Поиск

Казахстанское кино, которое стоит смотреть ради невероятной работы художников-постановщиков

Попросили доктора искусствоведения Гульнар Абикееву рассказать о любимых казахстанских картинах с выдающейся работой художников-постановщиков и оригинальным визуальным рядом

Текст: Гульнар Абикеева


Казахстанское кино, которое стоит смотреть ради невероятной работы художников-постановщиков (фото 1)

Потребность в художниках-постановщиках у нас огромная. Особенно если иметь в виду, что в год производится порядка 50 полнометражных игровых картин и 30 телесериалов. Полноценная профессиональная подготовка таких специалистов проводилась во ВГИК – Всесоюзном институте кинематографии, на художественном факультете. Последними выпускниками ВГИК были Умирзак Шманов и Сабит Курманбеков, которые сегодня являются мэтрами казахского кино.

За филигранную работу на картине «Гибель Отрара» (1992) Умирзак Шманов был удостоен Государственной премии РК. Он не просто смог создать объекты художественной среды XIII века – архитектуру Отрара, костюмы, орудия той эпохи, он выступал и как инженер. Один из примеров – сцена разрушения крепостной стены, которая снималась четырьмя камерами в один дубль. Здесь на глазах зрителей потихоньку начинает проваливаться земля, потом рушится огромная стена, из-под земли выскакивают монгольские воины, на них льется горящая нефть, они мечутся ослепленные и т.п. Тогда ещё не было технологий для компьютерных спецэффектов. Художник сам разработал инженерное решение, сделал все чертежи и своими руками построил ту часть стены, которая проваливается в кадре из-за подкопа, устроенного монголами. Или эпизод казни правителя города Каирхана, когда его лицо заливали серебром. Шманов сам продумал этот спецэффект, и только он мог бы гарантировать безопасность актера в этой сцене, поэтому и сыграл роль палача. Умирзак Шманов также работал на картинах «Перемена участи» Киры Муратовой, «Сон во сне» и «Охотник» Серика Апрымова, «Дикий Восток» Рашида Нугманова и на многих других.

Сабит Курманбеков поступил во ВГИК вместе с воспитанниками мастерской Соловьева, поэтому он непосредственно связан с представителями «казахской новой волны». Он очень плотно работал с режиссером Сериком Апрымовым, будучи только не только художником-постановщиком, но и исполнителем главных ролей в картинах «Конечная остановка» и «Аксуат». В его работах присутствуют фактуры и колорит настоящего казахского аула. Он создал пространственно-вещное окружение для драматических историй «казахского неореализма», разворачивающихся в фильмах «казахской новой волны». Но с какого-то момента Сабит Курманбеков начал снимать кино в качестве режиссера. На его счету такие замечательные картины, как «Секер», «Поздняя любовь» и «Оралман» (2017). При взгляде на авторские эскизы к фильму, становится очевидным, что вся изобразительная стилистика фильма родилась у него сначала в голове. Сабит и оператор Марс Умаров создали сначала атмосферу Афганистана (где жили главные герои фильма), а потом удаленного уголка Казахстана (куда они переехали как оралманы). Не столько красота изображения, сколько его концептуальность важна в «Оралмане», где суровая реальность соприкасается со священной мечтой, холод реалий – с горячими сердцами героев фильма.

После ВГИКовцев в эту профессию художников-постановщиков кино пришли архитекторы. Так сложилось, что Алексей Розенберг, Алим Сабитов и Алексей Золотухин – выпускники одного курса ААСИ (Алматинского архитектурно-строительного института) начали работать на картинах Абая Карпыкова («Влюбленная рыбка»), Александра Баранова и Бахыта Килибаева («Женщина дня»), создавая абсолютно новое пространство и атмосферу. Ведущей темой художников-постановщиков, пришедших из сферы архитектурного дизайна, можно считать создание нового образа города Алматы. В этих фильмах Алматы, наряду с персонажами, становился полноправным действующим лицом повествования. Пространственный язык архитектуры использовался для создания атмосферы наступления «новой эпохи». Скажем, образ «идеального города» представлен во «Влюбленной рыбке», необычно по отношению к сложившемуся в советском казахстанском кинематографе стереотипу «социалистической» Алма-Аты. В этой картине Алматы окутан поэтической дымкой. В картине много света и воздуха, пространство в картине дышит свободой. Тема «несоветской» Алма-Аты была продолжена в мелодраме «Женщина дня» (1989), художники-постановщики – А. Розенберг и А. Сабитов. В этой картине была представлена своеобразная модель мечты людей «свободных профессий» о собственной среде существования. Интерьеры и натурные объекты в фильме представляют «иную», несуществующую Алма-Ату, в которой живут странные эстетствующие персонажи, явно «несоветские» – и по внешнему облику, и по роду занятий. Основным цветом в колористическом решении картины был выбран темно-красный, близкий к цвету бордо. Это позволило добиться значительной цельности изображения всей кинокартины.

Бопеш Жандаев и Юлия Левицкая – тоже по образованию архитекторы, представители следующего, если можно так сказать, дизайнерского поколения. Они пришли в сферу кино вместе с эпохой рекламных роликов и музыкальных клипов, поэтому эстетика гламура так или иначе отразилась на их творчестве.

Бопеш Жандаев как художник работал в различных жанрах и направлениях казахстанского кино, включая и коммерческие картины, и арт-хаусные. В картинах «Последние каникулы» (1996) Амира Каракулова и «Рэкетир» (2007) Акана Сатаева художником была проделана тщательная работа по созданию среды: в первом случае – конца «брежневской эпохи», во втором – девяностых годов, начала независимости. В социальной драме «Ойпырмай, или дорогие мои дети» (2009) Жанны Исабаевой он воссоздает атмосферу разной Алматы – от окраинных «барахолок» и «спальных районов» до фешенебельного центра города. В картине «Шал» (2012) Ермека Турсунова – показывает предельно скупыми средствами с помощью тщательно отобранных деталей современную жизнь казахстанского аула. Но больше всего, на мой взгляд, Жандаеву удаются гламурные решения: «Астана, любовь моя» (2010), проект Егора Кончаловского или «Виртуальная любовь» (2012) Амира Каракулова, где художник создает сверхсовременный образ новой столицы – Астаны. Ещё более гламурно представлена визуализация виртуальной среды. В фильме предлагается образное решение атмосферы стремительных «чатов», ведущихся представителями разных молодежных субкультур на тематических «форумах» в интернете.

Одна из моих самых любимых работ Бопеша Жандаева в качестве художника-постановщика – «Раз в неделю» (2015) Игоря Пискунова. Действие всего фильма происходит в одной квартире, практически в одной комнате одинокого старика (в исполнения Юрия Померанцева). И от того, как меняется его жизнь, меняется и интерьер – незаметно, постепенно, но не только в деталях быта, но и в порядке вещей, и в цвете.

У Юлии Левицкой – немного другой подход, она «лепит» реальность, создает её из аналогий и ассоциаций. Работая на фильмах «Курак корпе» (2007) Рустема Абдрашева, «Мустафа Шокай» (2008) Сатыбалды Нарымбетова, «Жеруйык» (2011) Сламбека Тауекел она доказала, что умеет великолепно работать с историческим материалом.

Однако работа над фильмом «Уроки гармонии» (2013) Эмира Байгазина для Левицкой на сегодняшний день стала своеобразным пиком. Не случайно картина была удостоена награды Берлинале «Серебряный медведь» «за выдающееся художественное решение» фильма. И хотя приз достался оператору фильма Азизу Жамбакиеву, очевидно, что эта награда в равной мере принадлежит и Юлии Левицкой. Именно ею были разработаны концепт-арты, содержащие образные ключи будущей кинокартины. Это пространственное и цветовое решение эпизодов, образные аллюзии, типажи персонажей. Тщательная и системная работа Юлии на этом фильме является одной из составляющих большого международного успеха этого фильма.

Мир главного героя разделен на две части: дом, воспринимаемый героем как место, где он не находится под враждебным гнетом одноклассников, и школа, место постоянного его унижения и ненависти. Граница между двумя мирами восприятия проходит на мосту, где холодная цветовая гамма плавно переходит в теплую. Подобная разбивка обусловлена психологическим восприятием зрителя: холодные оттенки выглядят устрашающе, в то время как теплые оттенки располагают к себе и создают иллюзию безопасности. Школа, госпиталь, тюрьма – места психологического и физического унижения, поэтому художник картины Юлия Левицкая использовала холодные оттенки для передачи эмоционального состояния главного героя. Но при переходе Аслана в локацию «дом» цвета становятся теплыми, показывая психологическое отношение героя к этому. Он успокаивается и верит в то, что он в безопасности, вдали от унижения и психологического давления.

В качестве мудборда были подобраны кадры из фильмов немецкого экспрессионизма и работы художников оп-арт, арт-брют, подборка фотографий с ключевыми деталями фильма. Это своего рода коллаж, который помогал выявить удачные или неудачные соединения героя и локации, проявил контрасты, на которых художник-постановщик может основываться при создании образа проекта.

Из молодых художников-постановщиков особо хотелось бы отметить молодого художника Ермека Утегенова, выпускника Академии им. Т. Жургенова, который активно сотрудничает с режиссером Адильханом Ержановым. В картине «Хозяева» (2015) он, следуя замыслу режиссера, создал театр абсурда, снабдив персонажей странными, не соответствующими привычному месту предметами. Или создает такие декорации, которые читаются как цитаты европейских художников. В «Чума в ауле Каратас» (2016) – эстетика другая, весь фильм погружен во мрак, поэтому свет и цвет появляются только с огнем, как пляска смерти. В каком-то смысле «Чума в ауле Каратас» – предвидение того, что происходит со всеми нами сейчас.

Художники-постановщики – особенные люди, они не просто создают атмосферу фильма, но создают особое художественное пространство, которое говорит нам о том, что время меняется.

Оставьте комментарий

Больше