Поиск

Новая сексуальность: платье с вырезами в самых неожиданных местах

Новая сексуальность: платье с вырезами в самых неожиданных местах

Текст: Катерина Милославская


Говоря о массовых трендах, пошедших в народ, надо отметить, что последние несколько лет прошли под знаком скрытой сексуальности. В 2013 году появился нормкор, за ним последовала холодная скандинавская мода, превратившая женское тело то ли в модернистское здание, то ли в скульптуру – геометричные архитектурные линии, драпировка, многослойность, объемность и глухая, почти асексуальная скрытность. 

Но сексуальность вернулась практически в своем первобытном воплощении. Образ женской фигуры, долго остававшийся ригидным, сегодня как будто вернулся к истокам. Объемные бедра, контрастная талия и пышный бюст – такой идеал больше всего соответствует образу Венеры Виллендорфской. Тело, раньше тщательно спрятанное, получило свое право быть показанным и увиденным. В чем это отображается? Нагота повсеместно преследует нас в соцсетях, а одежда призвана теперь не маскировать, а подчеркивать. Все эти велосипедки, кроптопы, корсеты, контурирующее белье – не что иное, как проявление новых (а скорее старых) сексуальности и феминизма. 

Да, феминизм в этом тоже присутствует. Если раньше демонстрация тела считалась исключительно орудием соблазнения мужчин, то сегодня это признак уверенности в себе и умения наслаждаться своим телом. Показывать его для себя и собственного удовольствия – вот чем руководствуется современная женщина. И мода на это активно реагирует. 

Провокационные платья и комбинезоны лондонской марки Nancy Dojaka, которую обожают звездные стилисты, модные редакторы и блогеры, с натяжкой можно назвать одеждой. Скорее, это искусно собранные лоскуты и отрезы ткани, приоткрывающие тело в самых  провоцирующих местах. Похожая эстетика прославила молодой французский бренд Marcia – самые важные части тела прикрыты довольно условно. Эти платья с удовольствием носят Эмма Коррин и Белла Хадид. В чем-то платья с разрезами напоминают наряды из канонической коллекции Хельмута Ланга 1990-х годов. В целом культовый австрийский дизайнер одним из первых смог нащупать в этой волне новые форматы сексуальности, которую можно было назвать "сексуальностью без эротичности". Его одежда обтягивала обнаженное тело – и мужское, и женское – и дополнялась асимметричными вырезами в районе сосков и подмышек. 

Новая сексуальность: платье с вырезами в самых неожиданных местах (фото 5)
Helmut Lang Spring 2018
Новая сексуальность: платье с вырезами в самых неожиданных местах (фото 6)
Helmut Lang Spring 2018

Тему неэротичной сексуальности нулевых продолжает в Givenchy Мэттью Уильямс. Все его последние коллекции – оммаж эстетике нулевых с футуристичным заделом на будущее. Его платья можно с одинаковым успехом назвать и накидками – они небрежно обвивают тело, подхватывая его то с одной, то с другой стороны. Наследию Тьерри Мюглера, идеализировавшего женское тело и гиперболизировавшего его формы в своих коллекциях 80-х годов, вторит творчество Кейси Кэдволладера, назначенного креативным директором марки в 2017 году. Только в отличие от основателя марки, Кейси не пытается данность переделать или вылепить, а работает с имеющимися параметрами. Только его платья всё меньше напоминают платья, а при удачном ракурсе и вовсе можно подумать, что это купальники со спущенными на бедра парео. 

Кто-то может назвать эти платья развратными, кто-то – манифестом женской независимости. Так или иначе, именно в них стоит встречать лето без карантина.  Если, конечно, хватит смелости. 

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий

Больше