Поиск

Где владельцы секонд-хендов и винтажных магазинов ищут классную одежду

История за кадром

Текст: Томирис Субботина

В середине июля стало известно, что британский бренд Burberry физически уничтожил собственный товар на сумму 38 миллионов долларов. После всех затрат на производство и маркетинг. Еще несколько лет назад эта история никого бы не шокировала: уничтожать (сжигать) вещи – распространенная практика у больших марок и брендов масс-маркета. Говорят, что даже Cartier уничтожают свои украшения. Но в 2018 году, когда компании озабочены ресайклингом, этичным потреблением, благотворительностью, а всё больше потребителей становятся поклонниками секонд-хендов и винтажа, подобный поступок кажется дикостью.

Например, по прогнозам экспертов, к 2027 году рынок подержанной одежды обгонит масс-маркет (к 2022 году рынок вырастет с 20 миллиардов до 41 миллиарда долларов). Секонд-хенды сегодня невероятно популярны (в Европе и Америке, на самом деле, уже давно), сам Канье Уэст выносит из секонд-хенда Айдахо по 13 мешков вещей. Казахстанцы и жители других стран СНГ заинтересовались секонд-хендами относительно недавно, познакомились с винтажом и успели полюбить его. Сегодня в секонде можно найти действительно хорошую, уникальную вещь: от базовой футболки и винтажных джинсов "noname" до шелковой блузы Yves Saint Laurent, сумки Prada и редких украшений. У каждой вещи есть своя история и ценность. Где это богатство находят? Хозяйки трех секонд-хендов и винтажных магазинов поделились с редакцией Buro 24/7 историями за кадром: где и как они находят винтаж, и что интересного может произойти за это время.

vintage m

Баян Окаева (Out of Almaty)

"С 15 лет я жила в Англии. В школе и университете изучала экологические науки и, соответственно, вела определенный образ жизни: не ела мясо и старалась как можно реже покупать новые вещи. Мы снимали квартиру и даже мебель покупали на блошиных рынках. Это, конечно, все были вещи, которые можно перекрасить, постирать, переделать. Первая коллекция, представленная Out of Almaty, состояла из личного, действительно старого винтажа.

Сегодня абсолютно всё, за исключением советских редкостей, доставляется из-за границы. В этом году я привезла одежду и аксессуары из Нью-Йорка, Бангкока, Грузии и Стамбула, в Японии заказала кимоно. Есть много уникальных точек, где я нахожу винтаж. Но я, конечно, даже своим девочкам не могу рассказать о них. Туда ходят только стилисты и дизайнеры. Это совершенно несуществующие в виртуальном мире точки. Все, что продается в Out'е – это личный выбор, личная эстетика. Нет вещи, которую бы я не захотела надеть или как-то отснять. Я жила в Лондоне недалеко от Портобелло Роуд. У меня было несколько любимых винтажных магазинчиков, куда я часто заходила и что-то подбирала для себя. Однажды мне безумно понравилось пончо 20-х годов, вышитое стеклярусом. Я засомневалась и не стала покупать. А потом эту накидку купили – я увидела ее в журнале на Кейт Мосс". 

vintage out of almaty

Марина Аничкина (Asay Jurek)

"Наш секонд-хенд работает в формате комиссионного магазина. Первое "наполнение" было от наших друзей и знакомых, к которым мы просто приезжали домой и уезжали на двух машинах, полностью забитых чемоданами с вещами. За несколько месяцев количество «поставщиков» увеличилось. Они сами узнают о магазине и приносят одежду. Иногда привожу винтажные вещи из поездок или прошу друзей, которые путешествуют по миру, привезти что-то по мелочи, например аксессуары. Перед последним Almaty Pop Up Store мы с мужем были в командировке в Грузии, моя подруга Даша путешествовала по Италии, а Баян (Out of Almaty) была в Стамбуле. Каждый из нас привез из поездок много винтажной одежды. Мы сделали очень личную, крутую подборку. И продали практически всё за один день. Люди все еще приходят и спрашивают о грузинских находках.

Поиск одежды – процесс невероятно тщательный, так как это всегда горы одежды. Первым делом я обращаю внимание на качество ткани, крой, состояние вещи, цвет, фактуру. Бирка играет для меня чуть ли не последнюю роль. В классических секонд-хендах noname-вещи, как ни удивительно, самые классные. Если же это винтажный магазин, то тут уже действует другая схема. В них, как раз таки, много брендовых вещей.

В Тбилиси мы нашли маленький, но стильный секонд-хенд. Я увидела на стене куртку в рамке – подумала, что это какой-то кусочек искусства. Куртка была очень крутая – американская авиаторская, из потрескавшейся кожи, с вышивкой. Внутри – шелковый подклад с рисунком в виде карты. Куртка была именной, потому что действительно принадлежала кому-то из служивших в американских войсках. Когда оказалось, что она продается, я не смогла себя удержать от покупки. На следующий день я стала обладательницей еще одной версии авиаторской куртки. Только она дутая, с мехом и совершенно потрясающей нашивкой в виде самолета. Пока я храню их дома и никому не показываю, разве что друзьям. Обе куртки сшиты и сделаны просто "на века", ближе к осени одна из них попадет в магазин и стоить будет, наверняка, немало".

vintage asay jurek

Элене (Vintage Ella Tbilisi)

"В Грузии люди уже давно покупают одежду в секонд-хендах и не видят в этом ничего зазорного. В наших секондах и винтажных магазинах можно одеться лучше, чем в торговом центре. Раньше в Тбилиси не было хороших магазинов одежды, поэтому мы с мамой находили альтернативный способ одеться красиво и недорого. Открывали для себя как небольшие магазинчики, так и целые склады. Собственно, так и начался мой бизнес. Сейчас я "закупаюсь" в подобных местах 2-3 раза в неделю, в зависимости от заказов и собственных желаний. Часто клиенты просят найти что-то определённое: платье, юбку, джинсы. У частных лиц покупаю крайне редко – мало кто хочет расставаться с хорошей вещью. Но однажды бабушка на барахолке продала мне сумку, с которой ещё в 40-х годах выходила замуж. Эта сумочка так и хранится у меня. 

При закупе я всегда беру вещи из натуральных тканей. Полиэстер покупаю только если принт или крой интересный. Что касается периода – мне очень нравятся 80-е годы: платья, принты, золотые украшения. В будущем планирую открыть винтажный магазин с акцентом на 80-е". 

vintage ella

 

  • Фото:
    Бауржан Бисмильдин,
    Марина Аничкина

Оставьте комментарий

Загрузить еще