Поиск

Прощайте, 555 юбок осени: почему меняются обложки модных журналов

Все смешалось в издательских домах

Текст: Buro247.kz

Глянец сегодня находится в незавидном положении. Крупные издательские дома, желающие остаться на плаву, закрывают журналы, которые не приносят прибыли, переводят форматы в диджитал, заменяют слишком дорогих журналистов-звезд на редакторов меньшего калибра и, конечно, максимально урезают затраты. Как бы это ни было грустно, "золотая эпоха" глянцевой периодики подошла к концу – тратить 500 000 долларов на обложки Энни Лейбовиц больше никто не намерен.  Больше всего о тектонических сдвигах в индустрии говорят обложки – "лица" журнала. О них сегодня и поговорим. 

magazine_covers

Ключевым отличием "золотой эпохи" были гайдлайны. Большинство обложек версталось по строгому канону, который, в свою очередь, составлялся на основе социальных исследований. Возьмем Cosmopolitan – самый массовый и популярный глянцевый журнал в мире. Фирменный цвет его обложки – насыщенно-красный. Если загуглить слово Cosmopolitan в Google Images, можно увидеть, что большинство обложек выполнено в этом цвете и его производных – розовом, малиновом, бордовом. Главное место обложки, левый верхний угол прямо под названием, всегда отдан самой популярной теме Cosmo – сексу. Этот вынос всегда был самым крупным, а те, которые поменьше, освещали главные темы номера: отношения, стиль, здоровье, знаменитости. Самые строгие требования предъявлялись к героине обложки: активная поза, вид – полный рост или 3/4 по колено, облегающая, яркая, сексуальная одежда, взгляд в камеру и обязательная улыбка. Чаще всего ею становилась локальная или мировая селебрити – просто модели (только если это не звезды вроде Адрианы Лима или Жизель Бюндхен) на обложках не появлялись. Cosmo остается самым консервативным глянцем из ныне живущих – просто потому, что он популярнее всех. Актрисы на его обложках выглядят так же, как и двадцать лет назад, но меняется повестка – феминизм, diversity и бодипозитив. 

magazine_covers

Правила для обложек Vogue тоже достаточно строги. В своей книге "Не жизнь, а сказка" экс-главред российского Vogue Алена Долецкая рассказывает, как ее чуть было не уволили за то, что она решила поставить фотографию Наоми Кэмпбелл в профиль. По канону модель на обложке должна смотреть в глаза потенциальному читателю. Еще один непреложный закон прошлого – цифры в выносах. Статистика сообщает, что вынос вроде "555 самых модных юбок этой осени" обязательно должен привлечь внимание читателя. Другие интересные рекомендации: зеленая обложка не продается, а вот блондинка с красной помадой – практически беспроигрышный вариант, если хочешь увеличить продажи. Поэтому сейчас в модных телеграм-каналах принято рукоплескать украинскому и португальскому Vogue. Арт-директоры этих журналов полностью игнорируют вековые законы верстки и создают обложки, которые запросто могли бы принадлежать независимым нишевым журналам типа Dust или Pop. Ни одного выноса, чистые глубокие цвета, минималистичная картинка, модель, смотрящая мимо камеры или повернутая к зрителю спиной – чем не революция? Сейчас примеру этих журналов следует и российский Elle, главным редактором которого не так давно стала стилист Катя Мухина, и российский Vogue, где также сменился главный редактор.

magazine_covers

Немного другой модели придерживается американский Vogue. Обложки с Сереной Уильямс и ее новорожденной дочкой, с Ким Кардашьян и Канье Уэстом, с Дженнифер Лоуренс в вечернем платье не сильно напоминают конвенциальную обложку главного журнала мира моды. Первые две – это, скорее, Good Housekeeping, последняя – реверанс в сторону Vanity Fair. Частичный уход в лайфстайл, расширение списков тем, на которые можно и нужно говорить, – сегодня невозможно быть актуальным без массовой социальной повестки. Вопрос остается в подаче, но номер со свадебной фотографией Ким и Канье стал одним из самых продаваемых в истории.

magazine_covers

Эксперименты продолжает и сам Vanity Fair. Классические фотографии, сделанные Энни Лейбовиц, понемногу подвигаются более современными минималистичными вариантами. Изменения начали вводить после смены главреда. В прошлом году после двадцати пяти лет работы ушел Грейдон Картер – блестящий журналист, лучший друг ключевых голливудских продюсеров, бонвиван, эстет, поклонник золотой эпохи Голливуда и один из самых дорогих сотрудников Condé Nast. Его сменила журналистка New York Times Радика Джонс. Меняет формат и Allure. Журнал о красоте, каноном для которого считался идеальный портрет, теперь позволяет себе и фотографии в полный рост, и клоуз-апы.

magazine_covers

Проводником таких коренных изменений становится желание остаться актуальным и вневременным одновременно. Поэтому часть журналов уходит в стилистику нишевых изданий, которые позиционируют себя как coffee-table book без срока годности. Другая часть вступает на территорию диджитала, который пишет о том, что модно здесь и сейчас. Загвоздка в том, что теперь никаких гайдлайнов не существует – никто не понимает, что может сподвигнуть человека купить журнал, если он уже все прочитал в Telegram или Feedly. Оттого издатели сейчас мечутся в темноте, проводят новые исследования и пробуют новые концепты. Часто — абсолютно интуитивно и вслепую. Вдруг выстрелит? И от этого стирается идентичность. Если убрать с обложек вышеперечисленных журналов названия и каверлайны, отличить один от другого будет сложно. Если только там не будет Cosmo. 

Оставьте комментарий

More