Поиск

\"Однажды... в Голливуде\": как Тарантино постарел, стал сентиментальнее, но не изменил себе

"Однажды... в Голливуде": как Тарантино постарел, стал сентиментальнее, но не изменил себе

Текст: Амир Мусаев


Аналитики считают, что новый фильм Квентина Тарантино "Однажды... в Голливуде" станет самым кассовым в его карьере. Картина уже собрала порядка $180 миллионов, а прогнозируемый общий сбор может составить около $400 миллионов. Это важная веха для Тарантино, он близок к закату карьеры и заявил, что следующий его фильм будет последним. Наш приглашенный редактор Амир Мусаев написал рецензию на новую работу американского мэтра и разобрал три главные темы фильма. Осторожно, текст содержит спойлеры!

"Однажды... в Голливуде": как Тарантино постарел, стал сентиментальнее, но не изменил себе (фото 1)

Закончив с темой "дикого-дикого Запада", Квентин Тарантино приступил к своему девятому по счету (и предпоследнему в карьере) фильму "Однажды... в Голливуде". Режиссер связал в нем всё, что он особенно любит: кино, Америку, насилие и многомерные сюжеты. На съемки ушло четыре года, и фильм был сразу принят в основной конкурс Каннского кинофестиваля. Тарантино уже завоевывал главный приз Канн с культовым "Криминальным чтивом" 25 лет назад. В этот раз жюри обделило режиссера призами, но мировая критика хором заявила: "Однажды... в Голливуде" возводит режиссера в нерушимый статус большого Мастера.

"Однажды... в Голливуде" – это сказка об остановившемся времени, неизбежной старости и мечтах. Начнем с места и времени действия – Голливуд в конце "легендарного десятилетия" 60-х. События происходят вокруг важной даты – восьмого августа 1969 года. За год до этого мир наводнили студенческие бунты, главными темами которых стали антимилитаризм, усталость от капитализма и желание чего-то настоящего. Потом будут параноидальные 70-ые, где Ларри Спортелло – главный герой "Внутреннего порока" (фильм другого американского гения), укуривается марихуаной и безучастно наблюдает за крахом надежд поколения "детей цветов".

Но вернемся к 8 августа 1969 года – символическому водоразделу времени. В этот день закончились 60-е, а "Семья" Чарльза Мэнсона утопила в крови все грезы о новом лучшем мире. В это самое время неспешно разворачивается история двух главных героев: Рика Далтона (Леонардо ди Каприо), неугомонной телевизионной звезды, и Клиффа Бута (Брэд Питт), его спокойного дублера. Рик пьет коктейли из двух трубочек, мечтает о карьере кинозвезды, живет по-соседству с Шэрон Тейт и Романом Полански и истерит на съемках. Клифф не то, чтобы помогает ему с мечтой, а скорее просто старается, чтобы Рик не сделал хуже. Все это происходит на фоне "золотой эры" Голливуда – главного поставщика современных мифов.

"Однажды... в Голливуде": как Тарантино постарел, стал сентиментальнее, но не изменил себе (фото 2)

Тарантино любит мифы

Тема мифов и сказок – одна из главных в фильме, недаром название отсылает к привычному началу сказок – Once upon a time.... Первый постмодернист в кино – Тарантино – и здесь верен своему творческому методу, он выстраивает сказку о 60-х из многих других подобных сказок. Многочисленные отсылки на спагетти-вестерны и полузабытые голливудские фильмы – важные вехи на пути к сути этой сказки, эдакий "темный-темный лес", через который проводят зрителей, ничего при этом не объясняя. Получается, что Тарантино бережно выстраивает миф об Америке 60-х, коллаж, склеенный из десятков медийных стереотипов о времени. Но стоит отдать должное его вкусу и чувству такта – фильм от этого не становится исторической панорамой: Мэнсон тут показан в одной сцене, Полански светится только в общих планах, Брюс Ли выглядит карикатурно, а Шэрон Тейт в фильме предстает не исторической фигурой, а сакральной, фоновой, чья история собирает всех вокруг себя. Так фильм игнорирует историческую документальность и держит фокус на неурядицах двух маленьких персонажей, оттого история становится очень личной и близкой для зрителей.

"Однажды... в Голливуде": как Тарантино постарел, стал сентиментальнее, но не изменил себе (фото 3)

 

Тарантино стареет

Второй важный мотив фильма – старение и увядание. Этим "Однажды... в Голливуде" подбивает на неожиданную аналогию с последним фильмом Акиры Куросавы "Еще нет". Картину обходят стороной в списках "лучших" японского мэтра, здесь Куросава отходит от сюжетного конфликта и снимает кино о том, как важно не забывать своих стариков. Фильм выделяется умилительными сценами, где бывшие ученики пожилого профессора (режиссер имел в виду и себя) полчаса ходят вокруг него хороводом (буквально) и отдают дань его преподавательскому таланту. Такой темпоритм напоминает убаюкивающую сказку, которую рассказывают детям, чтобы помочь закрыть глаза. Очевидно, на пороге смерти постаревший Куросава стал сентиментальным и своим последним фильмом хотел напомнить себе и людям о простых/вечных ценностях.

"Однажды... в Голливуде" – картина предпоследняя (по заверению режиссера) в творчестве Тарантино, она запускает новый период в его карьере, который совсем не хочется называть её закатом. Картина, также как и работа Куросавы, пропитана ощущением старости и увядания. Тарантино 56 лет, и кажется, что человек, снявший "Криминальное чтиво", становится чуть более усталым и чуть менее циничным. Недаром две лучшие сцены в "Однажды... в Голливуде" связаны с этой темой: сцена, когда Рик рассказывает девочке о сюжете второсортного детектива, и сцена с Клиффом, ранчо Спэн и слепым стариком. Для одного старость связана с возрастающим чувством ненужности, для другого – с полной слепотой и жизнью на ощупь. И для всех троих (включая Тарантино) старость неотделима от потерь: сил, таланта, амбиций. Теперь на экране меньше эстетизации насилия и больше молчаливой демонстрации тезиса "время смеется последним". И тем не менее, подобно главному японскому режиссеру, Тарантино снял фильм, в котором говорит о том, что кажется важным и наиболее нужным: о простой человеческой дружбе, благодарности и надежде. Но Квентин не "расклеивается", его размышление о смерти не переходит в разряд нытья и первобытного страха. (СПОЙЛЕР) Главный сюжетный твист фильма доказывает, что он "еще тот" и способен сопротивляться истемблишменту. Спустя два с половиной часа неспешный и выверенный ритм подводит к неожиданному финалу, а перед этим обрушивает монолог о насилии на экране. И кажется, как будто Тарантино хочет оправдаться за свою жажду бутафорской крови, но не тут-то было...

"Однажды... в Голливуде": как Тарантино постарел, стал сентиментальнее, но не изменил себе (фото 4)

 

Тарантино дает надежду

"Однажды... в Голливуде" ещё и кино о кино. А точнее, о прекрасной возможности кинематографа отвечать на детский и наивный вопрос: "А что, если?" Тарантино прямым текстом говорит: "69-го года не было". Он дает еще одну, пусть призрачную, но возможность хиппарям, "новым левым", студентам-маоистам попробовать сотворить лучший мир. Если кино – это сон (dream) с открытыми глазами, то Тарантино главный его мечтатель (dreamer). "Однажды... в Голливуде" – его девятое по счету признание в любви к кино и его способности плодить мифы.

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий