Поиск

Против чего выступает контркультура?

Против чего выступает контркультура?

Текст: Илья Юн


В бытовой речи мы часто используем слово "культура". У нас есть общее понимание этого термина. Однако при ближайшем рассмотрении многообразие значений, вложенных в понятие "культура", создает беспорядок: массовая культура, популярная культура, высокая культура, низкая культура, доминирующая культура, культура речи, субкультура. Всё это – обозначение разных аспектов повседневной жизни, формирующих ту самую культурную основу, которую культурологи выделяют как некий статус-кво, истеблишмент, норму. Но, как правило, для любой нормы есть исключения. Речь идет о контркультуре – движении "анти" и "против". В статье мы рассмотрим истоки, историю и проявления контркультуры в современном мире.

Битники, хиппи, наркоманы и смельчаки

Контркультура, исходя из названия, определяется как противостояние устоявшейся культуре. Очевидно, что выделить начальную точку такого движения невозможно, поскольку культура вмещает в себя самые разные аспекты человеческой деятельности. Это могут быть и школа атомистов – для культуры античной греческой философии, и религиозные деноминации в средних веках, и феминизм первой волны или социалистическая революция 1917 года. Несмотря на разницу в тысячу лет, и философская школа, и октябристы выступали против всего "устоявшегося". Они обеспечивали альтернативную мысль и взгляд извне. "Против" – девиз любой контркультуры. Но академический термин "контркультура" вошел в обиход в США только к 60-м годам. Один из главных исследователей феномена – Теодор Роззак (Рошак) пишет в своей книге "Истоки контркультуры": "То, что я называю контркультурой, обретало в этот период (шестидесятые) форму протеста, который, как ни парадоксально, начался не во время кризиса, а на подъеме промышленной экономики. Диссидентство возникло не из нищеты – но из изобилия; его задачей стало исследовать новые проблемы, возникшие с беспрецедентным повышением уровня жизни. Примерно на двадцать лет процветающее промышленное общество стало ареной бурных, сложных, но любопытных моральных исканий, подобных которым мы, возможно, больше и не увидим (в смысле, если вмешаются те, чье богатство и власть окажутся под угрозой)". Речь идет о первых массовых протестных движениях – битниках (выступали против традиционного уклада американской жизни) и хиппи (выступали против пуританства и войны). Причем интересно, что именно американские движения положили начало использованию термина. Конечно, можно всё списать на диктат американской культуры, возникший в связи с её новообретенной силой. Но контекст американских протестных движений в 60-х был уникальным.

В одном из интервью Теодор Роззак рассказывает об уникальном опыте одного из своих студентов. "Он был на передовой локального протеста вместе с темнокожими по поводу вопроса трудоустройства. Я помню, он рассказывал, насколько странно себя чувствовал в этот момент. Потому что он протестовал на стороне темнокожих, которым был закрыт доступ к социальной системе, из которой он сам хотел сбежать. Абсурд в том, что человек пытается другим дать права, которые у него уже есть и он их не ценит. Я хочу сбежать отсюда: не работать в отелях, не работать на IBM, не работать 40 часов в неделю, не работать только за зарплату. Мой студент хотел быть художником и рисовать". Далее Роззак отмечает, что это люди, которые существуют в разных исторических спектрах. Проблемы можно условно разделить на два типа: уровня Калькутта (город в Индии) и уровня Стокгольм (город в Швеции). Первые – это попытка просто выжить, вторые – это попытка не совершить суицид. Если первые исходят из чисто физических потребностей, то вторые возникают уже из психологических. Политический и социальный климат США 60-х годов совместил оба типа, что и создало уникальный климат для "контркультуры". Обеспеченный средний класс кричал о злом режиме и плохом правительстве, которые угнетают и ранят их душевную организацию. А рядом с ними стояли меньшинства, которые требовали равных прав и банального "человеческого отношения".

Определения, грани и изменения

Может показаться, что контркультура – это только протесты и пикеты с плакатами за социальные свободы. Да, часто выделяются три основных направления: первые движения за социальные права (феминизм первой волны), культура против социальных норм (битники и хиппи), антивоенные протесты (самыми громкими были протесты против войны во Вьетнаме). Все они – про социальную справедливость, но под культурой может пониматься и, например, музыкальный истеблишмент. Так, "Антихайп" выступают против конвенциональных норм поп-музыки российской сцены. Критика современности выражена в пародиях на тренды, высмеивании норм или в прямых оскорблениях. Один из участников "Антихайпа", рэпер Слава КПСС, в своем баттле против Oxxxymiron (самый популярный баттл в YouTube – 47 миллионов просмотров) начинает первый раунд со слов: "Я утверждаю, что как творец ты умер и не заслуживаешь славы культового рэп-певца. Я не признаю твои заслуги, поэтому, когда читаю – я напоминаю тебе отца". Это четкая позиция "против" и "анти". Если Oxxxymiron признан одним из самых значимых, талантливых и успешных рэперов в России, то Слава КПСС отказывается от такой "нормы". В этом же баттле он продолжает: "По**ть на тупорылых политиков и до п**ды все жадные банкиры. Хуже всего вы – творцы этой похабнейшей вкусовщины, где третьесортный ремикс Есенина или первосортный Олдоса Хаксли имеют социальное одобрение". Отличный пример того, как музыкант в своей стезе озвучивает отвращение к признанному. Но одно дело говорить, что ты "анти", но что значит быть "анти"?

Первым на ум приходит подход к количеству творческого материала. Стандартная маркетинговая схема – выпускать один альбом раз в два-три года. О чем это говорит большинству слушателей? Что над альбомом кропотливо трудились долгое время, и каждая строчка из условных восьми-десяти треков выверена, продумана и наполнена смыслом. Представители "Антихайп" же считают, что это искусственная ценность, и настоящий рэпер должен выпускать максимум материала, потому что "рэп – это микстейпный жанр". Поэтому мы видим у Славы семь альбомов, девять мини-альбомов, четыре микстейпа, девять сборников, 25 альбомов в составе группы "Ежемесячные" – и это всего за четыре года. Похожая история и у остальных участников движения. Это живой пример того, что нет необходимости кропотливо сидеть над альбомом долгое время. Ведь если сравнить "Горгород" от Oxxxymiron и сотню релизов Славы, очевидно, что второй банально задавит масштабом.

В случае "Антихайпа" достаточно четко определен "враг", против которого можно вести войну. Но против чего выступать контркультуре ЛГБТ, если в стране признали все права сексуальных меньшинств? Что делать либералам в США, если их политическая повестка стала главной в стране? Здесь начинается спор о глубине контркультуры. Если враг повержен, неужели культура умирает вместе с ним? Мы видим, что на Западе произошла уникальная инверсия. Словенский философ во время одной из своих лекций поднимал именно этот вопрос: "Альт-правые сейчас формально ведут себя как контркультура. Ужас в том, что левые (всё, что от них осталось) пытаются спастись в политкорректности и беспомощном морализме. Было бы прекрасно, если бы левые сказали: ‘Нет, мы настоящая сила морального большинства, мы сила порядочности’. Я обожаю эту стратегию подмены карт". То есть, как только контркультура вышла из состояния меньшинства и стала доминантной, она перестала быть "контр". Казалось бы, вот она – победа. Но в толпе потерялось самое важное. Ведь если контркультура существует только как вызов, ничего не остается, когда пропадает зов. Поэтому у "контркультурщиков" только два выхода – как Жижек занять позицию превосходства и полностью задавить своих врагов, либо всегда быть против.

Оставьте комментарий

Больше