Поиск

 

Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 1)

Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски

Текст: Илья Юн

В рамках рубрики "поджанры" мы рассказали про заслуженный киберпанк, американский сюр, мир New Weird и про то, как вымрет человечество. Настал черед мрачного, загадочного и кровавого поджанра "джалло". Итальянское слово 'giallo' переводится как "желтый". Это отсылка к популярному в стране криминальному pulp-журналу Il Giallo Mondadori. Издавался он в первой половине 20-го века и имел исключительно яркую желтую обложку. Редакция придерживалась строгих эстетических и тематических стандартов, которые впоследствии стали характерными чертами киножанра. В статье мы расскажем, что его определяет и отличает от остальных.

Нарратив

Популярность журнала (более 3200 выпусков) обеспечила появление "джалло-историй" на большом экране. Вместо прямого копирования сюжета, режиссеры переняли иконографию: наличие убийства как главной загадки истории, использование графического насилия, переплетение триллера и хоррора, присутствие эротизма и открытой сексуальности, психоделики на фоне психических расстройств. Это – общие термины, которые довольно абстрактно определяют принадлежность произведения. В Италии слово "джалло" использовалось и для обозначения новелл в жанре "преступления", истоки значения не имели. Англоязычная же аудитория использовала термин "джалло" для описания итальянских фильмов с сюжетами на стыке триллера и хоррора.

С точки зрения сюжета, каждая картина построена вокруг жестокого убийства. Причем показано оно графично, буквально и зачастую от первого лица. Отсюда – главная загадка и вопрос: "Кто это сделал?". На этом этапе – детективная часть истории, но без, собственно, самих детективов. Главный герой не имеет отношения к органам полиции, иначе "джалло" можно спутать с другим итальянским поджанром – "полициотеско". Другая характерная черта убийств – мистика на фоне психических расстройств. Как протагонист, так и антагонист – часто сумасшедшие, страдают от паранойи, патологического бреда, амнезии и так далее. Специфика убийств намекает зрителю на серийность. Даже в первом, признанном в поджанре, фильме "Девушка, которая слишком много знала" герой убивает, придерживаясь строгого алфавитного порядка.

Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 2)
Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 3)
Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 4)
Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 5)
Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 6)
Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 7)

"Торсо", 1973 г.

Эстетика

Кровь, эротика и кинематографичность – три ключевых составляющих "джалло". В фильме "Торсо" жертв душат красно-черным платком, выдавливают им глаза и после потрошат ножом. Автор не чурается крови, безжизненного взгляда жертвы и холодного оружия в кадре. Это выглядит как жестокость ради жестокости. При этом фильм буквально пропитан сексом (большинство актрис снялись в откровенных сценах), убийства обладают явным эротическим подтекстом. Каждая новая сцена – это детальное, скрупулезное и дотошное разделывание обнаженного женского тела. Очевидно, что "Торсо", как и сам поджанр, – продукт времени. Сегодня авторов фильма можно обвинить в фетишизации насилия над женщинами и объективации.

Ещё один элемент – эстетика. Итальянские режиссеры славятся своим подходом к визуальной и аудиальной составляющим кино. Работы в стиле "джалло", несмотря на "трешевость", не стали исключением. Например, картина "Оргазмо" славится своими крупными планами, "Ящерица в женском обличии" – склейкой и монтажом, "Четыре мухи на сером бархате" – музыкой Эннио Морриконе. Играя друг с другом, эти приемы создают уникальный кинематографический стиль. Сами по себе они не являются исключительными для жанра, но в контексте раздетых, молодых и мертвых женщин превращаются в характерную "фишку".

Ещё одна эстетическая особенность – длинные, сложные и странные названия: "Птица с хрустальными оперением", "Странный порок госпожи Уорд", "Что они сделали с Соланж?", "Грязные фото для дамы вне всяких подозрений", "Короткая ночь стеклянных кукол", "Пять кукол для августовской луны".

Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 8)
Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 9)
Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 10)
Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 11)
Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 12)
Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 13)

"Кроваво-красное", 1975 г.

Тематика

Писатель Микель Ковен говорил: "На изменения внутри итальянской культуры можно взглянуть через фильмы "джалло". Это проблемы, которые нужно обсуждать и о которых нужно спорить: идентичность, сексуальность, подъем уровня насилия, контроль женщинами своей собственной жизни и тела, история, государство – абстрактные идеи, которые изображены ситуативно, как и истории людей в фильмах". С этой точки зрения "джалло" выходит за рамки банального "месива" и отражает дух времени. 50-е и 60-е – послевоенное время, когда люди потеряли надежду на идеалы гуманизма. Постоянные мировые конфликты (Суэцкий кризис, Карибский кризис, Корейская война) на фоне растущего уровня жизни и социальных свобод породили поколение "потерянных" людей. Многие из них не нашли возможности реализовать свои подавленные эмоции, что стало одной из причин увеличения количества серийных убийств в период с 1935 по 1950 годы. Историк-исследователь Питер Вронский писал: "В основе этого лежит травма, распад семьи и культурный сценарий фантазий (который такие люди впоследствии отыгрывают)". Это нашло отражение в pulp-журналах, документальных детективах и кино.

Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 14)
Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 15)
Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 16)
Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 17)
Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 18)
Джалло: секс, убийства и мистика по-итальянски (фото 19)

"Дрожь", 1982 г.

Поджанр не обыгрывает социальные проблемы, а его авторы не претендуют на занудную серьезность. Напротив, "джалло" – вполне естественная реакция на происходящее вокруг. Вынос острых и тревожных нарывов за скобки – в область популярной культуры. Нет ничего удивительного, что именно "джалло" называют прародителем сплэттеров и слэшеров. Та же буквальность в графичном насилии, правда, уже на фоне волны серийных убийств в США в 80-е.

Что в итоге определяет "джалло"? Сюжетная структура триллера-детектива с элементами хоррора, обернутая в красивую кинематографичную обложку, но с буквальным насилием, морем крови и откровенными сценами секса. Однако это всего лишь обложка. Действительно важен контекст – актуальность "джалло" через историчность. Поэтому современные попытки снимать "джалло" не выходят за рамки оммажа, отсылок и ностальгии. Получается либо "Суспирия", которая нарушает обложку, либо "Джалло" 2009 года выпуска, который кажется нелепым в современном мире.