Поиск

История казахстанского джаза: От "Бумеранга" до Жанны Саттаровой

50 лет казахстанского джаза: Звезды, квартирники, кафе и фестивали

В начале мая из жизни ушла Жанна Саттарова, королева казахстанского джаза, певица, ознаменовавшая целую эпоху. В память о ней вспоминаем всю историю джаза казахстанского производства – от советского вокально-инструментального ансамбля "Бумеранг" до Jazzystan и совсем юных исполнителей из алматинской школы джаза.

 

СССР

almaty_jazz_band

В 1947 году родился Тахир Ибрагимов, один из основателей первого казахского джазового коллектива "Бумеранг". Именно с этой группы принято отсчитывать историю джазовой музыки в Казахстане. В СССР, между тем, джаз уже покоряет страну, несмотря на многочисленные запреты и ограничения, – здесь джаз-сцена появилась в 1922 году, одновременно с зарождением жанра в Америке. Пианист и композитор Александр Цфасман вместе с первым в стране коллективом записывает пластинку и появляется в скандальном радиоэфире (после чего гонения на джазовых музыкантов усиливаются). 30-е годы связаны с именами ленинградцев Леонида Утесова и Якова Скоморовского, развивавших новые виды жанра. В военные годы джазовые музыканты практически полностью ушли в подполье из-за государственной борьбы с космополитизмом, но уже в 50-е и 60-е случилась "оттепель", ознаменовавшая новую эпоху советской джаз-музыки.

В 1969 году молодой барабанщик, а в будущем звезда и отец-основатель ориентал-джаза, Тахир Ибрагимов собирает свою первую группу вместе с другом-пианистом Георгием Метаксой и братом-контрабасистом Фархатом Ибрагимовым. Незадолго до этого его выгнали из музыкальной школы за профнепригодность, где он учился играть на кларнете. Тогда Тахир выбрал барабаны. С этим инструментом Ибрагимов не прогадал. Через 8 лет он будет признан лучшим барабанщиком на джазовом фестивале в Фергане.

Трио превращается в джазовый ансамбль "Бумеранг", первый казахстанский джазовый коллектив. Через некоторое время бэнд троих друзей, который они основали не всерьез, будет греметь на всю страну. Состав группы многократно меняется – с "Бумерангом" успели поработать и Байгали Серкебаев, и Батырхан Шукенов, и композитор Яков Хан. Вокруг братьев Ибрагимовых собирается вся музыкальная "тусовка", прогрессивная молодежь и творческая интеллигенция того времени. А их квартира превращается в негласное место паломничества главных тусовщиков Алма-Аты 80-х годов.

История казахстанского джаза: От "Бумеранга" до Жанны Саттаровой (фото 1)

"А когда к нам приехали знаме­нитые New York Jazz Repertory Orchestra в середине 70-х, то именно в его квартиру на втором этаже (теперь уже почти развалившегося дома в центре Алма-Аты) набилось столько американских джазовых звезд, что на квадратный метр в тот момент там их было больше, чем в самой Америке. И вообще, это была не­кая неформальная штаб-квартира алма-атинского музыкального андеграунда, джаз ведь играли не вполне официально. И когда там пили водку легендарный американ­ский барабанщик Бобби Розенгарден, американская певица Кэрри Смит, немецкая вокалистка Инга Румпф, а также другие иностранные музыканты, то рядом с домом всегда околачивались тайные агенты КГБ, и всех, кто туда заходил, бра­ли на "галочку", – рассказывает о Тахире Ибрагимове писатель и документалист Арсен Баянов.

К началу 80-х годов джаз полностью реабилитировали в Советском Союзе, и по всей стране тут и там появлялись джазовые фестивали. У группы "Бумеранг" начинает формироваться уникальный стиль, который позже назовут ориентал-джазом. В период с 1983 по 1986 год у группы выходит три альбома на фирме "Мелодия" ("Бумеранг", "Орнамент" и "Мираж"), а также их треки включают в многочисленные джазовые компиляции. К концу 80-х годов ансамбль входит в пятерку лучших джаз-бэндов Советского Союза. 

В 1979 году формируется группа "Арай", преемник "Бумеранга", аккомпаниаторский коллектив молодой, но уже известной певицы Розы Рымбаевой. Его сооснователем и идейным вдохновителем стал Тахир Ибрагимов, там же играл его близкий друг и соратник Яков Хан. Но к 1982 году первоначальный состав ансамбля распался, и появился "Арай" в том виде, в котором его мы знаем сегодня: клавишник Байгали Серкебаев, бас-гитарист Владимир Миклошич, вокалист Наджиб Вильданов, гитарист Булат Сыздыков, Батырхан Шукенов и ударник Сагнай Абдуллин, сменивший Ибрагимова. Именно из этого коллектива позже выросли группы "А-студио" и "Мюзикола".

История казахстанского джаза: От "Бумеранга" до Жанны Саттаровой (фото 2)

"Груп­па, бесспорно, доминировала в то время на официальной казахстанской сцене. Прекрасные песни, бесподоб­ный голос Розы, фирменная японская аппаратура, купленная республикой за валюту, сделали их настоящими звездами не только в КазССР, но и во всем Союзе", – вспоминает Арсен Баянов. Но как коллектив "Арай"проработал всего несколько лет, вскоре группа распалась. Музыканты начали собственные проекты, одним из которых стал "Алма-Ата студио", чье название позже сократилось до "А-студио". Именно под таким названием ансамбль пригласили работать в Театр А. Пугачевой в Москву.

После временного перерыва "Бумеранг" продолжает свое славное шествие по стране. Участвует практически во всех фестивалях Советского Союза, выступает на одной сцене со звездами мирового джаза."В начале июня 1990 года Тахира и меня пригласили принять участие в "Первом московском международном джаз-фестивале", в проекте с участием московских музыкантов. Такой сейшен-груп: "Бумеранг" – Алма-Ата – Москва. Нас так и представили. Мы открывали фестиваль. К нам присоединился перкуссионист – виртуоз из Ашхабада Хакберды Алламурадов, или просто Бердышка. Это был грандиозный праздник джаза. Сразу после нас вышел квартет Бенни Голсона, потом квинтет Бастора Вильямса, квинтет Фредди Хабборта, группа Sun Ra. Не хвалясь скажу, выступили мы хорошо. Зал долго не отпускал нас. Особенно публике понравилось, когда Бердышка так завелся, что когда ему дали соло, он выскочил в зал со своим старинным барабаном и стал носиться между рядами, не останавливая своего виртуозного соло. Когда он вернулся на сцену, зал ревел и аплодировал стоя. Да, получился настоящий "Бумеранг"! Приятно было, когда после выступления тебе пожимают руки и хлопают по плечу разные, совершенно незнакомые люди: черные, белые, в общем – музыканты. И вдвойне приятно то, что мы выступили без единой репетиции, даже не зная толком, что будем играть. Просто Таха дал счет, и понеслась!" – вспоминает сооснователь "Бумеранга" Фархат Ибрагимов.

Казалось бы, к коллективу пришли долгожданная слава и практически мировой успех. Но развал Союза отрицательно повлиял не только на джаз, но и на творчество в целом, заниматься музыкой становилось все тяжелее. "Потом начались события с пересадками и перестрелками. Все, что касалось живой музыки, стало агрессивно вытесняться попсой и фанерой. В 1995-м,  когда Таха оставался не у дел, я затянул его в студию Руслана Кара, и мы стали живым проектом "Роксонаки". Это были плодотворные 5 лет. Живьем мы выступали редко, но студийной работы мы сделали много", – рассказывает Фархат. "Бумеранг" прекращает свое существование в 90-х годах.


90-е годы

almaty_jazz

В 90-е годы полностью меняется существующая музыкальная сцена Алматы. Появляются новые жанры, в страну потоком льется новая, ранее незнакомая музыка. Если раньше единственным доступным местом сбора музыкантов были квартиры, то тогда начинают открываться заведения, в которых можно играть джаз в любой день, любое время, без страха, что тебя отметят "галочкой". Это и дало толчок новой волне казахстанских джазовых музыкантов. На свет выходит множество молодых коммерческих коллективов, которые страстно желают экспериментировать и создавать что-то новое. У музыкантов появляется фанатичная публика, которой хочется слушать джаз на регулярной основе. Заказчики и владельцы первых клубов становятся настоящими меценатами, которые способствуют развитию жанра. "Первоначально в джазовых клубах игрались простые попсовые композиции  наслушанности не было. Но потом наши музыканты начинали играть что-то свое, свежее, новое, оригинальное, тем самым прививая вкус", – рассказыват джазовая певица Ирэн Аравина. Происходил взаимовыгодный обмен: музыканты получали работу, а заказчики  возможность приобщиться к новой незнакомой культуре. Именно этот период можно считать расцветом таких коллективов, как ансамбль Константина Добровольского, ансамбль саксофонистов Sax Chorus Андрея Ткаченко, Pro Jazz Бэнд Якова Хана, цирковой бэнд Нурлана Байкозова, из которого вышли множество музыкантов.

Постепенно формируется своя джазовая карта Алма-Аты. Среди основных точек  гостиница "Алма-Ата" с рестораном "Иссык", гостиница "Отрар", кафе "Акку" и, конечно, эстрадное отделение музыкального училища им. П. И. Чайковского. Там играли и Тахир с Фархатом Ибрагимовым, Георгий Метакса и многие другие наравне со студентами. Потом появился знаменитый джаз-клуб на ВДНХ. Это место пережило несколько рождений. Первый клуб располагался в выставочном комплексе, а после переезда на перекресток Шевченко–Кунаева получил название Jazz Cafe и стал культовым местом для молодых музыкантов того периода времени. "Для меня культовым местом, связанным с джазом, было Jazz Cafe именно на Мира. Это было не очень привлекательное место, никаких излишеств, вечно накурено и шумно. Но в нем был настоящий джазовый дух! Люди приходили туда за музыкой, за этой ни с чем не сравнимой атмосферой. Мы с Жанной выступали там. Место просуществовало недолго, 3–4 года, но это была золотая эпоха", – рассказывает Гаухар Саттарова. 

В Jazz Rock Cafe собирались юные Виктор Хоменков, Жанна и Гаухар Саттаровы, Ирэн Аравина. Тогда еще молодые и неизвестные музыканты проводили джэм-сейшены до утра, экспериментировали и собирались в группы. Там же можно было встретить мэтров, в то время частыми посетителями Jazz Cafe становились братья Ибрагимовы – Тахир и Фархат. "Я полюбил джаз в конце 90-х, и первыми, благодаря кому я по-настоящему открыл его для себя, стали Horace Silver и Herbie Hancock. Именно это привело меня в Jazz Cafe. Сначала на Кунаева, затем на Мира, где я познакомился ближе с Виктором Хоменковым, Данияром Макашевым, Абаем Ракишевым, Ермеком Дияровым, Валерой Насибулиным и Казбеком Спановым. Именно там возник созданный им коллектив JCS, и я счастлив, что начал свои первые выступления в качестве диджея именно там, разбавляя концерты групп, для которых это место стало вторым домом на тот период времени. Только сейчас, спустя многие годы, по-настоящему осознаешь всю важность истории Алматы, происходившей там",  рассказывает Рустам Оспанов, основатель джазового фестиваля Jazzystan.

История казахстанского джаза: От "Бумеранга" до Жанны Саттаровой (фото 3)

В эпоху Jazz Cafe происходит становление знаковых для казахстанского джаза фигур нового поколения – Ирэн Аравиной, Жанны и Гаухар Саттаровых, Жанны Орынбасаровой, Виктора Хоменкова, Казбека Спанова, Валерия Насибуллина. Ирэн Аравиной суждено было стать частью джазовой субкультуры. Отец певицы Юрий Петрович Аравин – известный музыковед, исследующий казахскую народную музыку и безмерно любящий джаз. Квартира Аравиных на Тулебайке была местом сбора творческой интеллигенции, а Юрий Петрович в шутку назначен президентом джаз-клуба Алматы."Мое первое осознанное воспоминание: мне около четырех лет, я сижу под роялем ночью в нашей квартире, играет джаз. Дядя Гоги (Георгий Метакса. – Прим. ред.) сажает меня рядом с ним и говорит: "Играй одну ноту", какой-то примитивный бас. В это же время начинает играть сам, извлекая из рояля невероятные звуки. Непередаваемое ощущение", – вспоминает Ирэн.

Другим музыкантом, с чьим именем ассоциируется казахстанский джаз в те годы, становится Виктор Хоменков, пианист и композитор. Многие из ведущих профессионалов старой школы – Нурлан Байкозов, Фархат Ибрагимов и Ермек Дияров – называют его одним из лучших пианистов на территории стран СНГ. Начинал он в эстрадно-цирковом училище им. Чайковского. Уже тогда молодого музыканта заметили преподаватели Михаил Ермолов, Георгий Метакса и Герш Геллер и начали привлекать его к работе в своих проектах. Сразу после выпуска он знакомится с Тагиром Зариповым, будущим директором единственной в Центральной Азии школы джаза и основателем первого фестиваля джазовой музыки в Казахстане. Тот приглашает Виктора стать преподавателем в только что созданную им школу. В 1998 году группа джазовых педагогов вместе с Тахиром Ибрагимовым, Жанной Саттаровой, Валерой Насибуллиным и Виктором Хоменковым выезжает в Нью-Йорк. Эта поездка – одно из исторических событий. Впервые казахстанские джазовые музыканты выступали в Америке.

Но ключевой фигурой, сыгравшей главную роль в становлении жанра, становится Жанна Саттарова. Получив классическое музыкальное образование в музыкальной школе им. Куляш Байсеитовой по классу фортепиано, Жанна продолжила обучение, пробуя себя как вокалистку. Как рассказывает ее сестра и джазовая певица Гаухар Саттарова, карьера Жанны началась с небольшого выступления в отеле "Анкара" в начале 90-х годов. После него Саттарова становится завсегдатаем Jazz-Rock Cafe, где знакомится с алматинской джазовой тусовкой. В этот момент начинается самый плодотворный период в ее карьере – певица начинает работать в тандеме с Виктором Хоменковым. "Мы прожили с ней определенный период жизни, – рассказывает Виктор. – Наше сотрудничество началось в 19961997 годах. Жанна была пианисткой, вот мы тогда начинали. Я предложил ей спеть. Плотно мы проработали где-то восемь лет".

Вместе с Хоменковым и Зариповым Жанна Саттарова посетила Нью-Йорк, продолжала выступать с командой Виктора Хоменкова. Чуть позже коллектив распался, но уже через некоторое время появился новый – Street Life, к которому присоединилась младшая сестра Жанны – Гаухар. О певице начинают говорить все больше, не в последнюю очередь из-за ее сценического образа и своеобразной манеры исполнения – очень живой и чрезвычайно эмоциональной. Жанна Саттарова могла заплакать во время песни, в каждой композицией она рассказывала историю и пропускала ее через себя. "Во время выступления от нее невозможно было оторвать взгляд – настолько она была погружена в исполнение. Она полностью перевоплощалась на сцене. Такими и должны быть джазовые исполнители. Они живут музыкой", – рассказывает о ее выступлениях Гаухар. 

История казахстанского джаза: От "Бумеранга" до Жанны Саттаровой (фото 4)

С именем Жанны Саттаровой связывают популяризацию жанра. "Джаз – музыка нишевая и не всегда доступная и понятная, ее слушают только 4% людей на Земле", – делится статистикой Ирэн Аравина. В Алматы нулевых годов джаз начинает обретать популярность во многом из-за появления Жанны Саттаровой, которая активно записывается с другими исполнителями, экспериментирует и дает концерты. Часто отказывалась от выступлений – Жанна никогда не участвовала в мероприятиях, которые считала неподходящими. "Она научила меня многому. Во-первых, она всегда умела подавать себя и учила тому, как должен вести себя артист. Жанна никогда не позволяла относиться к музыканту как к обслуживающему персоналу, чем часто грешили заказчики в начале нулевых годов. У нее была очень твердая позиция по этому вопросу", – вспоминает Ирэн Аравина.

Жанна Саттарова посвятила сцене почти 25 лет жизни. За свою карьеру она выпустила всего два альбома. Первый, "2012", стал посвящением любимому режиссеру Такеши Китано, второй Sketches for the Mood был выпущен при поддержке французских коллег в 2015 году. В том же году Жанна Саттарова дала несколько концертов в Париже. У нее оставалось очень много набросков, студийных записей, которые она хотела собрать в один большой альбом, но не успела – в мае этого года королева казахстанского джаза скончалась от рака. Теперь ее наследием планирует заняться сестра Гаухар. 

В определенный момент профессионалы старой школы, воспитавшие целое поколение исполнителей, начали покидать Казахстан. Уезжают из страны Георгий Метакса, Эдуард Богушевский, Лев Липлавк, Герш Геллер, учитель Батырхана Шукенова. Несмотря на возросший интерес к джазу, музыканты просто не могут полноценно реализовать себя. Зарабатывать исключительно на выступлениях – невозможно. 

almaty_modern_jazz

Начиная с 80-х годов, комсомол активно поддерживал джазовые мероприятия  фестивали проводились в каждых крупных городах, выходят телепередачи, посвященные джазу. После почти десятилетнего перерыва в 90-е в Казахстане появляется свой собственный фестиваль джаза. Его основателем становится Тагир Зарипов, ученик Эдуарда Богушевского. В 1996 году Тагир Зарипов вступает в "Международную джазовую ассоциацию", начинает ездить на международные джаз-конференции в Новый Орлеан и Нью-Йорк, встречается с исполнителями, которых раньше можно было услышать только по радио, и привозит первую учебную литературу  в то время достать подобное было невозможно. "Мой путь в джаз начался еще на втором курсе музыкального училища. Впервые его я услышал по "Голосу Америки". Несмотря на то, что джаз в советское время находился под запретом, многие музыканты все равно "снимали" записи на слух, старались их играть. Все были самоучками, профессионально джазу никто не обучал. Сейчас все поменялось – со звездами, которых раньше слушали только в записи, можно встретиться лицом к лицу", – рассказывает Тагир Зарипов. 

2001 год становится переломным для казахстанского джаза. Тогда при поддержке частной американской организации проводится первый казахстанский джазовый фестиваль. "Долго думали с названием. Один американец подсказал: "А давай назовем "Jazz from A to Z", что будет означать "От Армстронга до Зарипова"!" – рассказывает Тагир Михайлович. В первый раз приехали только три коллектива, но и это стало крупнейшим музыкальным событием для Алматы начала нулевых годов.

Фестиваль проводится и сейчас, 16-й год подряд, но уже под новым названием. Сегодня – это "Праздник джаза в Алматы". Правда, до сих пор на частные спонсорские средства – зачастую в качестве меценатов выступают посольства разных стран. С тех пор апрель стал считаться джазовым месяцем в Алматы. "Апрель – месяц джаза" – неформальный девиз фестиваля. 16 лет исполнилось первой в Центральной Азии джазовой школе. На основе школы существуют два бэнда – старший и младший. Оба активно путешествуют по миру, записываются и выступают.

История казахстанского джаза: От "Бумеранга" до Жанны Саттаровой (фото 5)

Но если "Праздник джаза в Алматы" – это джаз в чистом виде, то несколько лет спустя в Алматы появляется фестиваль, объединяющий в себе сразу несколько направлений – джаз, фанк, хип-хоп, соул и многие другие схожие жанры. "Идея Jazzystan пришла ко мне после посещения Токио и фестиваля Rotterdam на North Sea Jazz Festival. Помню как под видом тур-менеджера японской команды, потерявшего бейдж, пробрался на бэкстейдж после концерта и познакомился с ребятами из Soil & Pimp Sessions (после ребята выступили на Jazzystan 4 раза!). Когда я рассказал своему близкому другу Адлету, он посмеялся над моей идеей. Для него организовать подобный фестиваль в Казахстане – это было что-то из рода фантастики. В общем, после Нидерландов я еще год морально готовился, и в 2009 году мой фестиваль выстрелил в гостинице "Казахстан", – вспоминает Рустам. 

Появление Jazzystan обозначило новую веху в развитии казахстанского джаза. Если музыканты предыдущих поколений предпочитали работать в исключительно джазовом направлении, то нынешние коллективы максимально стараются "разбавить" свое звучание. Фанк, соул, электроника, этно – молодые музыканты не ограничивают себя. В ход идут новые инструменты, новые методики и приемы. Среди таких – Назиа Альжанова, больше известная под псевдонимом Nasia from Asia, выпускница Алматинской джазовой школы и ученица Тагира Зарипова. "Джаз – это нескончаемый процесс, ком, в котором весь накопленный материал смешивается, вбирая себя все новое – инструменты, веяния, тренды. Лично для себя я подразделяю джаз по исполнителям. В джазе самое главное – найти свой стиль, привнести что-то свое. Когда появляется настоящий новый музыкант, возникает и новый стиль", – рассказывает девушка. 

Другой пример – проект Nar молодого казахстанского композитора и саксофониста Дамира Уйсумбаева. В какой-то степени его можно назвать последователем традиций "Бумеранга". В работе Дамир вдохновляется казахскими музыкальными традициями, создавая свое уникальное звучание. Его нельзя отнести исключительно к джазу – это и джаз, и этно, и даже инди. Своей задачей Дамир видит поиск золотой середины между мейнстримом и традицией. "Традиция не должна быть пристройкой. Мы не можем просто так взять западную музыку, которая формировалась десятилетиями, и приделать к ней кобыз. Мне бы хотелось создать новое звучание, новую эстетику, в которой органично сплеталось бы звучание кобыза и саксофона", – делится молодой музыкант. 

Остаются и те, кто верен классике. Среди них – Анастасия Петрова, ученица Ирэн Аравиной. Сейчас Анастасия больше известна за рубежом, нежели в Казахстане. Отучившись в Италии, сейчас Борисова работает на две страны. В скором времени пройдет ее сольный концерт в Алматы.

История казахстанского джаза: От "Бумеранга" до Жанны Саттаровой (фото 6)

Меняется и карта джазовой Алматы. Все чаще это не гостиницы, а новые кафе и бары. Среди них – "Музкафе" при театре "Жас Сахна" и ресто-бар "Кино". Управляющий "Кино" Морган Сеги неравнодушен к джазовой музыке. В своем первом заведении в Алматы Cafe de Paris он часто устраивал экспериментальные вечера. Каждый раз это была новая программа, своеобразный эксперимент. Так происходит сейчас и в "Кино": минимум три раза в неделю в заведении можно послушать живую музыку, не только джазовую. По-прежнему бэнды можно встретить в ресторанах при отелях, например, известный с начала нулевых J Bar в InterContinental, где принято слушать джаз, сидя в кресле с бокалом виски и сигарой. 

Свой фестиваль организовывает и Ирэн Аравина. Раз в год певица и бывшая телеведущая (у Ирэн была своя передача "Полночный Jazz") привозит джазовые коллективы из России и Европы. Все затраты певица старается покрыть исключительно за счет продажи билетов. "Здесь, конечно, встает вопрос меценатства. Культура никогда не зарабатывала. Она давала статус, формировала имидж. Что можно говорить о стране, из которой бегут талантливые музыканты просто для того, чтобы заработать себе на достойное проживание? Или меняют профессию, оставляя музыку для хобби. Конечно, джаз сейчас находится в том же положении, что и все современное искусство, театр. Стоит вспомнить ситуацию с фестивалем исполнительских искусств "Откровение", основатель которого оказалась в долгах. У нас таких ситуаций пока не случалось, но и мы не раз уходили в минус" – рассказывает Ирэн. 

Жанна Саттарова, несмотря на почти 25-летнюю карьеру, записала всего два альбома. Это помешало Жанне стать живой легендой и ключевой фигурой казахстанской музыкальной истории, но это тот случай, когда все происходило вопреки. Так складывалась вся история казахстанского джаза, этой ошеломляющей импровизации, которая зазвучала без малого 50 лет назад и звучит до сих пор. Она держится на фанатично влюбленных в музыку энтузиастах. Уходят одни, и на их место становятся другие и, не останавливаясь, продолжают играть. Так и звучит казахстанский джаз. Так и будет звучать. 

 

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Катерина Милославская

  • Иллюстрация: Айгерим Туменбай
Загрузить еще