Поиск

Субверсия ожиданий: проблема современных сценаристов

Субверсия ожиданий: проблема современных сценаристов

Спойлеры к сериалу “Игра престолов”, фильмам “Звездные войны” и видеоиграм серии The Last of Us

Текст: Илья Юн


Все мы помним тотальный провал финала “Игры престолов”. Похожая ситуация произошла с новой трилогией по вселенной “Звездных войн”. Сейчас во всю гремит скандал вокруг видеоигры The Last of Us Part II. Все три примера – это любимые фанатами культовые франшизы. И финал каждой из них страдает (если исходить из оценок и восприятия фанатскими сообществами) от плохого сценарного приема – субверсии. Расскажем, что это за прием, как он работает и чем отличается от аверсии.

Субверсия, аверсия и инверсия

Современный процесс изучения тропов и сценарных приемов – это не постижение академической дисциплины. Соответственно, нет общего соглашения о правильных названиях и значениях. Да, существует некое общее направление мысли, но определения трактуются по-разному в зависимости от источника. Само слово “субверсия” – англицизм, от английского Subversion. Причем в английском языке термин в первую очередь связывают с его милитаристским значением – “подрывная деятельность”. Это деятельность, направленная на незаконное изменение установленного общественного порядка. В сценарном деле субверсия выполняет те же задачи, правда общественный порядок сменяется на нарративный. Если максимально упростить определение, получится что-то вроде “субверсия – это попытка выстроить события таким образом, что аудитория ждала одного, а произошло обратное. Автор намекает в произведении, что “во всём виноват дворецкий”, аудитория соответственно подозревает дворецкого, но впоследствии убийцей оказывается кто-то другой. Это типичный пример субверсии в сторителлинге. Она не существует сама по себе и всегда применяется к известным тропам. Ведь если аудитория совсем не знакома с каким-то “устоявшимся порядком”, то и субверсия не сработает.

Из-за вольной трактовки терминов многие путают субверсию с аверсией, инверсией и деконструкцией. В случае с субверсией автор создает видимость использования клише. Аверсия же работает на более высоком уровне, когда автор избегает всяческих жанровых норм. Например, ситком – без закадрового смеха, или фэнтези – без рыцарей, доспехов и драконов. В случае с инверсией все проще – это переворот клише, использование “наоборот”. Доблестный рыцарь не бежит спасать заточенную в башне принцессу, принцесса бежит спасать рыцаря – это инверсия. Также стоит упомянуть и деконструкцию, когда троп (клише) обыгрывается один в один, но меняются наши ожидания от последствий. С деконструкцией работают произведения-комментарии, как “Ванпанчмен”, который высмеивает и иронизирует над традиционными клише в аниме и манге.

Субверсия ожиданий: проблема современных сценаристов (фото 1)

Субверсия ради субверсии

Теперь стоит поговорить непосредственно об использовании приема и его целях. Это такая игра с ожиданиями аудитории и попытка выступить “против” конвенциональности. Например, когда Джордж Р. Р. Мартин писал “Песнь льда и пламени”, то намеренно хотел разрушить все привычные аспекты фэнтези. Добро не побеждает, добра вообще нет, все поголовно “серые”. Нет волшебника, который придет на пятый день с первым лучом солнца. Вместо этого поочередно самым жестоким образом умирает каждый любимый персонаж. Неожиданные смерти стали характерной чертой всей саги. Они всегда происходят неожиданно и идут вразрез с каноничными нормами. Налицо субверсия, но почему тогда точно такой же прием не сработал в последнем сезоне “Игры престолов”? Дело в том, что субверсия не работает сама по себе. Это не какой-то структурный прием, а лишь работа с готовой структурой. Если сценарист использует субверсию ради субверсии, то есть исключительно с целью “удивить” зрителей, то прием обречен на провал. Здесь нет строгих правил, но аналитическим путем можно выделить два общих принципа.

Первым стоит отметить логичность повествования. Да, это довольно абстрактный атрибут, попробуем разобрать его на примере первых двух фильмов новой трилогии “Звездных войн”. Судя по трейлерам, всей доступной информации и событиям первого фильма, главный злодей – верховный лидер Сноук. Он отчетливо напоминает загадочную фигуру Палпатина из оригинальных фильмов. Но надежда на развитие персонажа пропадает, когда посреди второго фильма Сноука распиливают пополам. Неожиданная субверсия ожиданий зрителей. Определенно есть шок-эффект, и люди будут об этом говорить. Но какие логические основания внутри истории были для реализации этого приема? Кроме того, что Кайло Рен, вероятно, хотел захватить власть – никаких. Решение из ниоткуда, без какого-либо логического обоснования, вызывает у аудитории огромное количество вопросов. Видеть это можно по бурным отзывам, критическим разборам и петициям с призывом переснять фильм. То же самое произошло в последнем сезоне “Игры престолов”, когда Дейнерис неожиданно взялась сжигать ни в чем не повинных людей. Были у этого какие-то логические обоснования? Шоураннеры вспоминают одну фразу, сказанную десять сезонов назад, что члены семьи Таргариенов могут быть сумасшедшими. Сравним это со смертью Нэда Старка в конце первого сезона. Он был представлен как главный протагонист – доблестный и честный, из тех, кто всегда побеждает. Именно доблесть и честь губит его, потому что это не те характеристики, которые ценятся при королевском дворе. Когда его судьба оказывается в руках иррационального и жестокого человека (Джоффри), мы удивлены и шокированы решением короля. Но в ретроспективе становится понятно – шоураннеры дали достаточно оснований полагать, что Джоффри может действовать именно так.

Субверсия ожиданий: проблема современных сценаристов (фото 2)

Второй принцип – обогащение истории. Нужно задать вопрос: “Каким образом этот сюжетный поворот обогащает историю?”. Если происходит какое-то важное событие, оно должно отпечатываться на всём сюжете. В противном случае субверсия остается пустой, как в случае с убийством Сноука. О нём благополучно забывают через 10 минут экранного времени. В итоге вся история с его персонажем выглядит как дешевый трюк для создания вау-эффекта. То же самое можно сказать и про Короля Ночи в “Игре престолов”. Куда интереснее с этой точки зрения разобрать события второй части видеоигры The Last of Us. Она прославилась своей жестокостью и насилием. Вся первая игра построена на отношениях “отец – дочь”, играем мы за Джоэла – отцовскую фигуру для второго протагониста Элли. (Спойлеры) В начале второй игры Джоэла жестоко убивает клюшкой абсолютно новый персонаж. Все это обыграно с прямотой уровня Нигана из “Ходячих мертвецов”. Но для игрока не прослеживается логика происходящего. Сделано это для того, чтобы разжечь в игроке стремление отомстить. Проблема в том, что большую часть игры вы управляете не Элли, а убийцей Джоэла. Так разработчики хотели показать обратную сторону монеты. Можно долго обсуждать плюсы и минусы такого радикального решения, но лучше задать вопрос: “Как это обогатило историю?”. Кажется, что никак, потому что вторая часть игры не отвечает на вопросы первой и развивается самостоятельно. Мы пытаемся проникнуться чувствами убийцы, понять его мир и его мотивацию. Но основная история – это все еще история Джоэла и Элли. И вместо того, чтобы дать возможность разобраться с их проблемами, игроков буквально заставляют решать проблемы другого персонажа, который связан с основной веткой лишь косвенно. Сценарный ход определенно шокирует. Но это сиквел, который не привносит ничего в основные темы истории первой части. Он скорее похож на третью часть, поскольку разработчики намеренно пропустили ту часть, которую ждали игроки – субверсия.

Можно долго придумывать аргументы “против” и назвать все эти приемы заслуженными и эффективными. Но, судя по реакции фанатов, можно однозначно сказать, что субверсия не сработала. Вместо хорошей и цельной истории, мы получили бесконечные споры “за” и “против”, которые оставляют неприятное послевкусие. Да, авторы добились своего – подорвали привычные сценарные нормы, но неужели это стоило любви фанатов?

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий

Больше