Поиск

Стыд как катализатор изменений: работает или нет?

Стыд как катализатор изменений: работает или нет?

Текст: Томирис Балтабаева


Мы сталкиваемся с чувством стыда и стыдим других чаще, чем кажется. Это один из главных двигателей современного дискурса: мы осуждаем мужчин за нетерпимость к ЛГБТ-сообществу, женщин – за их внешний вид, богатых – за их образ жизни, знаменитостей – за расистские высказывания, а пользователей социальных сетей – за отсутствие активной гражданской позиции. Кругом "уят" и аморальщина, все провинились и должны раскаяться. Стыд – это не просто эмоция, а инструмент влияния на людей и изменения личностного поведения. Как он работает в современном обществе?

Некоторые считают стыд благостным чувством, другие – токсичным. Психологи сходятся во мнении, что стыд, впрочем, как и многие другие эмоции и состояния (стресс, страх) – эволюционный механизм самосохранения. Живя небольшими, взаимозависимыми коллективами, наши предки в вопросах выживания полагались на своих сородичей. Быть осужденным и отверженным своим племенем – сродни смертельному приговору. Стоит подумать дважды, прежде чем нарушить гласные и негласные правила общества. Стыд предполагает социальный ущерб содеянного и сопоставляет риск с вознаграждением: стоит ли украденная еда, которой можно кратковременно утолить голод, публичного осуждения и изгнания из племени? Так, чувство стыда и коллективное осуждение выступали столпами социального порядка и единства.

Ученые выяснили, что интенсивность чувства стыда напрямую коррелирует с интенсивностью негативной оценки действия обществом. Межкультурный анализ также подтвердил, что чувство стыда присуще всем. Это часть человеческой натуры. Хоть эволюционно чувство развивалось во благо, оно зачастую работает против нас.

Стыд как эмоция

Стыд вселяют с детства, когда родитель учит ребенка социальным нормам. Внутреннее переживание стыда указывает человеку на необходимость изменений в своем поведении. В контексте поведенческой цепочки "провинился – почувствовал стыд – извинился – был прощен" стыд может быть продуктивным. Здесь присутствует элемент искупления вины – блаженного облегчения. Но стыд не столько связан с общим моральным компасом, сколько с общественными нормами. Человек понимает, что с этической точки зрения он не сделал ничего плохого, но чувствует стыд из-за общественного давления. Нас стыдят за то, как выглядит тело, за внутренние качества, необычное поведение, из-за финансового статуса или карьерных неудач. Прогибаясь под общество, мы меняемся. Но нередко поведенческие изменения не приносят должного удовлетворения, потому что они обусловлены внешним давлением, а не нашим личным недовольством.

Стыд как катализатор изменений: работает или нет? (фото 1)

Часто стыд превращает здоровую самоосознанность в токсичное чувство. Человек, которого часто стыдят, может выработать склонность к стыдливости. Это сопровождается обостренным чувством неполноценности, некомпетентностью, желанием скрыть свои недостатки и иногда провоцирует агрессию (защитный механизм). Низкая самооценка делает человека еще более уязвимым к стыду, что формирует порочный круг.

Яркий пример такого цикла – фэтшейминг – осуждение за полноту. Исследования доказывают, что фэтшейминг не помогает человеку похудеть, а, напротив, вгоняет его в депрессивное состояние и снижает самооценку, что ведет к набору веса. Для 79% полных женщин еда – это защитный механизм, следовательно, они начинают больше есть вследствие фэтшейминга. Конечно, и здесь не без исключений. В редких случаях фэтшейминг действительно заставляет сбросить лишний вес. Например, бывший американский профессиональный бейсболист Кевин Юкилис рассказал BBC, что "обязан всей своей карьерой фэтшеймингу". В подростковом возрасте он подвергался буллингу из-за лишнего веса, что разозлило его и сподвигло уйти в профессиональный бейсбол. В комментариях к подкасту Джо Рогана о фэтшейминге некоторые комментаторы делятся: 'Fatshamed themselves into being skinny' – стыдили себя, пока не похудели. Но если бы фэтшейминг был эффективным, то и процент людей с ожирением уменьшался бы, а не возрастал, как это происходит с 1970-х годов. Это подводит нас к вопросу: оправдывает ли цель средства?

Публичный шейминг

Сначала были "охоты на ведьм", клеймение, публичная порка и осуждение у позорного столба. Затем публичное осуждение перекочевало с улиц в печатные издания. Общество стало цивилизованным, нанесение увечий – негуманным, а нанесению физического ущерба предпочли разрушение социального статуса. Печать превратилась в арену как для создания, так и для подрыва репутации. В цифровом веке печать заменена на социальные сети. Разрушить статус стало возможным в одночасье, "отменив" человека одним твитом. Клевета это, или нет – разбираться никто не будет.  

Проблематика cancel-культуры является предметом дискуссий. Это современное воплощение публичного осуждения. Особенно остро встал вопрос в прошлом году, во время и после протестов Black Lives Matter в США. Расовая тема стала деликатной, каждый бренд и известные личности действовали аккуратно, и всех, кто оступался, тут же "отменяли". Сейчас нередко осуждают за абсурдные вещи. Но борцы за справедливость забывают, что наказание несут реальные люди, и рушатся реальные жизни. Также существует и обратный аргумент: cancel-культура ни к чему существенному не приводит. Шейминг существует только в рамках виртуального пространства, где сложно отличить перформативное изменение человека от реального. 

Стыд как катализатор изменений: работает или нет? (фото 2)

Так, многие считают эко-шейминг бессмысленным. Человек может заявлять, что он "эко-френдли" – показательно использовать металлическую трубочку для напитка, носить с собой шопер и активничать в соцсетях, а на деле не применять и половины эко-привычек, которые он пропагандирует. Недавнее британское исследование, в ходе которого было опрошено более 2000 человек, выявило, что около 26% эко-энтузиастов преувеличивают свои старания, чтобы облегчить 'green guilt' (чувство вины за нанесение вреда экологии).

С другой стороны, публичный шейминг придает огласке действительно важные для общества темы. В случае с Тодоренко, её читатели точно знают, что насилие, в любом его проявлении, не встретит положительного отклика в современном обществе. В Сингапуре, например, есть портал для коллективного шейминга – 'Stomp'. Благодаря этой платформе, с апреля 2020 года камеры местного общественного транспорта "поймали" около 80 пассажиров без защитных масок. Видео с нарушителями стали вирусными, а 40 нарушителей были опознаны и оштрафованы сингапурским министерством транспорта. Такое виртуальное публичное осуждение служит инструментом регулирования правопорядка. 

Можно предположить, что двойственность публичного шейминга обусловлена неким расколом в системе моральных ценностей. Раньше за нравственность отвечала религия: не кради, не убивай, люби ближнего. Сейчас всё зависит от вашей политической позиции, культурных ценностей и принадлежности к субкультурам. Два человека с полярными взглядами могут вечно осуждать друг друга, пока на одного их них не начнет давить его социальная среда. В силу трайбалистских корней стыда мы всегда будем зависеть от нашего окружения. Например, исследование британских эко-энтузиастов показало, что пятая часть опрошенных боялась осуждения со стороны своих друзей за безответственное отношение к природе.

Пристыдить человека бывает и полезно – это естественный аспект эволюции нашего общества. Но между конструктивной критикой и бездумными нападками существует тонкая грань, переступив которую, мы препятствуем продуктивным переменам.

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий

Больше