Поиск

Почему Казахстану нужен павильон на Венецианской биеннале

Почему Казахстану нужен павильон на Венецианской биеннале

Текст: Buro247.kz


Венецианская биеннале – один из крупнейших и самых популярных форумов современного искусства, который раз в два года привлекает тысячи туристов в город на воде. Среди множества арт-мероприятий Венецианская биеннале как самый важный смотр новых художественных форм стоит особняком, она пользуется популярностью как среди профессионалов, так и среди любителей. Туристический потенциал этого мероприятия не уступает знаменитому венецианскому карнавалу. Присутствие на биеннале – важный имиджевый проект для стран-участниц, многие из которых принимают в нём участие уже более ста лет (как, например, Россия). У каждой из стран-участниц есть свой павильон, где выставляются самые актуальные работы, сделанные локально известными художниками. 

В этом году Казахстан был как никогда близок к тому, чтобы получить собственный павильон – было даже официальное подтверждение от министра культуры. До этого казахстанские художники выставлялись в так называемом Центральноазиатском павильоне, который спонсировался на средства частных фондов и спонсоров. Но в этом году проекту в финансировании опять отказали, хотя была проведена масштабная подготовительная работа. Мы попросили казахстанских экспертов и деятелей культуры объяснить, что на самом деле значит для Казахстана участие в Венецианской биеннале.

 

Почему Казахстану нужен павильон на Венецианской биеннале (фото 1)

 

Роза Абенова, руководитель центра современного искусства Национального музея РК 

Задачей участия в одном из старейших и главных смотров достижений современного искусства – Венецианской биеннале – является формирование культурного и цивилизационного имиджа страны. Главная цель Венецианской биеннале – не столько вывод на мировую арт-сцену конкретного художника(ов), сколько демонстрация посредством искусства широты демократического мировоззрения населения страны, высокой степени его философской зрелости, его способности адекватно реагировать на современные мировые проблемы. И, наконец, необходимо ответить на вопрос, волнующий не только казахстанское арт-сообщество, но и мировое: почему одна из самых стабильных стран Центральной Азии, провозгласившая свой главный курс на вхождение в 30 развитых стран, до сих пор не присутствует в качестве участника на самой главной, самой престижной арт-площадке современного искусства?

Владислав Слудский

Владислав Слудский, куратор

Полемике вокруг Венецианской биеннале и открытия казахстанского павильона на ней не один год. Первое, что приходит на ум, это две квартирные выставки, которые Евразийский Культурный Альянс организовал в 2015 и 2017 годах как реакцию на пассивность министерства культуры. При поддержке художников мы тогда постарались в достаточно мягких тонах поговорить о роли репрезентации, институциональной критики и об ответственности частного перед коллективным. Все эти вопросы актуальны, если адресат и отправитель данного сообщения разговаривают на одном языке и стремятся к диалогу. Культура – вещь очень амбивалентная, и поэтому все участники процесса должны часто и подолгу разговаривать друг с другом, планировать, спорить, и эта коммуникация, как правило, работает только горизонтально. Даже известные звездные кураторы с обязательным интересом выслушают любое мнение, рассмотрят любую позицию, а зачастую и учтут её.

Культура – это как итальянский семейный ресторанчик, где мнение каждого должно быть услышано, и где особенно доказывают свою работоспособность механизмы здоровой критики, поддержки и обмена мнениями. В риторике управленческой машины подобная коммуникация невозможна. Подобные решения всегда принимаются спонтанно, и не теми, кто будет их исполнять, результаты нужны хорошие и срочно, а финансирование часто откладывается, что тормозит весь монолит процессов, завязанных на деньгах. И как бы арт-сообщество ни хотело оставаться лояльным, как бы мы ни обсуждали стратегии диалога с властью (который, казалось бы, состоялся в рамках "Фокус Казахстан"), и как бы мы ни старались сделать наш павильон актуальным и интересным, пора признать, что у нас недостаточно политических сил. Каким-то образом выходит так, что министерство культуры, которое напрямую ответственно за организацию павильона на биеннале, занято другими, более приоритетными проектами и их финансированием. При этом только в статье про популяризацию казахстанской культуры на 2018 год заложено около 96 миллионов долларов, 1% которых хватило бы на достойную и такую нужную выставку в Венеции. Можно было бы подумать, что современное искусство не является приоритетной задачей министерства, и оно развивает другие креативные индустрии. Но кино у нас тоже, в основном, находится в частном секторе, и самый интересный фестиваль – Clique фондируется через международные организации и частных инвесторов, театральный фестиваль "Откровение" закрылся год назад из-за отсутствия финансирования. Ситуация с биеннале в Венеции – это не ошеломляющее исключение из правил, но вполне закономерное, ожидаемое явление, которое, вероятно, будет продолжаться, пока кабинет не возглавит человек, понимающий цели и задачи культуры.

 

Почему Казахстану нужен павильон на Венецианской биеннале (фото 2)

 

Меруерт Калиева, основатель галереи Aspan Gallery

Открытие павильона Казахстана на Венецианской биеннале – безусловно большое событие для культурной жизни страны. Современное искусство, со всей его подноготной (независимое, критическое мышление, расширение кругозора) институционализируется государством. И это очень важный этап развития для любой страны. Страна показывает самой себе и другим государствам, что достигла определенного уровня развития, осознанности, когда может позволить себе самокритику, взгляд вовнутрь, дать право голоса другим. Если павильон создается как суверенный от государственной политики институт, то я считаю это большим достижением. С другой стороны, если огромные государственные средства тратятся на престиж страны на международной арене, а существующие внутри страны институции не имеют возможности заниматься своей деятельностью в полном объёме из-за недостатка бюджета, то мне представляется открытие павильона на Венецианской биеннале преждевременным. Можно провести параллель с Олимпийскими играми. Конечно, я очень рада за страну, когда она одерживает победы, но часто за этими медалями стоят зарубежные тренеры и школы, а не школы внутри страны, которые бы выращивали следующие поколения спортсменов. То же и с современным искусством: если деньги не вкладываются в образование в сфере искусства, не проводятся выставки внутри страны, и у музеев нет закупочных бюджетов, то, возможно, открытие павильона в Венеции не должно быть в приоритете.

 

Почему Казахстану нужен павильон на Венецианской биеннале (фото 3)

 

Гайша Маданова, художник

Открытие официального Павильона на Венецианской биеннале искусства является одним из важных стратегических моментов в государственной культурной политике Казахстана. Участие в самом крупном событии в сфере современного искусства (которое каждые два года объединяет не только любителей искусства, художников, арт-критиков, кураторов, архитекторов, галеристов, меценатов, мировых селебрити, дилеров, но и потенциальных инвесторов, бизнес-элиту и важных политиков из разных стран), кажется достаточно очевидным шагом в реализации программы по популяризации и репрезентации достижений современной культуры и искусства на глобальном уровне. В 2017 году в биеннале участвовали 86 стран, имеющих свои павильоны, и по официальной статистике за 6 месяцев только Джардини и Арсенале посетили приблизительно 639 тысяч человек (без учета статистики по павильонам и спецпроектам по всему городу), 5,5 тысяч журналистов со всего мира, и, как результат – 3,5 тысяч публикаций и репортажей по всему миру. В этом – одном из всемирно важных мероприятий – уже давно принимают участие практически все независимые государства постсоветского пространства, имеющие свои официальные павильоны. К слову, Российский павильон был построен ещё в 1914 году. А в 2015 году Монголия открыла свой официальный павильон. Только страны Центральной Азии ещё пока не принимают участия в этом  мероприятии. Конечно, мы можем продолжать участвовать в биеннале в параллельной программе как независимый павильон, на инвестициях международных фондов и частных лиц (как это и было раньше с Центрально-Азиатским павильоном, существовавшим с 2005 по 2011 годы, с независимым павильоном, организованным IADA, или павильоном ограниченной ответственности, огранизованным ЕКА с 2015 по 2017 годы), но этот факт является индикатором для мирового сообщества, индикатором отношений между современным искусством и государством, показателем того, что культура нашей страны развивается без определённой поддержки и необходимого внимания. Судить о стране можно по разным показателям, и одним из этих показателей является официальная поддержка современной культуры и искусства, поддержка для участия в важных, с точки зрения художественного сообщества и специалистов, мероприятиях, где раскрываются мировые тенденции в разных областях. Сектор современного искусства является важной составляющей культуры страны. И игнорировать этот факт невозможно, так как вот уже на протяжении последних 30 лет организуются выставки и проекты, которые проходят не только в Казахстане, но и за рубежом. Художественное сообщество, занимающееся современными формами искусства, уже давно представляет страну на международных выставках, получает признание от других стран и награды. Факт открытия официального павильона Казахстана на Венецианской биеннале объязательно должен благополучно сказаться на культуре страны, как с точки зрения важных перспектив дальнейшего развития, так и с точки зрения признания, включения современной казахстанской культуры в мировую историю искусств.

 

Почему Казахстану нужен павильон на Венецианской биеннале (фото 4)

 

Дина Байтасова, основатель галереи современного искусства TSE

Венецианская биеннале существует более 100 лет. Это одна из самых престижных выставочных площадок в мире. Кто хотя бы раз в жизни посетил это мероприятие, не забудет его никогда. Когда я узнала, что у Казахстана нет своего павильона, я почувствовала огромное разочарование – ведь у нас есть, что показать, и у нас есть ресурсы. Государство ставит амбициозные цели, такие как войти в 30 развитых стран мира, специально разрабатываются программы по возрождению духовного наследия. Даже у небольших африканских государств есть свои павильоны, небольшие, камерные выставки. В прошлый раз особенно запомнился павильон острова Кирибати в Тихом океане (остров добивается своей независимости).

Для меня участие в биеннале – это прежде всего статус, который показывает независимость, прогресс общества, его готовность к вступлению в глобальный мировой контекст. Это та площадка, которая вступает в открытую конкуренцию с подобными площадками других стран, свою некомпетентность там ничем не прикроешь. Именно поэтому этим проектом должны заниматься профессиональные кураторы и арт-менеджеры. Останутся ли все эти однодневные тои и концерты в истории? Однозначно, нет. Даже после обретения долгожданной независимости наша культура всё равно словно "боится" показывать себя за рубежом (вывоз "народников", юрт, казы на приёмы – не в счёт). 

 

Почему Казахстану нужен павильон на Венецианской биеннале (фото 5)

 

Джама Нуркалиева, руководитель центра современной культуры "Целинный"

Отсутствие павильона Казахстана на биеннале современного искусства в Венеции в целом говорит только о том, что у нас не развита система финансирования таких проектов. Во всём мире подобные проекты организовывает не только министерство культуры, оно может и вообще не участвовать. Часто комиссары обращаются в крупные государственные корпорации, их предложения рассматривают и выделяют финансовые средства. Топ-менеджмент компаний активно участвует в промоушене таких мероприятий и ведет себя как заинтересованная сторона.

В 2015 году я работала в Национальном музее под руководством Розы Абеновой, мы разослали письма в 50 государственных и независимых международных компаний с предложением поддержать выставочные и образовательные проекты центра современной культуры Национального музея. Ни одна компания не удосужилась ответить нам. Даже если бы ответ был "нет", они продемонстрировали бы интерес или смогли бы соблюсти элементарный деловой этикет, ответив на письма. Думаю, что нам всем нужно продолжать работать над тем, чтобы значение культуры и важность искусства как способа коммуникации и репрезентации были очевидными не только кураторам, художникам или арт-менеджерам, но в целом всей передовой части общества. Пока, к сожалению, выходит, что в столь престижном мероприятии, как биеннале в Венеции, принимают участие страны, успешные в культурном плане. Российскому павильону в Венеции уже более 100 лет, Азербайджан участвует в биеннале 12 лет, и очень странно, что мы до сих пор молчим. 

 

Почему Казахстану нужен павильон на Венецианской биеннале (фото 6)

 

Оля Веселова, философ и куратор

В современном глобализирующемся мире настоящую ценность начинает обретать уникальность. Осознание собственной уникальности всегда проходит через сопоставление себя с другими. Как младенец начинает осознавать собственное "я" через столкновение с другим, так и современное искусство Казахстана способно осмыслить свои собственные особенности через сопричастность с другим искусством. Венецианская биеннале современного искусства – это машина по "вписыванию" локального в глобальное, это удобный инструмент выстраивания диалога между нами и другими, а также площадка для развития сотрудничества. Это если говорить о профессиональном значении такого события. С другой стороны, в страновом отношении, присутствие Казахстана на такой престижной и популярной площадке, как Венецианская биеннале, – это способ заявить о себе, продемонстрировать свой туристический потенциал и повысить оценочную стоимость производимых в стране объектов искусства. Всё это – задачи государственного масштаба, именно поэтому и заявки для участия принимаются именно на государственном уровне, за подписью министров культуры, и никак иначе. Ощущая потребность в присутствии нашей страны на мировой художественной сцене, мы как небольшая частная институция делали интервенции в рамках Венецианской биеннале два года подряд – в 2015 и 2017 годах. Проект pop-up выставок носит название "Павильон ограниченной ответственности" по аналогии с названием частной инициативы – "Товариществом с ограниченной ответственностью". Но это, скорее, жест присутствия и наличия, он не решает всех вышеобозначенных актуальных задач государственного уровня.

Оставьте комментарий

Больше