Поиск

Рецензия на фильм Адильхана Ержанова "Черный, черный человек"

В статье возможны СПОЙЛЕРЫ

Текст: Амир Мусаев


Шестого февраля на экраны вышел отечественный нео-нуар "Черный, черный человек". Фильм сильно повысил планку визуального качества для казахстанского кинематографа нового десятилетия. Для постановщика фильма Адильхана Ержанова – это восьмой по счету фильм, но вместе с этим – первый, сделанный в тесных условиях жанрового кино.

Прорыв к массовому зрителю был совершен ещё в прошлом фильме режиссера – "Ласковоe безразличие мира". Там Ержанов нашел красоту и в городском равнодушии, и в благородной бедности, и в обреченном бунте молодых. Плюс ко всему, как настоящий поэт он увидел в грозном мужчине трогательного ребенка, а в живописном Казахстане – парадокс. Для своей жестокой истории режиссер выбрал необычную эстетику – при всей интенсивности событий, персонажи, напротив, эмоционально сдержаны, а их чувства визуально передает культура. Одиночество героини обрисовывается картиной Хоппера, а её предательство выражается через античную мистерию. Адильхан Ержанов нашел верный ключ к тому, как говорить о "чувствовании" внутри культурных кодов, которые мы несем в себе.

Рецензия на фильм Адильхана Ержанова "Черный, черный человек" (фото 1)

"Черный, черный человек" проявляется через другую тональность, уже своим названием фильм отсылает к стихотворению Есенина и будто бы к началу страшной сказки, которую дети рассказывают, сидя у костра. Фильм обманчиво начинается как классический детектив: в Каратасе совершили преступление, в заброшенном сарае нашли тело изнасилованного мальчика. Молодой следователь Бекзат приезжает на место преступления, равнодушно осматривает труп ребенка и, в общем-то, не прикладывает особых усилий для поимки преступника – берет за шкирку живущего неподалеку умственно отсталого парня Пукуара, за парнем увязывается пухлая девочка. Бекзат отвозит подозреваемого в отделение РОВД аула Каратас. Там следователя уже ожидают жадный до денег начальник полиции и предсказуемое завершение дела.

В РОВД приходят двое мужчин и (за взятку) просят убить подозреваемого в педофилии. В принципе, на этом фильм мог бы и закончиться, но в Каратас приезжает журналистка Ариана. Она нарушает привычный ход событий и под угрозой увольнения заставляет Бекзата продолжить расследование по делу. Так завязывается история, которая больше походит на мифологическое путешествие: тут тебе и "культурный герой", и античная Ариана, и двое юродивых провидцев, которые одним своим существованием разрушают хлипкие компромиссы и глупые иерархии "черных" людей. На протяжении фильма спутники главного героя буквально "подталкивают" машину и сидящего в ней Бекзата к единственно правильному пути. Тут сюжет фильма проявляет свою истинную суть, оборачивается анти-детективом, отходя от первоначальной интриги – не важно, кто убил ребенка (по сюжету вам ясно, на него укажут), важнее то, что с этим убийством делать. Одна сторона решает быстро закрыть дело, устранить подозреваемого и спокойно жить дальше, другая – найти в этом хаосе ориентиры и противостоять злу.

Рецензия на фильм Адильхана Ержанова "Черный, черный человек" (фото 2)

Что представляет собой этот Каратас? Жалкий бастион местной власти, нелепые, матерящиеся полицейские, одинокие домики, разбросанные по земным просторам, всеобщее безразличие к человеческой жизни, окутанная мистикой степь, которая выплевывает черных-черных людей, бродящих по свету как зловещие духи. И все как один – Маке, Сяке, Таке. Этим Каратас сильно напоминает линчевский Твин Пикс. Ведь обе истории рассказывают о банальности зла – в американском городке тьма скрывалась в электрических проводах, в запахе машинного масла и джинсовых куртках. В случае с казахским аулом – в подшитых папках криминальных дел, желтых шариках и больших черных джипах.

Тут прослеживается не только остросоциальный комментарий режиссера, но и размышление о природе власти – не только казахстанской, а власти вообще. О той невидимой силе, которая заставляет одного человека подчинять другого. Здесь Ержанов в меру двойственен. С одной стороны, он десакрализовывает власть – просто поставив рамку кадра и наблюдая за её обыденным существованием. Власть сама доводит себя до внутреннего абсурда, а зритель смеется над её нечеловеческим, протоколированным языком и трусостью перед истиной. Над нелепым желанием власти присвоить себе реальность – это становится ясно, когда местные "чекисты" "шьют" Ариане преступление: "Журналистка в состоянии наркотического опьянения ударила саму себя...". Карта, которая отчаянно хочет стать территорией.

Рецензия на фильм Адильхана Ержанова "Черный, черный человек" (фото 3)

Но, с другой стороны, "большие" люди совершают практически ритуальное убийство мальчика. Об этом говорит ужасающая демонстративность – тело сироты не спрятали, а привезли и глумливо выставили в сарае. Убийство мальчика выходит за рамки обычного преступления, кровью повязывая всю структуру власти – круговая порука, один – за всех, и все – за одного. Через подобное жертвоприношение власть как бы укрепляет себя, заставляя всех участвовавших в жутком действе идти до конца. Чем страшнее совершенное – тем сильнее связь. Более того, Ержанов изображает эту власть как таинственную, наглухо закрытую от нас. На протяжении фильма мы понятия не имеем обо всех эти "ямах", "сделках", "крышах". Мы не знаем, кто эти люди, забивающие тесные помещения аульного РОВД, не знаем, как устроена система их взаимоотношений. Возникает ощущение "внутреннего круга", герметичного ордена с законами и предписаниями, понятными только принадлежащим ему. В силу этого властные структуры мало походят на нормальное человеческое общество, переходя в позицию круга приверженцев зловещего культа.

Бекзат вроде бы понимает всю порочность системы, которой беспрекословно подчинен, но способен только на оправдания: "Я простой солдат, просто выполняю приказы". И непонятно, когда он стал таким, в какой момент в нём начали прорастать семена зла. Сиротское детство в Костанае? "Кровавая" служба в Караганде? Или убаюкивающая заброшенность Каратаса? Нам важнее то, что герой принимает решение – сопротивляться. Столкнувшись с праведным гневом Арианы, с сокрушающим смирением Пукуара и наивными надеждами его спутницы, Бекзат вновь обретает совесть и принимает свой рок. Его задача – упорядочить хаос мира. Как мифический Геракл, он чистит загаженные конюшни Каратаса, продвигаясь от одной из них к другой. В конце концов своё искупление он находит там, где недавно мучил невиновных. Важно не само убийство антагониста, а то, что Бекзат устанавливает этический порядок, не уходя в компромиссы и не виня систему, прямо называя зло злом. Можно сказать, он отделяет твердь от земли, запускает создание цивилизации. Космогоническое путешествие от хаоса к порядку – важный лейтмотив фильма. Мы приезжаем в Каратас с чувством полной дезориентации: кругом бескрайняя и жестокая степь, зацепиться не за что, здесь нет противостояния света и тьмы – тьма выглядит как свет, а свет прячется во тьме.

Рецензия на фильм Адильхана Ержанова "Черный, черный человек" (фото 4)

Касательно визуального стиля, то в картине есть что-то и от серого провинциального отчаяния "Воспоминания об убийстве", и от самурайской строгости Мельвиля. Но Ержанов идет чуть дальше, приглушает цвета и выравнивает картинку так, чтобы знакомая нам степь казалась чуждой, а пейзажи были полны неявной угрозы и мистической тайны. Оператор часто снимает с позиции Бога, а режиссер гармонично расставляет маленькие фигурки людей в бескрайней степи. Человеческие страсти растворяются в природе, а степь ласково-безразлична ко всему. Ещё одна находка – саундтрек Галымжана Молданазара, доказавшего, что звуковые переливы синтезатора воспевают простор степи не хуже мелодии кобыза.

Для того, чтобы окончательно оценить режиссерский подвиг Адильхана Ержанова, достаточно взглянуть на сцену финального противостояния протагониста с главным злодеем. Начинается она как шутливый арест с зачиткой издевательски точного правила Миранды, затем сцена резко сменяется сценой отчаянного и, одновременно, пропитанного нежностью противоборства мужчин. Финальную точку ставит выстрел, который окрашивает красными капельками звезд изображение человека в первозданном космосе. Мир сотворился. "Тьмы ещё много, но свет, кажется, побеждает".

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий