Поиск

Алматинский креативный класс: Люди, которые меняют город

Алматинский креативный класс: Люди, которые меняют город

Новая элита?

Текст: Галина Рыжкина


Еще в начале нулевых блестящий американский социолог Дэвид Брукс после долгих наблюдений открыл новый человеческий вид. Его ироничный труд про "Бобо" стал бестселлером по всему миру, а в спорах и анекдотах про хипстеров, которые начались еще в 60-х, вроде поставили жирную точку. До нас все доходит не сразу, но в Алматы тоже перестали шутить про модных горожан, что предпочитают пластику – бумагу, отелям и турагентствам – хостелы на Airbnb, а работе в банке – более жизнерадостные занятия. Галина Рыжкина и вовсе утверждает, что они, а не классический казахский бизнес и есть наша единственная надежда на светлое будущее

 

“Наибольшего успеха добивается тот, кто способен сделать продукт из эмоции или идеи”. 

 

Когда Дэвид Брукс констатировал новый курс развития экономики и обрисовал миру новую американскую элиту, в нефтяном, как казалось, не бедном Казахстане, над хипстерами посмеивались. Слабо кто представлял, что это за типаж городских жителей в бесформенных однотонных парках, с ироничным отношением к традиционным ценностям странного казахского капитализма – джипам, квартирам в кредит и астанинским рабочим кабинетам. Тогда еще в Алматы не открывали одно за одним культурные пространства и магазины с пластинками. Хорошенькие блондинки еще не создавали цветочных магазинов с простым названием "Гулдер", в кофе только начинали разбираться, а своих мобильных приложений в Казахстане и в помине не было. 

Когда Дэвид Брукс констатировал новый курс развития экономики и обрисовал миру новую американскую элиту, в нефтяном, как казалось, не бедном Казахстане, над хипстерами посмеивались

За последние несколько лет вопреки экономическим встряскам в Алматы сформировалась новая прослойка граждан. Этот пока еще маленький креативный класс – первая в стране социальная группа, которую не определяет уровень доходов. По крайней мере, строго. Среди них есть богачи, есть люди со средним достатком, есть студенты и молодежь, которая платит за аренду квартир, но статус и деньги здесь впервые не играют главную роль. Общим стало простое желание – жизнь в этом городе может быть лучше и делать ее такой нужно самим. Маленькие кофейни, концептуальные бары, мебель ручной работы, товары для дома, одежда местных дизайнеров, пекарни, галереи, культурные пространства, и хотя караоке и кальянных в Алматы еще много, креативные горожане потихоньку вытесняют их из центра на окраины. Главные улицы занимают кофейни вроде Coffee Top предприимчивой пары из Караганды, бары "Кино" и Pinch, галерея #pepelsneg, культурное пространство Aurora, и недавно открывшиеся Art Lane и ArtХаус.

Алматинский креативный класс: Люди, которые меняют город (фото 1)

 

Этот пока еще маленький креативный класс – первая в стране социальная группа, которую не определяет уровень доходов

Книгу Дэвида Брукса перевели на русский язык только в 2013 году. К этому времени уже ни у кого не вызывало сомнений его феноменально точное открытие – Америка меняет элиту. Родственные связи, богатство по рождению, белые WASPы больше не занимают главных кабинетов и страницы свадебных объявлений в "Нью-Йорк Таймс". Протестантская элита уступила власть образованному, просвещенному классу, который не торгует нефтью и недвижимостью и сторонится корпораций. Он начал менять саму экономическую систему, поставив рядом с финансами и природными ресурсами знания, тот самый интеллектуальный капитал и технологии. Решающую роль в его становлении сыграла контркультура 60-х с ее ценностями свободы, равноправия и стремления к индивидуальности. Но ничего бы не было без революции в системе образования. Ее инициировали в Гарварде еще после Второй мировой войны, когда из школы для американской элиты он стал школой для умных, талантливых и усердных американцев. Современный креативный класс от той эпохи получил это право на лучшее образование и немного романтизировал ее протестность и радикализм. 

Родственные связи, богатство по рождению, белые WASPы больше не занимают главных кабинетов Америки и страницы свадебных объявлений в "Нью-Йорк Таймс". ПротестанТская элита уступила власть образованному, просвещенному классу

То, что в США когда-то давно поменяли университеты, в Алматы спустя много лет делают интернет и открытая информация. Исчезли всякие барьеры, знания стали как никогда доступны, а вместе с модой на журналы Kinfolk и Monocle пришли их культура и ценности – любовь к осознанному, созидательному труду, свобода выбора, антиконсьюмеризм, культ на товары, сделанные руками, и продукты с идеей, "помещенные в некий философский контекст", как называет их Брукс. Право на ведение бизнеса – больше не является ничьей привилегией, в центре этого города процветают только конкурентоспособные, гибкие, современные концепции, в основе которых простые ценности, без претензий на уродливую элитарность. Само это слово "бизнес", пришедшее в Казахстан с первыми коммерческими ларьками, олигархами и приватизацией, со временем даже стало носить какой-то оттенок безвкусицы. Поэтому алматинские кондитеры, флористы, дизайнеры, владельцы архитектурных бюро, галерей и ресторанов занимаются делом, а не бизнесом, и называют себя предпринимателями. Предприниматель Настя Гончарова скоро запустит в городе качественный стрит-фуд, предприниматель Аскар Байтасов открыл новый итальянский ресторан, Experimentarium и студия Compote выходят на другие рынки, Оксана Ким-Флайоск "поставила на ноги" маленькую пекарню, Таня Найзагарина превратила идейный Almaty Pop-Up Store в коммерчески успешный проект, а Арсен Рысдаулетов первым открыл для молодых алматинцев интерес к сельскому хозяйству. Вокруг предпринимателей, вокруг любой творческой инициативы и интересного дела собираются люди разных профессий, и это сообщество становится больше, качественнее и, я искренне надеюсь, влиятельнее. 

Алматинский креативный класс: Люди, которые меняют город (фото 2)

 

В центре города выживают только конкурентоспособные, гибкие, современные концепции, в основе которых простые ценности, без претензий на уродливую элитарность 

В июле группа алматинцев объявила о запуске экспериментальной программы Social Farm Agropark. Цель инициативы – заниматься сельским хозяйством и помочь в этом всем желающим. Владельцы агрофермы имеют все необходимое – от земли и техники до знания маркетинга и основ создания продуктовых брендов. Наконец-то горожане оставляют офисы и отправляются осваивать землю, которую они одно время бешенно и бездумно скупали. Знания и интеллект когда-нибудь должны были одержать победу над примитивными спекуляцией и жаждой наживы. Может быть, это теперь даст толчок бурному развитию всей отрасли сельского хозяйства, которого так давно и не очень успешно добивается государство.

Осознанное потребление, экологически чистые продукты, здоровый образ жизни – это базовые ценности новых горожан. Маленькие рынки с вялеными помидорами, сыром, руколой, пучками мяты, джемами по редким рецептам и свежим медом давно появились в самых престижных районах мегаполисов по всему миру. Фермерство теперь – это образ жизни, целая идеология. И несет ее креативный класс, а не государство, хотя, честности ради, культуру воскресных фермерских рынков в казахстанских городах ввели акиматы. Но они мало чем отличаются от обычных базаров и называются то ли ярмарками сельхозпродуктов, то ли сельхозпроизводителей. Между такой ярмаркой и "фермерским рынком" в представлении творческого горожанина – пропасть. 

Горожане оставляют офисы и отправляются осваивать землю, которую они одно время бешенно и бездумно скупали. Когда-нибудь Знания и интеллект должны были одержать Победу над примитивными спекуляцией и жаждой наживы

Алматинский креативный класс: Люди, которые меняют город (фото 3)

Этим летом случилось еще одно важное событие, которое заставляет видеть в этой прослойке алматинцев не просто жителей одного города, а сплоченную группу. Независимый интернет-журнал Vласть собирались закрыть из-за финансовых проблем, редакция объявила об этом в социальных сетях, и случилось что-то невероятное. Устав смеяться над хромыми заголовками информагентств, часть казахстанского общества (а в большинстве это все же были жители Алматы) взяла на себя обязательства содержать ресурс, чтобы защитить его и такую редкую сегодня независимость. Речь идет не о разовой финансовой поддержке, а о постоянной, за счет подписки и попечительского совета, в который вошли совершенно разные люди. Такие коллективные решения способны принимать все-таки только в сознательном и сплоченном обществе. 

Алматинский креативный класс: Люди, которые меняют город (фото 4)

У ученых есть много вариантов постиндустриального развития мира – от страшных до чудовищных. А вот один из самых мягких и приятных прогнозов связан с социальным предпринимательством. "Еще 50 лет назад символом технологий и общественного процветания был американский Детройт", – говорит один из основоположников такого предпринимательства Билл Дрейтон и утверждает, что "его участь ждет любое сообщество и страну, которая не сможет принять идеологию "каждый способен на изменения".  

Эпоху, когда бездумное потребление меняется на осознанный выбор, желание заработать для себя совмещено с пользой обществу, а традиционализм уступает место образованию, Дэвид Брукс назвал эпохой просвещенного капитализма – временем более мягких нравов, разнообразной и интересной жизни. Это звучит странно, но в Казахстане такая эпоха наступает в одном-единственном городе. Молодой алматинский креативный класс прямо на наших глазах меняет нравы, мышление и характер всего городского сообщества. Его культуру, само устройство мегаполиса и отношения в нем. Какой еще город в Казахстане может похвастать таким всесторонним развитием? На улицах, в экономике и, самое главное, в головах? Может, пришло время тиражировать Алматинских БоБо?  

Больше