Поиск

Бенджамин Эймер: \"Мы можем пригласить дочь президента сняться для обложки\"

Бенджамин Эймер: "Мы можем пригласить дочь президента сняться для обложки"

Интервью Buro 24/7 с генеральным директором Editions Jalou

Текст: Галина Рыжкина

Фото: Марина Карпыкова


В мае появился первый номер казахстанской версии L’Officiel, французского журнала о моде с большой историей. Оказывается, за последние шесть лет издательский дом Editions Jalou, владеющий L’Officiel, вышел на рынки 26 стран. Глава Editions Jalou Бенджамин Эймер рассказал Галине Рыжкиной о том, как из дедушкиного бренда сделать самый быстрорастущий издательский бизнес в мире, почему Ксения Собчак крутая и что рискованнее – мужской или женский журнал

Бенджамин Эймер – наследник большого издательского бизнеса. Editions Jalou владеет журналом L’Officiel, французской "библией" о моде, которая издается с 1921 года. За последние шесть лет молодой управленец вывел издание на новый уровень, теперь журнал представлен в 31 стране.

– Мой дед пришел в L’Officiel в 1926 году, представьте сколько времени прошло. А я вообще занимался своими делами, работал юристом в США, но решил попробовать. "Давайте попробуем сделать его более эффектным", – сказал я тогда. Две недели назад я был в Маниле, потому что мы запустили журнал на Филиппинах, теперь я здесь, в Алматы, потому что мы запустили казахстанскую версию, в сентябре я собираюсь в Куала-Лумпур, потому что мы стартуем в Малайзии, затем в Мадрид, Берлин, где у нас уже есть L’Officiel Hommes Germany, и теперь мы запускаем L’Officiel для женщин, потом – Токио и Ханой. А наши следующие шаги – США, Великобритания, Колумбия.

"Захватывает мир" Эймер не в одиночку, издатель тщательно подходит к вопросу выбора главных редакторов. L’Officiel пропагандирует сегодня так называемый glocal, когда в журнале гармонично соседствует международный контент и не уступающий ему в качестве локальный. Для такого видения на посту главных редакторов L’Officiel нужны личности. Вот почему Эймер не раздумывая отдал российское издание в руки Ксении Собчак. Говорит, она крутая. 

– Она фантастическая, может, в России она и политик, но когда она говорит о моде и международных брендах, она перестает быть политиком, она просто очень известная личность, умная и с идеями

– Но она фантастическая отчасти из-за того, что занимается политикой, разве нет? 

– Я не русский, мне все равно, правая она или левая, пропутинская или анти. Да, я смотрел пресс-конференцию с президентом, где она задавала вопросы, да, она спросила о вендетте в Чечне. В каждой стране есть проблемы с государством и коррупция. В каждой стране журналисты задают подобные вопросы, в этом нет ничего нового. Что было интересно, так то, как она выглядела в тот момент. Все были в галстуках, а она была очень независимой (на пресс-конференции Путина Ксения Собчак была одета в розовый свитшот с логотипом телеканала "Дождь". – Прим. ред.). Вот так мода становится политикой, даже не политикой, она просто другая. И вот почему я заинтересовался ею.

31 журнал требуют максимальной сосредоточенности, но Бенджамин Эймер говорит, что у него никогда не бывает плана. Планировать что-то с творческими людьми – совершенно бесполезно.

– Конечно, я могу запланировать 10 обложек заранее. Но что если появится Мадонна и захочет позировать для нас с трусами на голове? Я же не скажу ей: "Нет, нет, у меня есть план". Однажды в одной из стран мы пробовали анонсировать 10 обложек на год вперед. Интрига была в том, что никто не будет знать, какая обложка когда появится. Но это не сработало, потому что слишком далеко от реальности. Конечно, для первого номера нужно что-то эффектное, то, что будет говорить: "Мы – международное издание и можем пригласить дочь президента сняться для обложки".

Осенью в Казахстане появится и мужская версия журнала L’Officiel Homme, которая станет первым полноценным журналом про моду для мужчин. А это куда более рискованный бизнес, признается издатель.

– Во Франции L'Officiel Homme очень модный, он о тенденциях. Я говорил Бейбиту (Бейбит Алибеков – издатель казахстанской версии L'Officiel. – Прим. ред.): "Если вы не намерены быть, не хочу использовать это слово, гей-ориентированными в том ключе, в каком это работает во Франции или Италии, вам нужно адаптировать журнал. Может, в Казахстане издание должно быть о костюмах, больших часах и машинах, и только с одной историей о трендах, чтобы читатель о них знал. Это вопрос к редакции, каким путем ей идти. Это то, во что я точно не буду вмешиваться. Я не скажу: "Делай на 100% фэшн-журнал. Мода для мужчин – она вообще более сложная, мода для женщин – это красивая сумка, красивое платье, они красивы везде. Хороший костюм тоже везде хорош, но итальянцы, к примеру, носят красные штаны, а французы – нет. Французы предпочитают темно-синий, британские мужчины одеваются, как немцы, а казахские не оденутся, как русские. Когда я был в России 10 лет назад, все парни, с которыми я имел дело, носили огромные часы, а у меня были супертонкие Altiplano. Хотелось, чтобы это выглядело как украшение, но по сравнению с ними я смотрелся, как гей. Я ненавидел их часы, но они продавали их в огромном количестве. Это тот самый момент, где местный аспект становится ключевым.

Больше