Поиск

Разговоры на Buro 24/7: Меруерт Ибрагим, Жанель Бертаева, Ян Рэй и Жамиля Абилова

Разговоры на Buro 24/7: Меруерт Ибрагим, Жанель Бертаева, Ян Рэй и Жамиля Абилова

Два года MBFW Almaty

Текст: Меруерт Ибрагим

Фото: Марина Карпыкова


Перед стартом пятого, юбилейного, сезона Mercedes-Benz Fashion Week Almaty Меруерт Ибрагим поговорила с основателями Недели моды – Жанель Бертаевой, Жамилей Абиловой и Yan Ray. Чего добились, в чем ошиблись, что такое – казахстанская мода и кто такой – наш модник

Меруерт Ибрагим: Новый сезон MBFWA – юбилейный. Как вы сами оцениваете свою работу? Честно, без хвастовства, по факту.

Жамиля Абилова: Это непростая сфера. Есть дизайнеры, которые становятся с каждым сезоном интереснее. Я все время привожу в пример Леонида Жеребцова, у которого были свое ателье и свои клиенты. Но я считаю, что именно мы дали ему толчок в развитии, на него обратили внимание местные модницы. Он пошел по очень хорошей коммерческой линии и занял определенную нишу. 

Жанель Бертаева: Мы завоевали уважение. С самого начала в нас не особо верили, было мнение, что MBFWA – имиджевый проект, что мы сейчас наиграемся, а когда все надоест – бросим. Но спустя два года из имиджевого проекта он перерос в идейный, за который мы втроем болеем. Мы прекрасно знаем минусы и каждый сезон сталкиваемся с проблемами и нареканиями. Допустим, тех же международных гостей мы привозим не для того, чтобы было "круто", они не должны развлекать остальных, они должны работать, делать репортажи. Я уверена, что у MBFWA большое будущее, но над многим нам еще предстоит работать.

Yan Ray: Самое главное, чего мы добились – сегодня модно одеваться от казахстанских дизайнеров. Люди носят эту одежду и носят ее с гордостью.

Жамиля Абилова: У нас всегда было желание создать некую систему, но в полной мере мы пока не можем этого сделать. Мы предоставляем дизайнерам качественную площадку, PR, освещение их показов в СМИ, приглашаем на шоу красивых гостей. Насколько позволяют наши возможности и ресурсы, привозим международных специалистов. Остальное – за ними. Мы не можем делать все: помогать им шить, стилизовать, налаживать продажи. Самое сложное – привезти байеров. Казахстан пока не входит в список стран, куда байер поедет покупать одежду, но мы не перестаем на это надеяться. Однажды он приедет и так влюбится в бренды, что купит их коллекции.

 

Разговоры на Buro 24/7: Меруерт Ибрагим, Жанель Бертаева, Ян Рэй и Жамиля Абилова (фото 1)

 

Меруерт Ибрагим: Жанель, у тебя много проектов – онлайн-магазин казахстанских дизайнеров Lenazh.com, Kazakhstan Fashion Institute, ассоциация дизайнеров "Арлем". Можно подумать, что ты как раз таки пытаешься создать в стране эту самую систему?

Жанель Бертаева: Не было цели создать какую-то систему. Изначально были только KFI и Mercedes-Benz Fashion Week Almaty. Уже потом, в процессе, мы поняли, что нужно развивать дополнительные сферы – интернет-продажи, производство, рекламу. И сейчас образовался пул, в который входят несколько проектов, связанных между собой – от образования в моде до выпуска готовой продукции. К примеру, мы были на казахстанских фабриках и выяснили, что они готовы делать для наших дизайнеров 10–15 сэмплов одежды по низкой цене, то есть можно заказать по одному образу при условии, если у них есть хороший конструктор. Дальше уже проще – показать коллекцию на MBFWA или выставить у нас в магазине. 

Меруерт Ибрагим: Вы уже запустились? 

Жанель Бертаева: Мы запустились 25 января. Дали дизайнерам список фабрик, на которых они могут отшиваться, если у них нет своих цехов и ателье, но сырьем они занимаются сами. У нас в стране большая проблема с хорошими тканями, у производителей нет видения трендов – например, какие принты сейчас актуальны. С теми, кто входит в ассоциацию, работа более тесная: мы предоставляем фотографа, студию, элементарно помогаем подготовить корректный пресс-релиз, бьюти-партнеры (в этом году это – Maybelline) делают макияж для съемки. Но входить в "Арлем" необязательно, мы и так поможем. 

Разговоры на Buro 24/7: Меруерт Ибрагим, Жанель Бертаева, Ян Рэй и Жамиля Абилова (фото 2)

 

Меруерт Ибрагим: Что происходит между сезонами MBFWA? Чем вы занимаетесь? Коммуницируете с дизайнерами?

Жанель Бертаева: Аян путешествует. Открывает для себя новые горизонты, вдохновляется. (Смеется.) После окончания Недели моды мы занимаемся бюрократической работой: оформляем документы, делаем отчеты, пишем благодарственные письма, отрабатываем обязательства перед партнерами. Как только заканчивается эта работа, начинается подготовка к новому сезону – проводим отбор дизайнеров, встречаемся со спонсорами снова, решаем вопросы по площадке. На самом деле работа не прекращается никогда. Мы не замечаем, как пролетает время.

Жамиля Абилова: Перед первым сезоном мы вместе обсуждали все вопросы, вместе ходили на встречи, сейчас у нас есть четкое распределение обязанностей. Механика отлажена, уже не нужно созваниваться и решать, кто и чем займется. Между сезонами мы занимаемся продвижением дизайнеров. Я стараюсь делать в BLVD какие-то проекты с ними, в Saks Fifth Avenue. Если вижу, что у дизайнера качественная и модная одежда, делаю все, чтобы он появился в универмаге. Так, кстати, и получилось с Alima. Для казахстанского дизайнера это хороший показатель, если его выбрал глобальный бренд.

Жанель Бертаева: Плюс у нас есть еще показы в Астане. 

Разговоры на Buro 24/7: Меруерт Ибрагим, Жанель Бертаева, Ян Рэй и Жамиля Абилова (фото 3)

Меруерт Ибрагим: Вы посещаете другие недели моды, которые организует Mercedes-Benz?

Жамиля Абилова: Мы были в Москве, Жанель – в Киеве. 

Жанель Бертаева: Увы, регулярно это делать не получается, сроки сжатые, физически все это тяжело.

Меруерт Ибрагим: Я почему спрашиваю, Дарья Шаповалова (основатель MBKFD) активно посещает другие недели моды. Такое ощущение, что у нее каждый день – Неделя моды. Делает показы в Киеве, потом возит с собой дизайнеров в Париж, где у нее свой шоурум.

Жанель Бертаева: У Даши есть Казбек Бектурсунов (супруг Д. Шаповаловой. – Прим. ред.), который контролирует многие рабочие проекты. У нее голова не занята организацией. Она как креативный директор как раз таки занимается только креативной частью Недели моды, коммуникациями. Мы с Дашей и Казбеком советовались по многим вопросам. Они нам сразу сказали, до 7–8-го сезона они сами занимались Неделей, и только в Киеве, никуда не выезжали. Когда стало больше опыта, появилось больше внимания, начали выезжать в Европу. Мне кажется, нам не нужно торопиться, рано или поздно мы тоже начнем в этом направлении развиваться.

Меруерт Ибрагим: Возможно, следующий вопрос вам покажется каверзным, но почему наши дизайнеры исчерпывают себя? Исчезают? Было несколько отличных новичков, всем они понравились, а сейчас их нет. В чем их проблема?

Жанель Бертаева: Это все от несерьезного отношения к своей работе. Они думают как: "Сейчас я сделаю классную коллекцию, вложу в нее много денег, конечно же, она у меня раскупится". Но не учитывают, что у них нет в команде человека, который будет заниматься продвижением и продажами. Нет понимания всех процессов, нет коммерческой жилки. Потом, естественно, начинает все рушиться, они уходят в себя как творческие люди, исчезают.

Yan Ray: Возьмем, к примеру, Толегена Батентаева. Он сделал классную коллекцию, но потом уехал работать в берлинское архитектурное бюро. По сути, человек сам не стал протаптывать себе дизайнерскую тропинку.

Разговоры на Buro 24/7: Меруерт Ибрагим, Жанель Бертаева, Ян Рэй и Жамиля Абилова (фото 4)

Меруерт Ибрагим: А в чем смысл тогда вообще начинать что-то делать?

Жамиля Абилова: Это то, о чем я говорила: у нас дизайнеры не относятся к моде как к полноценной работе. Почему мы всегда встречаемся и долго ведем переговоры с ними перед тем, как утвердить их участие в MBFWA? Нам важна концепция, идея. Когда человек говорит, что вдохновлялся такой-то архитектурой, значит, что-то идет изнутри. А если он говорит, что хочет просто делать красивую одежду, то я понимаю, что дальше этой красивой одежды дело не пойдет. Первый раз, возможно, будет все хорошо, потом – будет туго. 

Меруерт Ибрагим: Как вам удается поддерживать уровень международного бренда с местным менталитетом? Например, front row, на котором должны сидеть профессионалы, но там часто сидят подружки, родственники, не считая спонсоров и партнеров. 

Жанель Бертаева: Я немного не соглашусь. Первые ряды мы всегда распределяем между профессионалами и партнерами. Если что-то остается, мы отдаем места светским людям, то есть потенциальным клиентам бренда. Подружки и друзья не претендуют на первый ряд, они могут и на третьем посидеть.

Жамиля Абилова: Есть такой момент, люди часто воспринимают приглашение на мероприятие так, будто ты зовешь их к себе домой. Потому что многое завязано на личных знакомствах. Если позвоню не я, а человек от меня, то могут подумать: "Почему она мне сама не позвонила? Это ее мероприятие". Это усложняет мою работу. Мне хочется, чтобы это как-то систематизировалось. MBFWA – не просто модное, но еще и светское мероприятие. Но львиная доля мест уходит на редакторов моды, главных редакторов, издателей, спонсоров, все остальные – после.

Yan Ray: А мне кажется, в Алматы люди стали культурнее к этому относиться. Никто уже не устраивает истерик, если тебя посадили не на первый ряд. 

Разговоры на Buro 24/7: Меруерт Ибрагим, Жанель Бертаева, Ян Рэй и Жамиля Абилова (фото 5)

Меруерт Ибрагим: Существует ли определенный типаж казахстанского модника? Есть ли у него свой стиль? Есть лицо у казахстанской моды? 

Yan Ray: Нет.

Жамиля Абилова: Думаю, что нет. Казахстанский модник – собирательный образ. У нас все заимствуется. И появится ли вообще – очень сложно сказать, потому что он даже не вырисовывается. 

Меруерт Ибрагим: Наверное, в этом нет ничего удивительного, учитывая, что большинство казахстанских дизайнеров шьют для клиентов. У них есть свое ателье, наработанная клиентура и, в принципе, может быть, им даже неважно – модно или нет то, что они делают. Для коммерческого успеха точно нужно шить, исходя из желаний клиенток, а не руководствуясь модой...

Жамиля Абилова: Были случаи, когда я разговаривала с дизайнерами и говорила: "Давайте не будем брать это платье, оно не вписывается в MBFWA, оно – немодное". В ответ получала стандартное: "Это у нас хорошо продается. Это покупают наши клиенты". 

Жанель Бертаева: Хочется донести до них, что MBFWA – это PR-площадка, а они сразу хотят продать всю коллекцию.

Yan Ray: Мало дизайнеров, у которых есть профильное образование. Как все происходит: "Я не дизайнер, но мне нравится мода. У меня есть какое-то видение, найму-ка я себе конструктора и швею, сделаю вот так". Своей креативной идеи нет.

Разговоры на Buro 24/7: Меруерт Ибрагим, Жанель Бертаева, Ян Рэй и Жамиля Абилова (фото 6)

 

Меруерт Ибрагим: Спустя четыре сезона вам стало проще работать над MBFWA? 

Yan Ray: По всем пунктам. Сейчас уже есть понимание того, как все должно работать.

Жанель Бертаева: Если появляются какие-то трудности и препятствия, а они появляются всегда, мы, решая их, учимся чему-то новому. А вместе с нами растут и дизайнеры. У них тоже появляются требования к нам.

Жамиля Абилова: Это естественный процесс. Сейчас дизайнеры, участвуя в Неделе моды, думают не о своей минуте славы, а о том, что она им даст в реальности. Хотелось бы, чтобы проект был настолько самодостаточным, вырос настолько, чтобы на показы гости шли не потому что мы их пригласили, а на имя MBFWA, на площадку, на дизайнеров. 

Разговоры на Buro 24/7: Меруерт Ибрагим, Жанель Бертаева, Ян Рэй и Жамиля Абилова (фото 7)

Меруерт Ибрагим: Впереди – пятый сезон. Энтузиазм делать Неделю моды не спал?

Yan Ray: Любая работа становится рутиной, какой бы она творческой и интересной ни была. Поэтому себя нужно постоянно подогревать.

Жанель Бертаева: Мне MBFWA расслабиться и отдохнуть не дает. Проект трудоемкий, и хочешь ты или нет, но у тебя просто нет времени сидеть и вздыхать: "Черт, я устала", "Лучше я буду заниматься чем-то другим". Я верю, что все будет еще лучше, просто нужны время и наше терпение. А трудности есть всегда, без них невозможен рост.  

Жамиля Абилова: В моем случае на первый план выступает даже не энтузиазм, а чувство ответственности перед всеми, кто связан с проектом.

Yan Ray: MBFWA – глобальная площадка, которой есть к чему стремиться. И пока я чувствую потенциал проекта, я буду работать над ним.

Меруерт Ибрагим: Чего вы ждете от пятого сезона?

Жанель Бертаева: Слаженной работы команды, хороших гостей, хорошего PR от них, достойных дизайнеров.

Yan Ray: Драйва.