Поиск

Фильмы о Венеции: Казанова, Summertime и лучшие джалло, снятые на Гранд-канале

Венеция в кино появилась через год после первой биеннале. С тех пор так же, как художников, она вдохновляет режиссеров

Текст: Есен Булумбаев


Первый раз в кино Венеция появилась через год после открытия биеннале, в 1896 году, в коротком метре Александра Промио "Гранд-канал в Венеции". В то время первая легковесная камера братьев Люмьер могла снимать только фильмы длительностью 50 секунд, французский панорамист итальянского происхождения уложился в рекордные 39, запечатлев знаковые водные автобусы (вапоретто), гондолы и отрезок между двумя готическими палаццо. С Бернардо ди Сан-Поло камера скользит до палаццо Барзидза, чуть не достигнув моста Риалто фильм прерывается. Впервые в истории кино камера двигалась вместе с оператором, и только в этот краткий миг Венеция была единственным актером на экране. С момента, когда экран стали заполнять актеры и составные цвета техниколора, прошли две мировые, но тон и требования публики кардинально не поменялись. "You should see a Biennale", – единственный дельный совет, который получает героиня Кэтрин Хепберн от соседки по пансиону в ярком, как туристическая открытка, Summertimе (1955, David Lean).

Впервые в истории кино камера двигалась вместе с оператором, и только в этот краткий миг Венеция была единственным актером на экране

Лучшая часть фильма – где главная героиня только прибывает в город, вооруженная бутылкой бурбона, 8-миллиметровой камерой и собственным одиночеством. В принципе путеводитель Джейн из того времени, когда эпоха доступного интернационального туризма только зачиналась, но и сегодня все так же – толика достопримечательностей, беспризорник, которому нужно купить мороженое и дать сигарету, кафе с бокалом чего-нибудь и глазение по сторонам.

На биеннале она само собой не пойдет, а зря, в том году там были сюрреалисты – Мунк, Магритт и Клее. Как только включается обязательная романтическая часть, картина едет по швам. На венецианском фоне лучше выходят сибаритские похождения, либо фигуры расставания со светлыми флэшбеками. По первому пункту с легендарным рывком вперед идет весь список фарсовых фильмов про главного венецианского повесу Казанову – от Волкова (1927), Феллини (1976) и Халльстрема (2005). К сожалению, Феллини, самый именитый, не снимал своего Казанову непосредственно в Венеции, а делал это в Риме на студии "Чинечитта", но за построенные декорации венецианского карнавала с утопленной головой Венеры и репликой моста Риалто ему все простительно.

Как только включается обязательная романтическая часть, картина едет по швам. На венецианском фоне лучше выходят сибаритские похождения либо фигуры расставания со светлыми флэшбеками

До игры в его "Казанове" Дональд Сазерленд вошел в каналы истории еще одним теперь уже по-настоящему венецианским фильмом Don't Look Now Николаса Роуга 1973 года. Это пример того, как кино может быть на порядок выше литературного источника (Дафны дю Морье). Роуг снял герметичный джалло с саундтреком Пино Донаджио, не хуже итальянских коллег, используя ситуативность постоянно ругающихся супругов в плывущем городе на полную катушку.

Годом раньше, в 1972 году, венецианец Альдо Ладо снял в знакомых для себя местах один из лучших фильмов в жанре джалло – картину "Кто видел ее смерть?". С более популярным фильмом Роуга в нем много схожих элементов – от супружеской пары в кризисе, теряющей ребенка, до драматичных сексуальных сцен и смерти, следующей по пятам за главными героями. Саундтрек Эннио Морриконе с доминирующим детским хором сильно выделяется из потока композиций, что он писал в это время. И хотя картинка в Don't Look No на порядок богаче цветом, зато Альдо Ладо выбрал для своей ленты редкую локацию – остров Giudecca, который в то время был индустриальной частью города. Сцена слежки на заброшенной фабрике Molino, переделанной в наши дни в самый роскошный отель сети Hilton, неспешно меняет ролями преследующего с преследуемым, в один из критических моментов ех-подружку Джеймса Бонда Джорджа Лазенби начинают теснить странная персона в вуали, человек на костылях и главный теневой персонаж картины по имени Серафиан, его роль играет Адольфо Чели – Largo, антагонист из Бонда времен Шона Коннери (Thunderball). В фильме "Кто видел ее смерть?" практически впервые на экране можно увидеть явление acqua alta на площади Сан-Марко, когда вода заливает и так уже затопленный город. 

Через шесть лет Антонио Бидо снимет джалло Bloodstained Shadow в околовенецианском сеттинге, до которого никто обычно не добирается – на острове Мурано. С красного муранского бокала начинается роман в Summertime, но больше основной ремесленнический продукт Венеции в фильме никак не фигурирует. Зато один из стеклодувных цехов Мурано занял в своей работе французский артист Лорис Грео (Loris Gréaud). Свободные от туристов проходы по каналам, церковные приходы и венецианский быт в Bloodstained Shadow дополнены прекрасным саундтреком от венецианского композитора Стельвио Чиприани, сыгранного группой Goblin, знакомой нам по фильмам Дарио Ардженто. У главной героини Сандры (Стефании Казини из "Суспирии"), как это принято в жанре, артистическая профессия дизайнера по интерьерам и художника. Камера даже застает ее работающей у холста, пока она слушает отрывок из балета Стравинского "Весна священная". Правда, самый запоминающийся момент с ней в фильме далек от творчества, как та золотая цепочка от шеи, которую она демонстрирует во время сексуальной сцены. Могила Стравинского тоже фигурирует в картине Bloodstained Shadow. Герои попадают на остров-погост Сан-Микеле, где кроме Стравинского лежат Дягилев и Бродский.

Закрывающим тему фильмов в венецианском интерьере я бы выбрал Anonimo Veneziano (Enrico Maria Salerno, 1970). Режиссер и актер главной роли Тони Музанте познакомились на съемках дебютного фильма Ардженто "Птица с хрустальным оперением". Энрико, дирижирующий в Teatro La Fenice, утром на железнодорожной станции Santa Lucia встречает свою бывшую супругу в исполнении королевы джалло Флоринды Болкан. Вместе они углубляются в лабиринт улочек, по-итальянски очень истерично ругаются и так же быстро уходят в нежность, проносясь через череду ярких флэшбеков угасшего романа, снова с саундтреком Стельвио Чиприани.

Больше