Поиск

За что мы любим Аззедина Алайю?

Восхищение женщиной "Короля облегающего силуэта"

"Наше знакомство стало всем для меня. Он мне был как отец. Он позвонил моей матери и объяснил, что я должна жить с ним, потому что 16-летняя девочка не должна быть в Париже одна. Что я нуждаюсь в защите и он мне ее обеспечит", – вспоминает историю знакомства с Аззедином Наоми Кэмпбелл в интервью Another Magazine.

Мир узнал о смерти Аззедина Алайи в субботу вечером. Ему, как полагают, было 77 лет (свой точный возраст дизайнер тщательно скрывал). Аззедин – один из последних художников моды, гений, чье имя стоит в одном ряду с Кристобалем Баленсиагой и Ивом Сен-Лораном. Маленького роста, но громадного таланта, одетый всегда в черное, веселый и скромный, он ненавидел систему современной моды и обожал женщин. "Я никогда не задумываюсь о том, чтобы делать что-то новое, я просто создаю одежду, которая делает женщин красивыми".

Его любовь к женским формам привела к тому, что в мире моды ему дали титул "короля облегающего силуэта" (King of cling). "Аззедин с помощью платьев придает вашему телу совершенные очертания. Он создает лучший силуэт из тех, что только можно представить. Он словно скульптор", – говорила Тина Тернер, одна из преданных поклонниц дизайнера. Он тоже предпочитал называть себя скульптором и конструктором, а не дизайнером. Женщины в платьях Azzedine Alaia, изящных и идеальных, действительно напоминали совершенную скульптуру, у которой просто не может быть изъянов. Его одежда не была модной. Несмотря на это, женщины по всему миру мечтали иметь в гардеробе хотя бы одно его платье. В этих нарядах, с подчеркнутой талией, плечами и правильной линией бедра, они чувствовали себя самыми красивыми, сексуальными, в центре внимания – иногда это именно то, что нужно женщинам.

За что мы любим Аззедина Алайю? (фото 1)

В мире Алайи не было места тенденциям, он считал их чем-то несерьезным и назойливым. Вместо мудбордов в его студии на стенах висели фото любимых муз: Наоми Кэмпбелл, Стефани Сеймур, Грейс Джонс, Тины Тернер, Греты Гарбо. Он вообще не играл по правилам современной моды. "Нынешняя система  это не творчество, у нее слишком промышленный подход. Ритм выхода коллекций  глупый. Это бесчеловечно, с таким объемом работы очень немногие могут справиться. Это жизнь, которая слишком ускорена", – говорил Аззедин в 2016 году в интервью WWD. Все, что имело для него значение, – женщины и красота их тела. "Женщинам отпущен очень короткий срок, чтобы гордиться своим телом, и его надо использовать до конца", –комментировал дизайнер. 

Buro247.kz

Загрузить еще