Поиск

Художник Louis Vuitton Лэс Эдж о персонализации багажа и запоминающихся заказах

Художник Louis Vuitton Лэс Эдж о персонализации багажа и запоминающихся заказах

Интервью Buro 24/7

Текст: Buro247.kz

Фото: Марина Карпыкова


На прошлой неделе Алматы посетил художник Лэс Эдж, который занимается оформлением и персонализацией багажа Louis Vuitton более 30 лет. В интервью Buro 24/7 Лэс рассказал, как случайно попал на работу в Louis Vuitton, что говорит багаж о его владельце и кому художник и французский бренд, следующие строгим правилам, могут делать исключения

Во время интервью в алматинском бутике Louis Vuitton нам показывают доску, которую Лэс разработал очень давно. На ней изображены палитра оттенков, шрифты и их размеры, которые можно использовать в работе. Удивительно, но выглядит она так, будто художник изготовил ее только вчера. История персонализации Louis Vuitton началась практически с момента основания бренда. Сначала услуга была необходимостью: инициалы, полоски и гербы наносились по просьбе состоятельных и аристократических семей, которые по прибытии из путешествий могли легко распознать свой багаж. Сегодня услугами персонализации пользуются все клиенты Louis Vuitton. Изменились и желания – они хотят чего-то больше инициалов. Например, рисунки. Их фантазии вот уже 30 лет воплощает в жизнь Лэс Эдж.

Вы работаете с Louis Vuitton больше 30 лет. С чего все началось? Как вы попали в команду бренда? 

Это произошло случайно. Был 1979 год, Рождество, я работал на Риджент-стрит, рисовал на окнах магазинов инициалы. В один из дней я увидел на улице высокого, статного, красивого мужчину. Он обратил на меня внимание и спросил, интересно ли мне нанести такие же инициалы на твердый багаж? Это был Джонатан Фотнер, на тот момент генеральный директор лондонского Louis Vuitton. Я отказался. Тогда он дал мне свою визитную карточку и ушел.

Минут через пять я все-таки решил, что мне нужно согласиться на предложение и пошел в бутик Louis Vuitton на Бон-стрит. Там я нарисовал инициалы на одном из багажей. Увидев мою работу, Джонатан поинтересовался, было бы мне интересно и в дальнейшем работать на Louis Vuitton. Как видите, я дал согласие. На тот момент Louis Vuitton были без художника, прежний ушел из жизни и замены ему найти не смогли. Теперь и я нахожусь в поисках подмастерья, человека, которому я смогу передать свои знания и навыки.

Есть ли у вас другие, собственные проекты?

Я оформляю художественные галереи по всему миру. Недавно вот был в Швейцарии, на Baselworld, работал над их пространством. У меня есть своя компания и пять человек, которые на меня работают. Мы рисуем, занимаемся графикой и печатной продукцией.

Долгое время у Louis Vuitton был слоган "Покажи мне свой багаж, и я скажу кто ты". По-вашему, что говорят разрисованные и персонализированные изделия о его владельце?

Если человек очень спокойный, тихий и скромный, то, скорее всего, он решится на маленькие инициалы, что-то очень дискретное и не вызывающее. Если я вижу яркие, привлекающие внимание рисунки, то, скорее всего, решу, что его обладатель – яркая и харизматичная личность. Но, в любом случае, я подумаю о нем хорошо. (Смеется.)

Что изменилось в персонализации с того времени, когда вы только начали работать c Louis Vuitton?

Ушли жесткие принципы и требования: если раньше наносить на изделия разрешалось только инициалы и гербы, то со временем стало возможным наносить полоски и любой рисунок по вкусу владельца. Стало больше творчества, но некоторые стандарты все равно остались.

Были ли в вашей практике заказы, которым вы отказывали? Почему?

Были. Я помню мужчину, который прилетел в Лондон из Нью-Йорка. Он хотел, чтобы я ему нанес на изделие череп и крест. Но, увы, мне пришлось ему отказать. Когда на изделие нанесен очень крупный рисунок, люди обращают внимание, в первую очередь, на него, а не на само изделие. А у Louis Vuitton по сей день существует правило: продукция должна оставаться продукцией, она должна выделяться и стоять на первом месте, а не изображения на ней. Рисунок не может покрывать более 10% поверхности изделия. Но! Для московских и алматинских клиентов мы делаем исключение и отступаем от правил.

Можете назвать Вашу самую запоминающуюся работу?

Ее я сделал для герцога и герцогини – рисовал герб. Было потрачено много времени, но результат был восхитительным и красивым. Очень жалею, что не сделал фотографию работы. Сейчас мы стараемся вести учет всех работ. Часто ведь как происходит: клиент покупает новое изделие и хочет повторить прежний рисунок, а старого изделия уже нет.

Шрифты инициалов всегда одинаковы?

Нет, это раньше правила распространялись и на шрифты, большого разнообразия не было. Сегодня я могу сделать все, что пожелает клиент. Если мне покажут изображение с незнакомым шрифтом, то проблем с его нанесением не будет.

Можно ли рисунок или инициалы стереть по истечении времени и нанести новые? Например, девушкам при смене фамилии?

Нет, невозможно. (Смеется.) Понимаете в чем дело, в работе мы не используем краски, это специальные чернила, которые имеют определенное соединение с нашим материалом. Они высыхают моментально, и убрать их ничем нельзя. В таких условиях художник не имеет право сделать даже малейшую ошибку. Но была однажды в моей практике похожая история. На изделие одной дамы были нанесены инициалы, по некоторым причинам их нужно было исправить. Я предложил нанести поверх инициалов нарисованную ленту, а сверху – новые инициалы. Ей настолько понравилась идея и сама лента, что она принесла все изделия, которые у нее были. Я ее предупредил, что один раз мы смогли переделать работу, но второй раз такой возможности не будет, на что она мне ответила: "Не будет мужчины – не будет слез".

Больше