Поиск

Архетип: la femme fatale – сексизм или эмпауэрмент?

Архетип: la femme fatale – сексизм или эмпауэрмент?

Текст: Илья Юн


Что общего у Женщины-кошки, Серсеи Ланнистер и Джессики Рэббит? Кроме ассоциаций с животными, они ещё попадают под описание архетипичного образа персонажа La Femme fatale. С французского языка словосочетание переводится как "роковая женщина" – сексуальная, коварная, стойкая и готовая на всё (ради достижения своей цели) женщина. Сегодня мы попытаемся понять, насколько актуален этот образ в XXI веке, можно ли считать его сексистским, или его актуализация – это попытка дать женщинам ту самую сокровенную "силу"?

Флэпперы, постмодернисты и нуар

Многие исследователи стараются отыскать "роковых женщин" в древнегреческих мифах о первородном грехе, но вполне конкретные черты этот образ получил лишь в ХХ веке. На заре "ревущих двадцатых" началось бурное изменение общественного сознания. Новая мода, популярность джаза, появление кино со звуком – всё это повлекло за собой новые парадигмы и смену статуса-кво. Женским символом того времени стали "флэпперы". Это были молодые свободные женщины нового столетия. Флэпперы отказывались от традиционных ценностей, ярко красились, откровенно одевались, курили, пили и слушали джаз. Затем происходит тотальный крах западной экономики, и начинается Великая депрессия, а вслед за ней грядет Вторая мировая война. Вопросы самореализации становятся всё менее актуальными. Мужчины уезжают на войну, и вся индустрия (в том числе и тяжелая) остается на плечах женщин. Они не только готовили, но и делали патроны, ракеты и строили танки. Именно это обеспечило финансовую стабильность. А мужчины, вернувшись с войны в свою "американскую мечту", не нашли тех любящих и заботливых домохозяек с фальшивой улыбкой.

Архетип: la femme fatale – сексизм или эмпауэрмент? (фото 1)

Тогда в Голливуде становятся популярными криминальные драмы, снятые в эстетике нуар. Нуар стал воплощением постмодернистского движения. Он поставил под вопрос шаткие идеалы прошлого века. Тогда и появился образ детектива с "серым" моральным ориентиром, сигаретой и бокалом виски – сегодня образы таких персонажей мы называем классикой нуара. А вместе с детективом возник и архетип Femme fatale. Это всегда женщина, чаще всего – персонаж второго плана. Её художественная задача – соблазнить и создать препятствия главному герою. При этом Femme fatale не бывает однозначно плохой – скорее, спорной. Её цель – это всегда личная выгода, и неважно, кто страдает в итоге. Объектом "личной выгоды" может быть как сам главный герой, так и богатство, власть, высокая позиция, месть и так далее. Такие персонажи всегда обладают большим набором навыков, которые могут быть как физическими (боевые искусства, использование оружия и т.д.), ментальными (интеллект, логика и т.д.), так и сексуальными. Секс – чуть ли не главная описательная характеристика и оружие каждой Femme fatale. Такие женщины всегда красивые, броские и вызывающе яркие. Самое страшное, что они это прекрасно осознают и пользуются этим в своих целях.

Архетип: la femme fatale – сексизм или эмпауэрмент? (фото 2)

Секс, алчность и феминизм

Отчасти всё это звучит как "эмпауэрмент" (англицизм, образованный от слова 'power' (мощь, сила), то есть наделение кого-либо силой). Нуарные персонажи Femme fatale действительно получают невиданную ранее силу. Они обводят мужчин вокруг пальца, используют их в своих целях и, в конечном счете, получают то, что хотят. Но у такого поведения довольно много негативных моральных коннотаций. В обществе такое поведение порицают, да и в кино подобная женщина выступает в качестве фигуры скорее отрицательной. Причем порицание исходит вовсе не от приверженцев патриархального строя и токсичной маскулинности. Например, осуждение промискуитета сегодня называется "слатшеймингом". При этом промискуитет – один из главных способов функционирования персонажа Femme fatale. Она понимает, что базовая потребность – это метод влияния и воздействия, причем максимально выгодный, при минимальных затратах и вложениях. Это довольно современный подход, который сбрасывает даже сегодняшние социальные оковы. Для Femme fatale не важно общественное (в частности, мужское) восприятие, приставка "слат" здесь работает исключительно как инструмент. Так, например, Серсея Ланнистер ("Игра престолов") открыто заявляет: "Слезы – не единственное оружие женщины. Лучшее оружие – у неё между ног". Они независимы, их не заботит взгляд со стороны, цель оправдывает средства. И здесь возникает либерально-моральная дилемма. Это объективация и сексизм, или действительное осознание силы женщины? Например, в своём эссе 2010 года "Плохая девочка стала феминисткой" Мишель Меркур пишет: "Femme fatale выражает феминистическую теорию ещё до её появления, через возможность играть наиболее ярко, когда она становится главным зрелищем всего выступления". Но, поскольку одна из целей Femme fatale – соблазнять мужчин, мы видим пример того, "как кино сформировало общественность так, чтобы видеть в женщинах преимущественно объект (или, наоборот, как общество сформировало кино для поддержки такой точки зрения)".

Архетип: la femme fatale – сексизм или эмпауэрмент? (фото 3)

Похожей точки зрения придерживается и Мэри Энн Доан, профессор кино и медиа Калифорнийского университета в Беркли: "Попытка искоренить контекст Femme fatale – это отчаянная попытка восстановить контроль со стороны мужского субъекта, который чувствует угрозы. Будет ошибочным видеть в ней героиню современности. Она не субъект феминизма, скорее симптом мужских страхов о феминизме". Что в итоге? Вероятно, на контекстуальном уровне Femme fatale не является феминистской категорией. Но нельзя отрицать и временной контекст. Фильмы нуар и их образы появились за несколько десятков лет до развития феминистской теории, и в переносе на современность какие-то аспекты могут показаться устаревшими. При этом образ Femme fatale создал альтернативу образу домохозяйки, "женушки" и пай-девочки. Более того, образ претерпевает изменения – теперь и "Женщина-кошка", и "Черная Вдова" (типичные Femme fatale в комиксах) получили свои собственные фильмы и вышли из статуса "вторичного персонажа". Даже в фильмах про Джеймса Бонда, где в качестве Femme fatale выступали так называемые 'bond girls', одна из них стала агентом 007 – де-факто главным персонажем внутри вселенной. Шеймить, критиковать и стыдить аспекты образа Femme fatale уже неактуально, и, возможно, это и есть тот самый шаг в сторону уравнивания в правах женщин и мужчин.

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий

Больше