Поиск

Художник по костюмам \"Томирис\" Асель Шалабаева: \"В костюмерном департаменте работало 40 человек и 5 цехов\"

Художник по костюмам "Томирис" Асель Шалабаева: "В костюмерном департаменте работало 40 человек и 5 цехов"

Узнали, как тотемные животные помогают строить образ персонажей, в чем была загвоздка для ювелиров и как цвета отражают перемены в характере главной героини

Текст: Катерина Милославская


27 сентября в прокате стартовала одна из самых масштабных картин казахстанского производства – историческая драма Ахана Сатаева "Томирис". Мы уже побеседовали с исполнительницей главной роли Альмирой Турсын о её перевоплощениях и подготовке к роли. Ещё одна важная часть фильма – исторические костюмы, над которыми работала команда из сорока человек во главе с художником по костюмам Асель Шалабаевой. Мы побеседовали с Асель о количестве проделанной работы, вдохновении, производстве костюмов и исторической детализации.

Художник по костюмам "Томирис" Асель Шалабаева: "В костюмерном департаменте работало 40 человек и 5 цехов" (фото 1)

"Томирис" – не первая историческая драма для вас. Расскажите немного о вашем предыдущем опыте.

Я окончила Академию искусств имени Жургенова по специализации "художник-модельер". Всегда мечтала попасть в кино, и спустя четыре года после окончания меня приглашает заведующая кафедрой для работы над проектом "Кочевник". Я прошла большой отбор, в итоге нас осталось всего четверо. Мы стали ассистентами Майкла О'Коннора – голливудского художника по костюмам, работавшего над "Последним королем Шотландии" – с Джеймсом Макэвоем, "Герцогиней" – с Кирой Найтли (за которую он позже получил "Оскар") и "Джейн Эйр" – с Мией Васиковска. После этой картины я ещё некоторое время работала в Казахстане, затем переехала в Москву, где у меня было много разных проектов. Там тоже повезло – в качестве ассистента я работала на картине Владимира Хотиненко "1612", которая позже получила премию "Ника" за лучшую работу дизайнера по костюмам. Через несколько лет пришлось вернуться в Алматы, здесь мне предложили сказку – "Книгу легенд" Ахата Ибраева. После чего пошли работы над фильмами "Жаужурек Мын Бала" и "Дорога к матери".

Как долго длилась подготовка к проекту?

Изначально я не хотела заниматься "Томирис" – были другие планы. Но потом что-то подсказало взяться за проект. Было понятно, что будет сложно – ведь абсолютно все костюмы мы сделали "с нуля", потому что фильмы конкретно по этой эпохе ещё не снимались, и нам пришлось создавать всё самим. От костюмов главных героев до костюмов массовки. Самым тяжелым на этапе подготовки оказалось найти рисующего ассистента со специальностью "художник-модельер", который смог бы создать убедительные эскизы. Поэтому я была очень рада, когда ко мне присоединилась Дина Буксикова. После началось планирование – мы попросили отдельное помещение, за городом нам предоставили отдельный дом, где разместились все пять наших цехов: швейный, фактуровочный, кожевенный, ювелирный, прикладной. Это только внутренние цехи – то есть, ещё много работы мы отдавали на аутсорс. В целом в тот момент в этом доме работали 40 человек. Всего мы создали 3000 комплектов, каждый из которых состоял из 6 единиц: рубаха, штаны, верхний халат, кушак, сапоги, головной убор... Только обувь шили четыре компании подрядчиков. Также в фильме показаны разные племена, работу над одеждой которых приходилось отдавать на аутсорс. В целом подготовка заняла около года.

А как проходила работа с источниками?

Всё начинается с работы с историческими источниками. Почти параллельно мы начинаем исследовать рынок тканей, узнаём страны, из которых можно импортировать нужные материалы. Мы работаем с несколькими поставщиками сразу – у одного из них мы заказали почти 16000 метров ткани. Образцы для одежды массагетов, хорезмийцев, вавилонцев раздали подрядчикам – они у нас находились в Китае, Англии, Беларуси.

Над источниками мы работали совместно с историками – Ордабаевым Алмасом и Кайратом Бегалиным. В основном это были гравюры, летописи, археологические находки. Больше всего исторических свидетельств осталось в сакском "зверином стиле", где мы и черпали вдохновение – это в украшениях, орнаментах, оружии. На вид определенных костюмов повлиял "Золотой человек" – например, в сцене финальной битвы, где в костюме Томирис можно найти отсылки к его образу.

Была ли у вас какая-то система в работе с костюмами, в продумывании образов?

Так как объем работы был слишком большим, поскольку мы создавали стиль для разных племен, также у главных героев было несколько временных линий, что тоже надо было отразить – мы придумали тотемную систему. Каждому основному персонажу присваивалось его тотемное животное, и в соответствии с ним мы выстраивали его образ, цветовую палитру на протяжении времени. Это значительно облегчало работу. Забавно, только после окончания съемок я решила посмотреть сериал "Игра престолов" – оказалось, там использовалась похожая схема проработки костюмов персонажей. Тотемный зверь самой Томирис – лиса. Это символ мудрости, хитрости, сексуальности. Почему лиса? Я присматривалась к самой Альмире, её внутреннему состоянию, хотела "вытащить" из нее "зерно", на которое можно было бы насадить образ Томирис. Здесь имеет значение всё – движение, мимика, пластика человека. Она способна быть очень незаметной и в то же время яркой. Мы использовали эту возможность перевоплощения на протяжении всего фильма. В детстве её героиня – незаметный лисенок, практически мышонок, она легко прячется и ускользает от глаз, поэтому и цвета в одежде этого периода преимущественно нейтральные, мягкие. В юности она расцветает – краски начинают работать полным ходом, особенно рыжий, её тотемный цвет. С возрастом в её одежде появляется больше золота, аналогично тому, как растет её статус. Когда она становится матерью и женой, цвета приобретают всё более насыщенный оттенок. Когда происходит трагедия – Томирис теряет мужа и сына – краски достигают своего "тёмного" пика, в этот момент мы видим на ней багровые, лиловые оттенки. Когда она убивает предателей и начинает собирать войско, весь цвет уходит – в одежде этого периода использованы землистые оттенки. И для финальной битвы она выходит в траурном красном костюме. Интересный факт: Алмас Баймуханович отыскал источники, в которых говорится, что слово "тахмарыс" переводится как "носящая лисий мех", а оно созвучно имени главной героини.

Также и с другими персонажами. Например, у героя Каваза тотемный зверь – змея. Много оливкового цвета, золота. Мы старались не передавать змеиный принт буквально. Наоборот, играли с фактурами, использовали мелкие принты. А потом он как будто седел, кожа становилась фактурнее, грубее.

В чём были основные сложности проекта?

Как таковых сложностей или конкретных трудных ситуаций не возникало. Проблема объемов преследовала нас на протяжении всего пути. Получалось так, что люди постоянно прибывали! Вожди, жены вождей, дети вождей, новые жены вождей... – казалось, сакское племя разрасталось естественным путем. Плюс, разные племена, разные сословия, разные временные рамки – всё это надо было контролировать. Мы с Диной работали в основном над костюмами главных героев, другие ассистенты курировали костюмы массовки. Но и этого объема сил не хватало – моё участие также нужно было и при работе с массовкой.

Была небольшая заминка с производством украшений, которые играют важную роль в сакской культуре. Обычная ювелирная работа – очень мелкая, её не будет видно в кадре, для скульптора же такие масштабы, наоборот, мелковаты. Нужно было найти мастера, который смог бы создать для съемок крупные, массивные украшения. Такой нашелся с огромным трудом.

Есть ли картины, которые повлияли на вашу работу? Не оставляли ли вы "пасхалок" в своей работе? Художники по костюмам часто пользуются таким приёмом.

Я киноман, но вот удивительно, исторические фильмы часто обхожу стороной. Для "Томирис", конечно, пришлось обновить знания – мы начали пересматривать все пеплумы. "Клеопатра", "Гладиатор", "Царство небесное" – последним, к слову, вдохновлялся Ахан. Но хочется сказать, что "Томирис" стал полностью оригинальным фильмом в плане художественной постановки – такой период мы воссоздавали впервые, и нам было важно ни на что не опираться.

Насчет отсылок – такие вещи чаще возможны в современном или независимом кино, нежели чем в историческом. Плюс, этим чаще увлекаются художники-постановщики – такой пример я могу вспомнить в картине "Дорога к матери".

 

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий