Поиск

Эмпатия: почему мы переживаем за вымышленных персонажей?

Эмпатия: почему мы переживаем за вымышленных персонажей?

Текст: Илья Юн


Сострадание, сочувствие, сопереживание – это характеристики, свойственные разумному человеку. Такой спектр эмоций обусловлен психологическими, биологическими и эволюционными особенностями, и развит он настолько, что мы готовы плакать над любимой книгой и страдать после смерти близкого персонажа. При этом человек абсолютно точно дает себе отчет, что всё произошедшее – вымышленные события, но остается неприятное чувство. Это следствие той самой эмпатии. Разберем, что это за термин и как он связан с кино и литературой.

Эмпатия: почему мы переживаем за вымышленных персонажей? (фото 1)

Что такое эмпатия

Американский психолог Карл Рэнсом Роджерс писал: "Быть в состоянии эмпатии означает воспринимать внутренний мир другого точно, с сохранением эмоциональных и смысловых оттенков. Как будто становишься этим другим, но без потери ощущения "как будто". Так ощущаешь радость или боль другого, как он их ощущает, и воспринимаешь их причины, как он их воспринимает. Но обязательно должен оставаться оттенок "как будто": как будто это я радуюсь или огорчаюсь". То есть эмпатия – это буквально перенос чужого эмоционального опыта на себя, при сохранении отстраненности. "Эмпатами" называют сочувствующих и понимающих людей. Но эмпатия – не оценочная категория, с таким же успехом можно "эмпатировать" серийному убийце. Или, например, испытывать агрессию и тягу к насилию по отношению к обидчику из-за того, что он подвергает стрессу другого человека. По такому же принципу из-за того, что ваш близкий испытывает горе, вы можете начать ощущать себя так же.

Эмпатия свойственна каждому человеку без исключения, согласно работам психолога Мартина Хоффмана. Традиционно её разделяют на два вида – аффективная (или эмоциональная) и когнитивная. Первая основана на возможности реагировать с надлежащими эмоциями на психическое состояние другого человека. Происходит это по принципу проекции и подражания. Вторая же связана непосредственно с вашим когнитивным опытом через анализ, сравнения и аналогии. Это ваша возможность понимать чужое положение или психическое состояние. При этом не стоит думать, что эмпатичность свойственна исключительно человеку. Многие животные, от крыс до дельфинов и приматов, проявляли признаки эмпатии, что в итоге привело к становлению эволюционной теории внутри школы изучения эмпатии.

Эмпатия: почему мы переживаем за вымышленных персонажей? (фото 2)

Эмпатия к вымышленным персонажам

Теперь, разобравшись с базовыми понятиями эмпатии, сфокусируемся на кино и литературе. Условимся, что мы отличаем реальных людей от персонажей в вымышленных произведениях и четко проводим эту грань. Соответственно, возникает вопрос: если люди на экране (в кино) ненастоящие, почему мы так за них переживаем? Главные критерии – реалистичность и правдоподобность. Мы можем испытать ту самую эфемерную эмпатию только в том случае, если персонаж "по ту сторону" кажется нам настоящим. И тут хочется отметить термин, придуманный философом Сэмюэлом Кольриджем – "приостановка неверия" (suspension of disbelief). Он говорил, что читатель/зритель поверит в историю и не будет к ней критичен, только если автор привнесет "человеческий интерес и подобие истины". То есть читатель/зритель готов принять изображаемый мир как реальный и настоящий при условии, что он будет реалистичен. Здесь не имеется в виду буквальное отображение реального мира. Речь идет о внутренней логике и последовательности. Эти принципы можно переложить и на персонажей. Если вы можете "приостановить неверие", то сможете эмпатировать персонажу.

И здесь стоит поговорить об отождествлении зрителя/читателя с персонажами. Когда-нибудь обращали внимание на то, как сложно переживать за героев вроде Супермена? Они символизируют абсолют, непоколебимый идеал. Но мы ведь знаем, что люди не такие. Да, это может быть интересная история, но проявлять эмпатию к традиционному Супермену сложно. По этой причине в большинстве новых сюжетов из него стараются сделать мученика, обреченного расплачиваться за грехи человека, по образу Иисуса. Так мы можем переложить свои страдания на него, даже несмотря на абсурдную силу. Так поступил и Стэн Ли со своими комиксами. Он взял гипертрофированных "хорошеньких" героев DC и превратил их в образы, с которыми могут себя ассоциировать люди. Это герои, которые борются не только со злом, но и с внутренними демонами. Так, например, у Железного Человека были проблемы с алкоголем, а в комиксах о Человеке-Пауке всерьез затрагивалась тема наркотиков. Герои Стэна Ли страдали от своего дурного характера, меланхолии и тщеславия. Они беспокоились о базовых вещах вроде счетов за квартплату или пропущенного свидания. Они были живыми, настоящими, и в них верили люди, им было легче испытать эмпатию и последующее психологическое удовлетворение от решения их конфликтов. Даже аналог супермена в Marvel был проблемным. Герой "Часовой" при своей абсолютной силе, страдал от "Мрака" – темной сущности, которая живет внутри него и стремится к поглощению всего сущего. Каждый раз при использовании собственной силы "Часового" всё больше поглощает "Мрак", и перед ним постоянно стоит дилемма: помочь невинным людям и потерять себя, или отвернуться и остаться в безопасности. Многие авторы неоднократно говорили, что слабости героев намного интереснее их силы. И этим можно объяснить особую популярность антигероев и, более того, злодеев.

Эмпатия: почему мы переживаем за вымышленных персонажей? (фото 3)

Нужно понимать, что в контексте литературы и кинематографа эмпатия не столько психологический аспект, сколько сюжетный приём. Можно заставить людей эмпатировать даже собаке, если это будет реалистичный, качественно прописанный персонаж. Например, сейчас от отсутствия эмпатии сильно страдает жанр "хоррор", где вместо проработанных персонажей, за которых зрители будут переживать, режиссеры прибегают к банальным джампскейрам или скримерам (прием, когда на экране неожиданно происходит событие или появляется персонаж с сопутствующим громким звуком). Сейчас за время одного "ужастика" используется порядка 30 джампскейров, то есть по одному в каждые четыре минуты. И это плохо, потому что мы больше не переживаем за персонажей, мы боимся резкой смены обстановки. Это краткосрочная награда, которая вряд ли останется в памяти. И поэтому мы очень сильно сомневаемся, что какое-нибудь "Проклятие Аннабель 3" останется в истории на равных с "Сиянием", ведь эмпатия заставляет нас бояться, любить и понимать.

Оставьте комментарий