Поиск

\"Скучно\" и \"некрасиво\": Что происходит с модой?

"Скучно" и "некрасиво": Что происходит с модой?

Девальвация красоты

Текст: Мадина Аманова


Модный сезон выдался, мягко говоря, сдержанным. А если быть честным – никаким. Никаких тебе интересных дебютов и коллекций, крепкий середнячок – это будет самое корректное определение тому послевкусию, что оставили нам практически все показы сезона осень-зима 2016. Даже у самых больших оптимистов появилось стойкое ощущение, что мода перестает быть красивой, а в индустрии происходит что-то серьезное. Колумнист Buro 24/7 Мадина Аманова относится к сдержанным скептикам и считает: проблема в том, что на подиумах мы теперь видим не красоту, а себя

"На любителя", – пишут комментаторы в соцсетях. "Pretty ugly architecture". "Учитывая все изменения в моде за последние несколько лет, я поставлю Демне 7,5 из 10", – аккуратно заявила Сьюзи Менкес в своей колонке для Vogue. И все это про самый главный и ожидаемый показ сезона – первой дебютной коллекции Демны Гвасалия в качестве креативного директора Balenciaga. Но при этом она запостила в личном инстаграм-аккаунте Гошу Рубчинского и Демну с подписью "Fashion's Future". Это наше будущее? 

В модных кулуарах Парижа все чаще звучат слова "депрессия", "скучно" и "неразбериха". Повальные увольнения дизайнеров начались еще в прошлом году, в каком направлении поведут индустрию пришедшие на замену ребята – пока непонятно, а Николя Жескьера на всех не хватит. До назначения нового креативного директора в design-team Dior, по-видимому, решили не делать резких шагов, показав сдержанную, без ярких и запоминающихся образов коллекцию, а появление на подиуме Кендалл Дженнер  идеальной модели для Balmain, но далекой от рафинированной женственности Dior  снова вызвало лишь недоумение.

В модных кулуарах Парижа все чаще звучат слова "депрессия", "скучно" и "неразбериха"

 

"Скучно" и "некрасиво": Что происходит с модой? (фото 1)

 

Ответ на вопрос "Что происходит с модой?" ищет и Карл Лагерфельд. Исполнив мечту большинства, он сажает всех в первый ряд  а это практически две тысячи человек. На сложный подиум-лабиринт выходят девяносто с лишним моделей. Твид, перья, стеганая кожа, жемчуг, шляпки, броши, банты, маленькие платья, большие платья, тренчи, пуховики, жакеты – все смешалось в Доме Chanel. По версии Лагерфельда, это и есть сегодняшняя мода: много, шумно, очень быстро  суть не ухватить, не разглядеть, не почувствовать, даже из первого ряда.

Не менее ироничный ответ дает Эди Слиман: создав на шоу Saint Laurent атмосферу закрытых парижских салонов 1950-х, он в торжественной тишине выпускает на подиум моделей в ультракоротких платьях, большую часть которых легко представить на Ким Кардашьян. "Это кутюр",  коротко резюмирует Слиман. Действительно, все сорок два образа выполнены в couture techniques и абсолютно не пригодны к тому, чтобы носить их в повседневной жизни. Вопреки всем слухам, о своем уходе с поста креативного директора Saint Laurent Слиман так и не объявил, а значит, вопросов все еще больше, чем ответов. "Where shall I go? I have no home", – грустно констатирует саундтрек на показе Prada.

Это и есть сегодняшняя мода: много, шумно, очень быстро  суть не ухватить, не разглядеть, не почувствовать, даже из первого ряда

 

"Скучно" и "некрасиво": Что происходит с модой? (фото 2)

Перемен, новых идей и ответов на главные вопросы ждут от новичков. Демну Гвасалия сейчас называют вундеркиндом моды: в профессиональном анамнезе 34-летнего дизайнера грузинского происхождения – резюме мечты: выпускник Королевской академии изящных искусств Антверпена, три года в качестве старшего дизайнера Martin Margiela (тогда еще Maison Martin Margiela), а после  дизайнер женской линии Louis Vuitton, где у него получилось поработать сначала в команде Марка Джейкбоса, а потом еще и Николя Жескьера. Именно там, в концерне LVMH, Гвасалия по собственному признанию понял, что ненавидит свою работу. "Я спросил себя: зачем? Кто собирается носить все это? Лучший комплимент дизайнеру – люди в созданной им одежде. Таких случаев я видел мало", – признался он в интервью Кэти Хорин.

Сегодняшняя индустрия моды – гигантский мыльный пузырь, где роскошные (очень дорогие даже в закупе) подиумные коллекции носят в основном модели в глянце, селебрити на обложках и послы бренда на неделях моды, а реальные бюджеты люксовые концерны получают от продаж аксессуаров, парфюма и косметики. Осознав, что он просто хочет делать что-то носибельное, Гвасалия вместе с друзьями основал Vetements – маленький французский бренд, впервые презентованный широкой публике всего два года назад. Увлеченный идеей практичного, доступного, но в то же время нетривиального дизайна, Гвасалия заложил в основу Vetements свои социологические наблюдения и базовый гардероб молодого парижанина. Правильно стилизованные джинсы, худи, пиджаки и платья оказались именно тем, что нужно сегодняшнему модному миру  немного юмора, немного романтики и много оверсайза, в котором так легко прятаться от катаклизмов и окружающей действительности. Четыре сезона спустя в Vetements одевается чуть ли не вся модная тусовка Парижа, а Демну Гвасалия назначают креативным директором Balenciaga. Но праздничного салюта не случилось – ощущения после долгожданного дебютного шоу смешанные, как будто нас где-то обманули.

"Лучший комплимент дизайнеру – люди в созданной им одежде. Таких случаев я видел мало", – признается Гвасалия в интервью Кэти Хорин

 

"Скучно" и "некрасиво": Что происходит с модой? (фото 3)

Давайте вспомним, почему назначение нового креативного директора Balenciaga так важно. Не самый крупный бренд корпорации Kering уже несколько десятилетий является определяющим для всей линейки мирового pret-a-porte благодаря своему наследию. Испанский кутюрье Кристобаль Баленсиага – без преувеличения самая знаковая фигура в истории современной моды, если рассматривать ее с точки зрения силуэта и архитектурности кроя. Его влияние на индустрию моды сложно переоценить – именно Баленсиага создал силуэты, на которых, по сути, держится современный модный дизайн: узкий, вытянутый I-силуэт, объемное пальто-кокон, оверсайз-жакеты, платья-трапеции, юбки-баллоны, платье с открытой спиной, в конце концов. "Он – учитель всех нас", – говорил о Баленсиаге Кристиан Диор. "Он – единственный истинный кутюрье, остальные – просто дизайнеры", – признавала Коко Шанель.

Не самый крупный бренд корпорации Kering уже несколько десятилетий является определяющим для всей линейки мирового pret-a-porte благодаря своему наследию

 

Вдохновляясь искусством и архитектурой, Баленсиага сконструировал женский силуэт второй половины XXI века, определил, как женщина будет держать спину, стоять, сидеть, а главное – ходить. Баленсиага обожал женщин и верил, что моду создают "скульпторы формы и художники цвета". Только разница в том, что в эпоху синьора Баленсиага мир моды был доступен лишь узкому кругу избранных и не ориентировался на массовое потребление. Balenciaga Демны Гвасалия родился в 2016 году, когда индустрия high fashion управляется маркетологами, оценивается в инстаграме и продается в интернете. Одежду для обычных людей правильнее всего демонстрировать на них же, поэтому кастинги моделей все чаще проводятся в соцсетях – стоит ли потом осуждать сутулые плечи и семенящие походки на подиуме? Выглядит странно, нет, давайте честно: выглядит откровенно некрасиво, но кто в этом виноват? Так уж вышло, что в 2016 году перед нами будто поставили огромное зеркало. Разве это вина дизайнера, что отражение нас, мягко говоря, не воодушевляет?

Balenciaga Демны Гвасалия родилСЯ в 2016 году, когда индустрия high fashion управляется маркетологами, оценивается в инстаграме и продается в интернете

 

"Скучно" и "некрасиво": Что происходит с модой? (фото 4)

Индустрия высокой моды не может оставаться интересной и вдохновляющей, если она круглосуточно и без выходных доступна каждому желающему в любой точке земного шара. Это шаг к девальвации. И речь не об эпохе экономической нестабильности, у нас тут проблемы обесцененной красоты. Ее будто не стало, мода – больше не мечта о красивом, она теперь – как реальность. В принципе на несколько сезонов и девальвация может быть трендом. Главное, чтобы не на десятилетия. Скоро ведь все это жутко надоест и снова захочется бессмертной красоты. Кто ею тогда займется, какие вундеркинды? 

Больше