdBlocker?), выплывающий баннер или откровенная заказная статья никому не интересны. Как сказала Даша, сейчас время натива и редакционных спецпроектов, рекламы – креативной и изощренной.


⛪️

Фото опубликовано Катерина Милославская (@cat_miloslavskaya)

 

С украинскими дизайнерами происходит то же самое. Я попала на киевский pop-up store, который по размерам в несколько раз превышает алматинский. Три этажа площадью 150 квадратных метров под завязку забиты рукодельцами всех мастей – от бородача с восхитительным джемом с перцем до корнеров с бельем, сделанным вручную. Украинским дизайнерам политический и экономический кризисы сыграли на руку – и парню, торгующему казацкими трусами, и тем, кто делает вышиванки. Сейчас одеваться в одежду украинского производства очень модно, как и у нас, что не может не радовать. Особенно ярко это видно по вышиваночному буму – их в Украине не делает только ленивый, экспериментируя с формой и кроем. Всем известна история Виты Кин, оригинальные модели которой закупают байеры и стилисты по всему миру.

Уезжать не хотелось. Киев – безумно вдохновляющий город, и дело, как всегда, в людях. Нужно запомнить это настроение, ведь то, что сейчас переживаем мы, не сравнится с тем, что переживают украинцы. Но киевляне не опускают рук, потому что решили для себя: "Хуже уже не будет, терять нечего". А значит, действовать – не страшно. И вы не опускайте. Если на что-то решаетесь, сейчас – самое время.