Поиск

Дизайнеры бренда Maison Bohémique: "Нас принимали за костюмеров Большого театра"

Артем Низов и Андрей Шилков – о роскоши, пиаре и секретности

Текст: Катерина Милославская


Фото: Марина Карпыкова

На один день в Алматы прилетели дизайнеры бренда Maison Bohémique Артем Низов и Андрей Шилков, чтобы представить свою коллекцию на подиуме. Вокруг них сейчас шумиха в Москве несколько недель назад они официально представили себя как дизайнеров марки. Бренд существует уже много лет, но кто именно стоит за ним, знали только редакторы, байеры, фотографы. Мы поговорили с Артемом и Андреем о необходимости скрывать свои имена, понятии роскоши и почему они не боятся отказывать клиентам. 

Давайте поговорим о вашем недавнем каминг-ауте. В Москве это все-таки был секрет Полишинеля, все равно вся тусовка знала, кто стоит за брендом, кто им занимается. Шила в мешке не утаишь.

Артем Низов: Конечно, все модные редакторы, байеры, фотографы знали – кто мы. Инкогнито мы оставались номинально. Когда ты работаешь с людьми, такой секрет сохранить невозможно. Все фотографии, все наши съемки были прокредитованы именем Андрея, а он один из самых известных и востребованных в Москве визажистов. Изначально это была вынужденная мера, так как и я, и Андрей работали на другие компании и по контракту не могли заявлять о себе. Позже нам показалось это интересным, в этом была интрига. Мы задумались над этим и рискнули попробовать, чтобы понять, как может работать марка в отрыве от имени ее создателя. Это сложнее, ведь в этом случае продукт должен говорить сам за себя. А это не самый простой ход.

Наш каминг-аут не был пиар-ходом, как многие считают. Мы решили расставить все точки над "i", чтобы пресечь слухи о том, кто мы. А их с самого начала ходило великое множество. Начиная от каких-то известных людей и заканчивая костюмерами Большого театра и Ульяной Сергеенко. У некоторых хватало смелости присваивать себе наши работы.

Дизайнеры бренда Maison Bohémique: "Нас принимали за костюмеров Большого театра" (фото 1)

Сейчас, конечно, такое трудно представить. Опыт Маржелы повторить вряд ли получится, когда успех бренда напрямую зависит от популярности в Instagram, количестве фолловеров и прочего. Грубо говоря, скромности сейчас не место, необходимо промоутировать себя как бренд.

А. Н.: Чтобы промоутировать себя, нужно в первую очередь быть интересным. Людям должно нравиться, как ты выглядишь, чем ты занимаешься, во что ты одеваешься.

Андрей Шилков: Это, скорее, понятие стиля жизни, которому хочется следовать.

А. Н.: Именно. Людям хочется быть похожим на тебя, поэтому они покупают твой бренд. Твоя репутация может иногда сработать и в другую сторону: если ты известен как человек с не самым приятным характером, это может оттолкнуть от тебя покупателя. Весь вопрос в том, как ты выстроил личный брендинг. Да и потом, образ вокруг марки  это вторично, на первом месте всегда одежда, ее качество и крой. В России в принципе тяжело этим заниматься, здесь не развита индустрия. Достать трудно даже фурнитуру  иголки, нитки, булавки, тесьму, я уже не говорю обо всем остальном. Нам же хотелось делать одежду исключительного качества, чтобы человек получил невероятное удовольствие от ее ношения.

Дизайнеры бренда Maison Bohémique: "Нас принимали за костюмеров Большого театра" (фото 2)

Дизайнерское прошлое было только у Артема. Вы с самого начала решили, что это будет бизнес, а не просто дело "для души".

А. Н.: Конечно. Хотя никакой бизнес-модели не было. Все делалось по наитию. Но в первую очередь для себя мы решили, что не будем делать вещи "в стол". Первую же коллекцию мы старались реализовать в магазины.

А. Ш.: Нам было важно заявить о себе. Зачем создавать красивые вещи и оставлять их у себя в студии? Тем более мы сразу выяснили для себя, чем мы отличаемся от других брендов. Мы создаем не просто одежду, мы создаем образ  от прически и маникюра до самых мельчайших деталей. Для нас женщина  это в первую очередь прекрасный образ, с которым мы экспериментируем. Нам повезло, что с самого начала мы знали, кто наша клиентка.

Дизайнеры бренда Maison Bohémique: "Нас принимали за костюмеров Большого театра" (фото 3)

А. Н.: Возвращаясь к бизнес-модели... Это знание помогло нам образовать вокруг себя тот небольшой пул постоянных клиентов, которые до сих пор с нами. Тогда пришло четкое понимание, как это будет работать. Во-первых, нас должно быть мало. Наша одежда это редкость, эксклюзив. Женщина, которая ее носит  особенная. Во-вторых, мы нишевый продукт, но коммерческий. Как бы сложно, вдумчиво и архитектурно не была сделана вещь, это всего лишь одежда, которую нужно носить. Мы не делаем из нее объект. Да, у нас есть базовые вещи, но их очень мало. Все встало на свои места, когда мы плотно начали сотрудничать с магазинами  одним из первых стал Podium. Мы получили аналитику, стали планировать, составили бизнес-план, стали работать более адресно. Вместо воображаемой клиентки мы увидели реальную женщину, и это очень помогло. Мы видим типаж. Это, например, Аня Чиповская, Виктория Исакова, Паулина Андреева.

Женщины знают, что к нам они должны приходить в хорошей форме. Не худыми, нет - но подтянутыми, с хорошим тонусом. Они понимают, что их ждут платья, которые сделают их особенными, потому что они предназначены только для них. Чувство уникальности - то, что женщине чаще всего нужно больше всего остального.

Дизайнеры бренда Maison Bohémique: "Нас принимали за костюмеров Большого театра" (фото 4)

В одном из своих интервью вы говорили, что некоторые ваши вещи хорошо смотрятся только в одном размере. Но вот приходит к вам девушка  ну, не Паулина Андреева, не Аня Чиповская, далеко нет. Но ей тоже хочется быть в Maison Bohémique.

А. Ш.: На самом деле ничего не изменилось. У нас по-прежнему очень узкая размерная линейка. Но мы тоже меняемся. Некоторые вещи мы прорабатываем так, чтобы они хорошо смотрелись не только на 3436 размерах, но и на 4244. Да, мы сформировали определенный пул клиентов и, возможно, отпугнули остальных. Но все равно, как бы ни колдовали над кроем или корсажем, мы не сможем совершить чуда. Поэтому женщины знают, что к нам они должны приходить в хорошей форме. Не худыми, нет  но подтянутыми, с хорошим тонусом. Они понимают, что их ждут платья, которые сделают их особенными, потому что они предназначены только для них. Чувство уникальности  то, что женщине чаще всего нужно больше всего остального.

Хорошо, вы наработали свою преданную аудиторию, с которой вам комфортно. Но что дальше? Как вы хотите развиваться?

А. Н.: У нас есть небольшие точки продаж в Сочи и Краснодаре, есть клиентки в Лондоне и ОАЭ. Наша одежда не висит ни в одном шоу-руме, потому что у нас есть определенные требования к тому, где и с кем мы выставляемся. Да, мы молодой бренд, но мы уже вышли из статуса молодых дизайнеров. У нас есть четкое позиционирование себя. Опять же, такая экспансия, о которой многие мечтают, это иногда просто дребезжание. Предоставить по пять единиц в каждый встречный интернет-магазин или шоу-рум  ну, что это дает? Если мы начинаем работать с каким-то бутиком, мы хотим, чтобы нас было много. Чтобы можно было понять наш бренд, разглядеть его. 

Дизайнеры бренда Maison Bohémique: "Нас принимали за костюмеров Большого театра" (фото 5)

А. Ш.: У нас часто возникают вопросы к соседству. Например, мы не выставляемся в мультибрендовых бутиках, где висят только русские дизайнеры. Мы за здравый микс, но не позиционируем себя как лубочных дизайнеров, которые будут интересны исключительно туристам. Все-таки наше качество исполнения, материалы  все эти моменты более присущи международному бренду. То есть мы не хотим ассоциировать себя с людьми, которые заказывают серые свитшоты, приклеивают туда свой логотип и называют себя дизайнерами. Также мы не преследуем цели выставить три рубашки и две пары брюк, а затем писать в пресс-релизе, что наш бренд вы можете найти в десяти разных магазинах. Мы дорожим своей работой, мы высоко ее ценим, мы требовательны, в конце концов. Поэтому мы добились определенного успеха, я думаю.

Покупать кутюр и носить кутюр - это абсолютно разные вещи. Если ты умеешь быть самим собой и кутюр вписывается в твое ощущение самого себя - это и есть роскошь.

Дизайнеры бренда Maison Bohémique: "Нас принимали за костюмеров Большого театра" (фото 6)

Вернемся к одежде. В самом начале вы сказали, что вас принимали за костюмеров Большого. В этом есть логика: все-таки Maison Bohemique  это про роскошь и некоторую театральность, которые сейчас непопулярны...

А. Н.: Мы достаточно экзальтированный бренд, экстравагантный. В самом начале мы делали две кутюрные коллекции. А кутюр  это вещь не на каждый день, это театр, особый случай. И его подача должна быть сказочной. Мы очень много времени уделяем декоративности, мелкой ручной работе. Наверное, это и вызывает ассоциации с театральным костюмерным искусством.

Дизайнеры бренда Maison Bohémique: "Нас принимали за костюмеров Большого театра" (фото 7)

А. Ш.: А роскошь не умирает. Мне кажется, понятие роскоши сейчас искажено, как и понятие гламура. Роскошь быть самим собой  это тоже роскошь. Это требует определенной смелости, мышления. Покупать кутюр и носить кутюр  это абсолютно разные вещи. Если ты умеешь быть самим собой и кутюр вписывается в твое ощущение самого себя  это и есть роскошь.

А. Н.: Что такое роскошь сегодня? Это излишество и дурной вкус? Но ведь черный и кашемировый свитер  это же роскошь? Мужской костюм на голое тело? Роскошь  это в какой-то степени образ жизни, который не зависит от внешних признаков.

Дизайнеры бренда Maison Bohémique: "Нас принимали за костюмеров Большого театра" (фото 8)

Больше