Поиск

Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе

Текст: Илья Юн


Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 1)

анияр Алшинов известен нам по ролям в фильмах "Районы" и "Келинка тоже человек".  В 2005 году поступил на факультет ядерной физики, а в 2007 уехал в США учиться на авиаконструктора. Но в какой-то момент Данияр понял, что он на самом деле хочет играть в кино и без лишних сомнений сменил профессию. И, видимо, не зря. Недавно новый фильм с участием Данияра "Черный, черный человек", снятый Адильханом Ержановым, презентовали на кинофестивале в Сан-Себастьяне, а в следующем году планируется премьера фильма "Бой Атбая". Мы встретились с Данияром и поговорили о его образе, карьере в кино и артхаусе в Казахстане.

Данияр Алшинов известен нам по ролям в фильмах "Районы" и "Келинка тоже человек". Всё юношество он посвятил науке, в 2005 году поступил на факультет ядерной физики, а в 2007 уехал в США учиться на авиаконструктора. Но в какой-то момент Данияр осознал, что он на самом деле хочет играть в кино и без лишних сомнений сменил профессию. И, видимо, не зря. Недавно новый фильм с участием Данияра "Черный, черный человек", снятый Адильханом Ержановым, презентовали на кинофестивале в Сан-Себастьяне, а в следующем году планируется премьера фильма "Бой Атбая". Мы встретились с Данияром и поговорили о его образе, карьере в кино и артхаусе в Казахстане.

О своей деятельности

Я долго думал, как это можно назвать, но всё же слово “актер” лучше всего меня характеризует. В нём много смысла. Само слово actor обозначает человека, который действует (с англ. языка to act – действовать). Когда я учился у Райкина в Москве (Константин Райкин – актер, руководитель театра "Сатирикон", сын народного артиста СССР Аркадия Райкина – прим. редакции), там каждый преподаватель повторял: “Актер – это действие”. Соответственно, на сцене нужно постоянно действовать. Даже если ты просто молчишь, должно быть внутреннее действие. Наверное, поэтому правильно будет называть себя актером. Моя жизнь – это постоянное действие.

Я долго думал, как это можно назвать, но всё же слово “актер” лучше всего меня характеризует. В нём много смысла. Само слово actor обозначает человека, который действует (с англ. языка to act – действовать). Когда я учился у Райкина в Москве (Константин Райкин – актер, руководитель театра "Сатирикон", сын народного артиста СССР Аркадия Райкина – прим. редакции), там каждый преподаватель повторял: “Актер – это действие”. Соответственно, на сцене нужно постоянно действовать. Даже если ты просто молчишь, должно быть внутреннее действие. Наверное, поэтому правильно будет называть себя актером. Моя жизнь – это постоянное действие.

Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 2)
Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 3)

О том, зачем бросать профессию инженера

Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 4)

не это не кажется чем-то удивительным. Только со временем осознаешь, что какие-то решения были неочевидными. Я всю жизнь, сколько себя помню, занимался творчеством и точными науками. Хорошо разбирался в математике, учителя это быстро разглядели, и я начал участвовать в олимпиадах. Заканчивая 11-й класс, профильным предметом выбрал физику, поступая, выбрал ядерную физику. Потом поступил на грант и по программе “Болашак” уехал в Америку учиться профессии авиаконструктора. У меня не было сомнений. Раз я всю жизнь занимаюсь физикой и математикой – это моё призвание. При этом я всегда любил творчество. И когда дома, в деревне не было света, вечерами приходилось ставить концерты для мамы. Папа всегда на работе был. Как-то раз я пытался наладить свет. Позже, уже в школе были разные выступления, конкурсы чтецов, с пятнадцати лет начал писать стихи. И когда я уже начал работать, я понял “драму” этого выбора. Всю жизнь я стремился быть инженером, вот уже работаю и есть перспективы, но мне этого не хочется. И я думаю, это проблема нашего поколения, надеюсь, я всё ещё отношусь к поколению Z. Люди уже не хотят жить “правильно”. Они хотят жить так, как им хочется на самом деле. Мне повезло, я захотел, попробовал, и жизнь дала этот шанс. Поэтому я благодарен, ведь есть много людей, которые боятся сделать этот шаг и продолжают каждый день ходить на нелюбимую работу. Вот уже четыре года, как я играю в кино. Казалось бы, немного, но для меня – прошла целая жизнь.

Мне это не кажется чем-то удивительным. Всегда казалось, что это – нормально. Но когда я заметил, как людей это удивляет и как часто меня об этом спрашивают, подумал – наверное в этом есть что-то странное. Когда ты живешь свою жизнь, только со временем осознаешь, что какие-то решения были неочевидными. Я всю жизнь, сколько себя помню, занимался творчеством и точными науками. Был хорошим математиком, учителя это быстро разглядели, и я начал участвовать в олимпиадах. Заканчивая 11-й класс, профильным предметом выбрал физику, поступая, выбрал ядерную физику. Потом поступил на грант и по программе “Болашак” уехал в Америку учиться профессии авиаконструктора. У меня не было сомнений. Раз я всю жизнь занимаюсь физикой и математикой – это моё призвание. При этом я всегда любил творчество. И когда дома, в деревне не было света, вечерами приходилось ставить концерты для мамы. Папа всегда на работе был. Как-то раз я пытался наладить свет. Позже, уже в школе были разные выступления, конкурсы чтецов, с пятнадцати лет начал писать стихи. И когда я уже начал работать, я понял “драму” этого выбора. Всю жизнь я стремился быть инженером, вот уже работаю и есть перспективы, но мне этого не хочется. И я думаю, это проблема нашего поколения, надеюсь, я всё ещё отношусь к поколению Z. Люди уже не хотят жить “правильно”. Они хотят жить так, как им хочется на самом деле. Мне повезло, я захотел, попробовал, и жизнь дала этот шанс. Поэтому я благодарен, ведь есть много людей, которые боятся сделать этот шаг и продолжают каждый день ходить на нелюбимую работу. Вот уже четыре года, как я играю в кино. Казалось бы, немного, но для меня – прошла целая жизнь.

Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 5)
Футболка Capobianco (Eletto)

 Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 6) Вот уже четыре года, как я играю в кино. Казалось бы, немного, но для меня прошла целая жизнь.Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 7)

 "Вот уже четыре года, как я играю в кино. Казалось бы, немного, но для меня прошла целая жизнь."


Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 8)

Об исключительной жизни

Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 9)

ейчас все стремятся жить исключительной жизнью, особенной, не такой, как у всех. И это становится корнем несчастья. Поскольку иногда нужна рутина, нужно то, что "заякорит" человека. Рутина должна быть, и в ней нужно искать счастье. Я устаю от постоянной смены обстановки, от большого количества людей, но это всё нужно по работе. Часто хочется простого спокойствия, тишины и рутины. Но я нахожу это рутинное умиротворение в другом аспекте своей работы, когда я что-то создаю. Поэтому сейчас я активно уделяю время развитию себя как сценариста. Такая работа позволяет с нуля создавать миры, это сидячая умственная работа. Надеюсь проявить себя и в этом тоже.

Сейчас все стремятся жить исключительной жизнью, особенной, не такой, как у всех. И это становится корнем несчастья. Поскольку иногда нужна рутина, нужно то, что "заякорит" человека. Рутина должна быть, и в ней нужно искать счастье. Я устаю от постоянной смены обстановки, от большого количества людей, но это всё нужно по работе. Часто хочется простого спокойствия, тишины и рутины. Но я нахожу это рутинное умиротворение в другом аспекте своей работы, когда я что-то создаю. Поэтому сейчас я активно уделяю время развитию самого себя как сценариста. Такая работа позволяет с нуля создавать миры и прорабатывать их, это сидячая и умственная работа. Надеюсь проявить себя и в этом тоже.

Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 10)
Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 11)
Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 12)
Кардиган Maurizio Baldassari (Eletto), гольф Maurizio Baldassari (Eletto), брюки Incotex (Eletto), броги Santoni (Eletto), часы Girard-Perregaux (Premier)

О себе и своем образе

Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 13)

то сложнее, чем кажется – понять кто "ты". Это не только проблема актеров, это проблема всех людей. Подавляющее большинство живет, примерив на себя какой-то образ, и начинает жить в нём. Отсюда рождается главная трагедия человечества – мы не знаем и не являемся теми, кто мы на самом деле. Над этим работает много духовных учителей. Они говорят, что нужно разотождествиться со своим ложным "Я" и понимать, что хочешь "Ты", что есть Ты. Здесь скрыты причины всех панических атак и остальные проблемы. Я считаю, что истинное "Я" человека понять можно, но для этого нужно быть в постоянном "присутствии", находиться "здесь и сейчас". Я лучше приведу пример: актеров может переклинивать. Вот ты сыграл образ, он тебе понравился, ты понравился себе в этом образе. И непонятно, ты это вытащил из себя, или просто примерил, надел маску, и она тебе подходит. Я не задумывался об этом, и эти образы проявлялись в моей жизни. Но в какой-то момент я понял, что это опасно и к тому же немного смешно. Когда я снимался в фильме “Черный, черный человек” мне нужно было курить, а я не умел. Научился курить и полтора месяца съемочного периода я постоянно курил. Естественно, после я не бросил. Но потом понял – это из-за того, что мне очень нравится образ персонажа Бекзата, следователя. Когда до меня это дошло, я подумал: “Это немного неправильно, чувак, это смешно. Ты не следователь из Каратауского РОВД и никогда им не будешь”. Тогда я бросил. Актеру в первую очередь нужно понимать, кто он. Если этого нет, будет очень сложно создавать новые образы. Нужно откуда-то черпать эмоции и вдохновение. А получаешь их из своей жизни. Важно знать себя, чувствовать себя, понимать себя и осознавать, что у тебя болит, если ты действительно хочешь глубоко проработать роль.

Это сложнее, чем кажется – понять кто "ты", а кто "не ты". Это не только проблема актеров, это проблема всех людей. Подавляющее большинство живет, примерив на себя какой-то образ, и начинает жить в нём. Отсюда рождается главная трагедия человечества – мы не знаем и не являемся теми, кто мы на самом деле. Над этим работает много духовных учителей. Они говорят, что нужно разотождествиться со своим ложным "Я" и понимать, что хочешь "Ты", что есть Ты. Здесь скрыты причины всех панических атак и остальные проблемы. Я считаю, что истинное "Я" человека понять можно, но для этого нужно быть в постоянном "присутствии", находиться "здесь и сейчас". Я лучше приведу пример: актеров может переклинивать. Вот ты сыграл образ, он тебе понравился, ты понравился себе в этом образе. И непонятно, ты это вытащил из себя, или просто примерил, надел маску, и она тебе подходит. Я не задумывался об этом, и эти образы проявлялись в моей жизни. Но в какой-то момент я понял, что это опасно и к тому же немного смешно. Когда я снимался в фильме “Черный, черный человек” мне нужно было курить, а я не умел. Научился курить и полтора месяца съемочного периода я постоянно курил. Естественно, после я не бросил. Но потом понял – это из-за того, что мне очень нравится образ персонажа – Бекзата, следователя. Когда до меня это дошло, я подумал: “Это немного неправильно, чувак, это смешно. Ты не следователь из Каратауского РОВД и никогда им не будешь”. Тогда я бросил. Актеру в первую очередь нужно понимать, кто он. Если этого нет, будет очень сложно создавать новые образы. Нужно откуда-то черпать эмоции и вдохновение. А получаешь их из своей жизни. Важно знать себя, чувствовать себя, понимать себя и осознавать, что у тебя болит, если ты действительно хочешь глубоко проработать роль.

Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 14)
Пальто Maurizio Baldassari (Eletto), рубашка Maurizio Baldassari (Eletto), брюки Maurizio Baldassari (Eletto), вингтипы Franceschetti (Eletto)

Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 15) Рутина должна быть, и в ней нужно искать счастье.Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 16)

"Рутина должна быть и в ней нужно искать счастье."


Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 17)
Полупальто Maurizio Baldassari (Eletto), джемпер Eletto (Eletto)

О фильме “Черный, черный человек”

Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 18)

 считаю, что этот фильм – большая удача. Так сказал Бауржан Шукенов, человек, который очень хорошо разбирается в кино. Мы показали ему фильм, когда тестировали его для кинофестивалей, и Бауржан сказал: “Этот фильм – большая удача”. Потому что, даже несмотря на очень-очень маленький бюджет, мы смогли его доснять. Команда верила в режиссера, и многие сознательно пошли на снижение гонорара, причем не в ущерб своему настроению. Атмосфера на площадке была прекрасная и это большая заслуга режиссера, который весьма интеллигентно ведет себя в конфликтных и сложных ситуациях. При любых обстоятельствах он не упускает нить повествования, характера каждого персонажа, может доходчиво объяснить все особенности роли. На съемках мне порой было жутко. В первый же день мы снимали сцену с телом мальчика. Там была кукла, накрытая тканью. Но даже понимая, что там манекен, я испытывал жуткое ощущение. Я уже не говорю про какие-то сложности физического характера. Было холодно, невозможно погреться, все здания вокруг старые и неотапливаемые. Но это ладно, часть работы, я понимаю. Было сложно в последних сценах, где много убийств. Меня стошнило в одной из сцен, когда было слишком много крови. Но в целом я просто влюбился в персонажа. С самого первого дня, как мне Адильхан рассказал о том, какой путь он проходит, я сказал: “Это идеальная роль, роль мечты. Я хочу её сыграть”. Это перекрыло всё остальное.

Я считаю, что этот фильм – большая удача. Так сказал Бауржан Шукенов, человек, который очень хорошо разбирается в кино. Мы показали ему фильм, когда тестировали его для кинофестивалей, и Бауржан сказал: “Этот фильм – большая удача”. Потому что, даже несмотря на очень-очень маленький бюджет, мы смогли его доснять. Команда верила в режиссера, и многие сознательно пошли на снижение гонорара, причем не в ущерб своему настроению. Атмосфера на площадке была прекрасная и это большая заслуга режиссера, который весьма интеллигентно ведет себя в конфликтных и сложных ситуациях. При любых обстоятельствах он не упускает нить повествования, характера каждого персонажа, может доходчиво объяснить все особенности роли. На съемках мне порой было жутко. В первый же день мы снимали сцену с телом мальчика. Там была кукла, накрытая тканью. Но даже понимая, что там манекен, я испытывал жуткое ощущение. Я уже не говорю про какие-то сложности физического характера. Было холодно, невозможно погреться, все здания вокруг старые и неотапливаемые. Но это ладно, часть работы, я понимаю. Было сложно в последних сценах, где много убийств. Меня стошнило в одной из сцен, когда было слишком много крови. Но в целом я просто влюбился в персонажа. С самого первого дня, как мне Адильхан рассказал о том, какой путь он проходит, я сказал: “Это идеальная роль, роль мечты. Я хочу её сыграть”. Это перекрыло всё остальное.

Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 19)
Полупальто Maurizio Baldassari (Eletto), джемпер Eletto (Eletto), джинсы Bilancioni (Eletto), монки Santoni (Eletto), часы Jaeger-LeCoultre (Premier)
Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 20)
Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 21)

О казахстанском артхаусе

Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 22)

се относительно, как и масштаб. Когда мы произносим словосочетание “более масштабные казахстанские комедии”, мы имеем в виду, что прокат таких работ в Казахстане шире, чем артхаусных. Просто у артхауса его зачастую вообще не бывает. С другой стороны, казахстанское авторское кино имеет хорошее имя на международной киноарене. Это всегда – Канны или, вот, Сан-Себастьян, где мы участвовали в этом году. Непонятно, где более масштабно. Когда про тебя пишет Variety, или когда посмотрит очень много людей в Казахстане. Приятно и то, и другое. Поэтому я снимаюсь как в комедиях, так и в драмах. У нас в Казахстане есть очень много талантливых режиссеров, и ежегодно мы выдаем какие-то картины. В этот раз фильм Шарипы Уразбаевой "Мариям" участвовал в кинофестивале в Локарно; в Сан-Себастьяне был “Черный человек”, открытие в Пусане – “Конокрады”. Нам нужно развиваться в этом направлении. Я бы не сказал, что авторского кино в Казахстане мало. Его столько, сколько его должно быть. Просто это всё, что мы можем себе позволить сейчас. Конечно, хочется больше, всегда хочется больше. Но глупо расстраиваться, что его мало. То, что есть сейчас – это уже неплохо. Состоявшиеся авторы вынуждены снимать за маленькие деньги, и это плохо. Когда человек доказал, что он мастер, нужно дать ему денег. Но при этом большой бюджет не является гарантией высокохудожественного кино. Главное – создать хорошую среду, и тогда будут появляться таланты. Возможно, стоит перенимать успешный зарубежный опыт. Пусть это будут, как пример, гонконгские режиссеры или Sundance Lab, где создаются условия для молодых кинематографистов. Например, в Sundance Lab каждый желающий может прислать свой сценарий и, если его выберут, появятся возможности для реализации. Так выстрелил Тарантино с “Бешеными Псами”. У нас есть начинания, есть ряд питчингов. Но я пока в них не участвовал и не знаю, насколько там всё объективно. Но уже хорошо, что это появилось. Важно не только перенимать опыт, но и правильно его внедрять, учитывая наши реалии. В любом случае наша киноиндустрия придет в норму и будет развиваться. Может быть медленнее и сложнее, чем это могло бы быть, но она придет в норму.

Все относительно, как и масштаб. Когда мы произносим словосочетание “более масштабные казахстанские комедии”, мы имеем в виду, что прокат таких работ в Казахстане шире, чем артхаусных. Просто у артхауса его зачастую вообще не бывает. С другой стороны, казахстанское авторское кино имеет хорошее имя на международной киноарене. Это всегда – Канны или, вот, Сан-Себастьян, где мы участвовали в этом году. Непонятно, где более масштабно. Когда про тебя пишет Variety, или когда посмотрит очень много людей в Казахстане. Приятно и то, и другое. Поэтому я снимаюсь как в комедиях, так и в драмах. У нас в Казахстане есть очень много талантливых режиссеров, и ежегодно мы выдаем какие-то картины. В этот раз фильм Шарипы Уразбаевой "Мариям" участвовал в кинофестивале в Локарно; в Сан-Себастьяне был “Черный человек”, открытие в Пусане – “Конокрады”. Нам нужно развиваться в этом направлении. Я бы не сказал, что авторского кино в Казахстане мало. Его столько, сколько его должно быть. Просто это всё, что мы можем себе позволить сейчас. Конечно, хочется больше, всегда хочется больше. Но глупо расстраиваться, что его мало. То, что есть сейчас – это уже неплохо. Состоявшиеся авторы вынуждены снимать за маленькие деньги, и это плохо. Когда человек доказал, что он мастер, нужно дать ему денег. Но при этом большой бюджет не является гарантией высокохудожественного кино. Главное – создать хорошую среду, и тогда будут появляться таланты. Возможно, стоит перенимать успешный зарубежный опыт. Пусть это будут, как пример, гонконгские режиссеры или Sundance Lab, где создаются условия для молодых кинематографистов. Например, в Sundance Lab каждый желающий может прислать свой сценарий и, если его выберут, появятся возможности для реализации. Так выстрелил Тарантино с “Бешеными Псами”. У нас есть начинания, есть ряд питчингов. Но я пока в них не участвовал и не знаю, насколько там всё объективно. Но уже хорошо, что это появилось. Важно не только перенимать опыт, но и правильно его внедрять, учитывая наши реалии. В любом случае наша киноиндустрия придет в норму и будет развиваться. Может быть медленнее и сложнее, чем это могло бы быть, но она придет в норму.

Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 23)
Полупальто Maurizio Baldassari (Eletto), джемпер Eletto (Eletto), джинсы Bilancioni (Eletto), монки Santoni (Eletto)
Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 24)
Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 25)

Об идейном застое

Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 26)

иапазон тем в нашем кино не такой уж и широкий, особенно в коммерческом кино. Я, кстати, не люблю разделение на "коммерческое" и "авторское". Не знаю, откуда это пошло, изначально ведь было просто кино. Кто-то пошел по пути более простого, а кто-то начал делать кино, которое трогает нас до глубины души. Оно медленнее, для кого-то оно скучнее, не каждый может его понять. Но цель одна – катарсис. Кино должно быть хорошим, и его не надо разделять на "авторское" и "коммерческое". Но да, я считаю, что в культуре Казахстана застой. Наше общество, скажем так, потеряло себя. У нас мало авторитетных “взрослых”, на кого равняются подростки. А наше общество находится именно в таком подростковом состоянии и не знает, как правильно. И эта культурная ниша будет чем-то заполняться. Ну и пускай сейчас её заполнят наивные комедии. То, что происходит в нашем кино – прямое отражение того, что происходит в культуре нашей страны.

Диапазон тем в нашем кино не такой уж и широкий, особенно в коммерческом кино. Я, кстати, не люблю разделение на "коммерческое" и "авторское". Не знаю, откуда это пошло, изначально ведь было просто кино. Кто-то пошел по пути более простого, а кто-то начал делать кино, которое трогает нас до глубины души. Оно медленнее, для кого-то оно скучнее, не каждый может его понять. Но цель одна – катарсис. Кино должно быть хорошим, и его не надо разделять на "авторское" и "коммерческое". Но да, я считаю, что в культуре Казахстана застой. Наше общество, скажем так, потеряло себя. У нас мало авторитетных “взрослых”, на кого равняются подростки. А наше общество находится именно в таком подростковом состоянии и не знает, как правильно. И эта культурная ниша будет чем-то заполняться. Ну и пускай сейчас её заполнят наивные комедии. То, что происходит в нашем кино – прямое отражение того, что происходит в культуре нашей страны.

Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 27)
Дубленка Moreschi (Eletto), джемпер Zanone (Eletto), рубашка Glanshirt (Eletto), брюки Incotex (Eletto), часы Hublot (Premier)

 Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 28) Я считаю, что в культуре Казахстана застой.Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 29)

"Я считаю, что в культуре Казахстана застой."


Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 30)
Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 31)
Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 32)
Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 33)

О популярности

Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 34)

удет глупо говорить, что я, будучи актером, не стремлюсь к популярности. Не то, что глупо, вернее неискренне. Конечно, хотелось бы, чтобы росла популярность, она ведь открывает больше возможностей для творческой самореализации. Но мне хочется, чтобы моё имя ассоциировалось с качественной работой. Поэтому я избирательно отношусь к картинам и нечасто мелькаю в медийном пространстве. Я понимаю, что это против правил игры. Но мне так комфортно и сейчас мне этого хватает. Я хочу сконцентрироваться на работе и направить все силы в креатив. Пусть это будут роли, которые я исполняю, или сценарии, которые я создаю. Пусть это трансформируется в популярность, а думать о том, как просто стать популярным, таких мыслей нет.

Будет глупо говорить, что я, будучи актером, не стремлюсь к популярности. Не то, что глупо, вернее неискренне. Конечно, хотелось бы, чтобы росла популярность, она ведь открывает больше возможностей для творческой самореализации. Но мне хочется, чтобы моё имя ассоциировалось с качественной работой. Поэтому я избирательно отношусь к картинам и нечасто мелькаю в медийном пространстве. Я понимаю, что это против правил игры. Но мне так комфортно и сейчас мне этого хватает. Я хочу сконцентрироваться на работе и направить все силы в креатив. Пусть это будут роли, которые я исполняю, или сценарии, которые я создаю. Пусть это трансформируется в популярность, а думать о том, как просто стать популярным, таких мыслей нет.

О личных сценарных наработках

Прямо сейчас я перехожу к активной фазе написания сценария. А дальше будет самый интересный этап – поиск денег. Там будет видно, насколько это у меня хорошо получается. В первой работе я хочу поднять темы семьи, проблем внутри семьи и проблем между родными братьями. Почему-то родные братья в Казахстане находятся в очень отстраненных отношениях, по крайней мере, в моём окружении.

Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 35)
Пальто Maurizio Baldassari (Eletto), рубашка Maurizio Baldassari (Eletto), брюки Maurizio Baldassari (Eletto), вингтипы Franceschetti (Eletto)
Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 36)
Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 37)

О фильме “Бой Атбая”

Да, это фильм, где присутствуют MMA, но он совсем не про MMA. И режиссер постоянно говорил, что это фильм не о спорте, и “бой” – это не бой на ринге, а борьба внутри себя. Конечно, там были определенные сцены, и исполнялись они без каскадеров. С Санжаром нам приходилось тяжело. В "Казахфильме", где у нас стоял октагон, не было отопления. Было сложно, мы – не профессиональные спортсмены, мы не каскадеры. Мы актеры, и приходилось всё это осваивать. Благо, был опыт в “Районах”, пятиминутная драка без монтажа, это очень сильно помогло. В прямом смысле пришлось несладко, потому что я не ел ничего сладкого при подготовке к роли. А в первый съемочный день у меня случилась трагедия, умер один из членов семьи. Мы остановили съемки на неделю, я улетел домой, был с семьей. А когда я вернулся, понял, что это событие меня сильно изменило. И образ, и роль изменились. Как будто стало проще играть. Ведь Атбай именно такой человек, у него постоянно случаются трагедии. Во всех фильмах, в которых я играл, операторы старались удалиться от персонажа, а здесь камера максимально близко к человеку, она обнажает все его внутренние проблемы. Поэтому Атбай, наверное, самый близкий мне персонаж. Но если бы мы с Санжаром действительно вышли на ринг по правилам ММА, он конечно бы выиграл. Он круче, лучше дерется. Если скажу, что выиграю я, – это будет неправильно. Пускай это будет Санжар. Но на самом деле я не знаю, нужно выйти и посмотреть. Если Санжар читает это интервью, я жду его завтра на октагоне.

Да, это фильм, где присутствуют MMA, но он совсем не про MMA. И режиссер постоянно говорил, что это фильм не о спорте, и “бой” – это не бой на ринге, а борьба внутри себя. Конечно, там были определенные сцены, и исполнялись они без каскадеров. С Санжаром нам приходилось тяжело. В "Казахфильме", где у нас стоял октагон, не было отопления. Было сложно, мы – не профессиональные спортсмены, мы не каскадеры. Мы актеры, и приходилось всё это осваивать. Благо, был опыт в “Районах”, пятиминутная драка без монтажа, это очень сильно помогло. В прямом смысле пришлось несладко, потому что я не ел ничего сладкого при подготовке к роли. А в первый съемочный день у меня случилась трагедия, умер один из членов семьи. Мы остановили съемки на неделю, я улетел домой, был с семьей. А когда я вернулся, понял, что это событие меня сильно изменило. И образ, и роль изменились. Как будто стало проще играть. Ведь Атбай именно такой человек, у него постоянно случаются трагедии. Во всех фильмах, в которых я играл, операторы старались удалиться от персонажа, а здесь камера максимально близко к человеку, она обнажает все его внутренние проблемы. Поэтому Атбай, наверное, самый близкий мне персонаж. Но если бы мы с Санжаром действительно вышли на ринг по правилам ММА, он конечно бы выиграл. Он круче, лучше дерется. Если скажу, что выиграю я, – это будет неправильно. Пускай это будет Санжар. Но на самом деле я не знаю, нужно выйти и посмотреть. Если Санжар читает это интервью, я жду его завтра на октагоне.

Актер Данияр Алшинов об артхаусе в Казахстане, культурном застое и своем образе (фото 38)

Выражаем благодарность Esentai City за предоставление локации

Арт-директор: Марина Карпыкова
Видео: Нуртас Сисекенов
Фотограф: Марина Карпыкова
Стиль: Айзат Сарсембаев
Линейный продюсер: Айгерим Танатар

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий