Поиск

Как меняется модная индустрия прямо сейчас? Мнение экспертов

Как меняется модная индустрия прямо сейчас? Мнение экспертов

Вместе с маркетинг-директором Esentai Mall Ольгой Комиссар мы поговорили с Катей Федоровой, Ксенией Чилингаровой, Машей Федоровой, Ксенией Таракановой и Тимофеем Колесниковым о дивном новом мире, в котором мы уже живем

Текст: Катерина Милославская

Интервью: Ольга Комиссар


За последние три месяца модная индустрия показала рекордные темпы падения во всех областях. В первую очередь пострадали производства, цепочки поставок, весь физический ритейл, а вместе с ним и все сопутствующие индустрии – пиар, ивентика, журнальные и многие другие. Предсказывать, что будет происходить после окончания кризиса, сейчас невозможно, но тектонические сдвиги происходят уже сейчас. О том, что переживают бизнесы, так или иначе задействованные в сфере моды, мы попросили рассказать инсайдеров индустрии – организаторов мероприятий, маркетологов, владельцев магазинов, журналистов и фотографов.

Что происходит сейчас?

На днях консалтинговая компания McKinsey выпустила специальный отчет, посвященный влиянию COVID-19 на моду – его уже опубликовал Business of Fashion. По ее оценкам, вирус может спровоцировать самый большой экономический спад со времен Второй мировой войны, ударив по всем секторам – от финансов до гостеприимства. Средняя рыночная капитализация игроков в сфере одежды, моды и роскоши упала почти на 40% в период с начала января по 24 марта 2020 года – а это гораздо больше, чем в других секторах экономики.

Как меняется модная индустрия прямо сейчас? Мнение экспертов (фото 1)

По оценкам экспертов, доходы мировой индустрии моды (швейного и обувного секторов) сократятся на 27-30% в 2020 году по сравнению с тем же периодом прошлого года. Если магазины останутся закрытыми в течение двух месяцев, анализ McKinsey прогнозирует, что 80% публично зарегистрированных модных компаний в Европе и Северной Америке окажутся в финансовом кризисе. В то же время, для многих такое положение дел стало стимулом для перехода в онлайн. Например, маркетинг-директор Capital Partners и Esentai Mall Ольга Комиссар рассказывает, что кризис стимулировал активизацию доставки и налаживание бизнес-процессов с партнерами, которые ещё сомневались в необходимости функции удаленной покупки. “В первое время с момента объявления клиенты активно покупали и заказывали доставку, случился бум. Мы это связали с неопределенностью в целом и с тем, что многие вложились в покупки или подарочные наборы, так как знали, что будет изменение цен из-за повышения курса. Сейчас этот тренд пошел на спад, однако, по-прежнему есть спрос на подарки в честь дня рождения, например”, – комментирует Ольга.

В более сложной ситуации оказались небольшие бренды, которые работают с меньшими объемами, а также критично зависят от поставщиков и нуждаются в постоянном обороте средств. К тому же таким маркам чаще всего сложнее дается переход в диджитал за неимением ресурсов, которые можно было бы бросить на развитие онлайн-проекта. “Конечно, это удар по ритейлу. У меня бизнес представлен преимущественно онлайн, но это не те обороты, которые нужны, чтобы оставаться на плаву. Срываются контракты: Япония и Корея молчат. Китай при этом сделал заказ. Моя задача сейчас – продержаться до сентября. Для моего бренда Arctic Explorer осень – период активности”, – рассказывает Ксения Чилингарова, основательница российского бренда Arctic Explorer.

Как меняется модная индустрия прямо сейчас? Мнение экспертов (фото 2)

В это же время интересная ситуация складывается на фронте маркетинга и коммуникаций. Ситуация, заложниками которой стали все стороны процессов, простимулировала бренды в рекордные сроки пересмотреть свои стратегии и способы связи с клиентами. На первый план выходит так называемый “человечный маркетинг”, где во главу угла ставятся нужды потребителя. Это отмечает и Ксения Тараканова, основательница коммуникационного агентства V confession, работающая с крупнейшими мировыми брендами в сфере товаров роскоши. “Сейчас на рынке возникла очень сложная ситуация, когда марки особенно щепетильно относятся к каждому своему движению. Они мыслят на перспективу – когда-нибудь кризис пройдет, а с вами останутся те, кого вы поддерживали в течение всего этого срока. Поэтому сейчас многие мировые бренды в первую очередь смотрят на ценность своего предложения на рынке, адаптируются к реалиям. Что хочется заметить, это работает не только в сторону конечных потребителей, но и партнеров. Например, у меня не было ни одной конфликтной ситуации с заказчиками в течение этого периода – какие-то проекты сдвигаются, для каких-то мы придумываем онлайн-альтернативу”, – рассказывает Ксения.

Эту мысль поддерживает Ольга Комиссар, говоря о максимально персональной коммуникации со стороны брендов и потребителей. “Сегодня мы в первую очередь задумываемся о непосредственных потребностях нашего покупателя в данный момент, мы хотим давать им больше нужной информации. Мы выстраиваем разные возможные клиентские пути для тех, кто пришел на фудкорт и в кинотеатр, или для тех, кто пришел купить что-то на 1-3 этажах. Зачастую это разная аудитория, и с ней мы говорим в разном ключе. Сейчас коммуникация будет состоять не в том, чтобы дать потенциальному потребителю новость о новом продукте, а в том, чтобы просто оставаться в контакте, быть честным и поддерживать в первую очередь человеческие отношения”, – комментирует она.

С этим вопросом столкнулись не только бренды. Если взглянуть на первые страницы мировых СМИ, можно заметить, что на них нет ничего, кроме коронавируса – официально в мире ничего больше не происходит. И модные СМИ вынуждены адаптироваться к этим реалиям. Но как выстраивать модную повестку тем медиа, которые, казалось бы, максимально далеки от темы болезней, вирусов и кризисов? “С одной стороны, сегодня глянцевым СМИ в первую очередь важно показать, что они с нами заодно, что мы все находимся в одной лодке, проявлять эмпатию. Сейчас уже можно заметить, как журналы пытаются экспериментировать с этой темой – например, у Vogue Portugal вышла замечательная обложка с моделями в масках. C другой стороны, даже такие media junkie, как я, начинают уставать от потока однообразной информации. И скоро всем захочется качественного, красивого контента об искусстве, кино, музыке и моде, который напоминает о том, что жизнь есть, и медиа должны будут его дать. Меня также не может не радовать тот факт, что резко сократилось количество бесполезных материалов на тему “Ким Кардашьян вышла в этом платье…”, потому что Ким Кардашьян не может никуда выйти. СМИ, выживавшим на потоке этих бессмысленных новостей, приходится напрягаться, чтобы создавать действительно качественный контент”, – дает оценку ситуации Катя Федорова, основательница телеграм-канала Good Morning, Karl.

Как меняется модная индустрия прямо сейчас? Мнение экспертов (фото 3)

Что будет происходить дальше?

И хотя делать прогнозы сейчас сложно, McKinsey попытались предсказать последствия для всех игроков рынка. Одна из главных тенденций – усиленное движение к устойчивому развитию, которое уже стало основой для многих потребительских сдвигов, и пандемия ускорила этот процесс в несколько десятков раз. И в этом случае модель мировой экономики сегодня представляет наглядное доказательство теории Дарвина: “Выживет только сильнейший”. Кризис уберет слабых, взбодрит сильных и ускорит падение компаний, которые до пандемии уже испытывали трудности, что приведет к массовым волнам консолидации, слияниям, поглощениям и неплатежеспособности. Чтобы обеспечить свое будущее, компании должны адаптироваться к новым рыночным условиям, укреплять свои основы и молниеносно заполнять пробелы, возникающие в период пертурбации.

Сегодня целесообразность уменьшения перепроизводства и пересмотр действующих моделей продиктованы необходимостью – аналитики предсказывают, что покупатель еще долго будет восстанавливаться после всех экономических стрессов, а потому его покупки будут ограничены выбором только самого необходимого или важного, даже в сфере роскоши. Устойчивое развитие, о котором так долго говорили экологи и активисты, неожиданно стало новой реальностью и обязанностью для всех. “Слово 'sustainability' перестанет быть для нас чем-то далеким и непонятным. Я считаю, что мир устал от перепотребления, и мы скоро придем к идеальному сбалансированному гардеробу, где будут люксовые бренды и базовые качественные вещи из переработанных материалов, но их будет ровно столько, сколько нам нужно на каждый день. А на смену бездумной роскошной покупке "на один вечер" придет рынок ресейла и шеринга”, – комментирует Ольга Комиссар.

Теория “Выживет только сильнейший” применима не только к крупным компаниям по всему миру, но и к рынку труда. Очевидно, что кризис заставит пересмотреть функции многих сотрудников, и некоторые их компетенции могут оказаться невостребованными в новом мире. “За бортом после этого краха привычной жизни точно останутся те, кто очень узко видит и кто не сможет подстроиться под меняющуюся действительность. Профессионалы с мультинавыками в сфере принта, диджитал, видео точно не останутся без дела. Но выводы из этой ситуации придется сделать всем. И люксу, и масс-маркету, и Европе, и Америке, и нам, конечно”, – делает вывод Маша Федорова, главный редактор Vogue Russia.

Что с этим делать специалистам творческих направлений? У фотографа Тимофея Колесникова – оптимистичный взгляд на креативные индустрии будущего. “Человечество ждет цифровизация, и это единственно верный выход. Будущее (модной индустрии в том числе) – за виртуальной реальностью. Я уверен, что будет активно развиваться диджитал-фотография – например, лет через 50, а может даже и раньше, герои съемок будут виртуальными”, – подытоживает он.

Сейчас становится понятно, что пандемия оставит свой след в каждой сфере человеческой жизнедеятельности, а потому задуматься о будущем стоит уже сейчас. И, как показывает практика, даже самые точные прогнозы могут не оправдаться на 100 %, поэтому самым важным навыком останется способность моментально реагировать и адаптироваться к существующим реалиям.

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий

Больше