Поиск

Художник Паша Кас о премиях, уходе от стрит-арта и коммерции в искусстве

Фото: Олег Зуев

Интервью: Катерина Милославская


В 2013 году молодой алматинский стрит-арт художник Паша Кас подвешивает на билборд в центре Алматы манекен с надписью «ВСЕМ ПОХ». О нём пишет казахстанская пресса, о нём пишет российская пресса, работу называют «Открытием года» по версии премии MOST (Москва). Затем идет серия граффити-работ, чуть менее заметных, но неизменно обсуждаемых. Период работы в Казахстане он завершает масштабным проектом в Темиртау и манифестом ‘This is silence‘, посвященном проблеме захоронения ядерных отходов. К этому моменту он уже год работает в Петербурге, где воскрешает в памяти петербуржцев Даниила Хармса. Сегодня Касу 25 лет, а в анамнезе – премия Курёхина (пожалуй, самая важная премия в сфере современного искусства в России), место в рейтинге Forbes Asia, а также имя и несколько работ, которые обсуждаются далеко за пределами Казахстана. Карьера художника – если в художественной среде в принципе может существовать такое понятие – вещь эфемерная, но Паше, кажется, удается ее строить. Что важно – к нему действительно применимо определение «селф-мейд». Чем сейчас занимается художник (с приставкой «стрит-арт» он постепенно расстается) и какие планы строит, мы узнали у него в Алматы, где он оказался в период карантина.

Художник Паша Кас о премиях, уходе от стрит-арта и коммерции в искусстве (фото 1)
Фотопроект "Изоляция", 2020
Художник Паша Кас о премиях, уходе от стрит-арта и коммерции в искусстве (фото 2)
Фотопроект "Изоляция", 2020

Паша, расскажи, чем ты занимался последние несколько лет? Включая и творческую деятельность, и какую-то бытовую.

В начале прошлого года я собрал рюкзак и отправился в путешествие. Я реализовал несколько проектов по миру, познакомился с художниками из разных стран, кураторами и организациями, которые поддерживают арт-деятелей. Открыл для себя новый мир искусства за пределами СНГ.

Для меня это был довольно интересный опыт, который расширил новые пути в искусстве и приемы донесения своих идей. Я пожил в Нью-Йорке, побывал во многих музеях современного искусства, жил в резиденции Museum Of Now в Берлине и реализовал серию проектов на выставке современного искусства. Познакомился с командой музея Dox в Праге. Где-то я участвовал в арт-резиденциях (как, например, в Берлине), где-то – просто покупал билет и пытался познакомиться с местной арт-тусовкой.

Для творчества выбрал формат, где путешествие – это часть жизни, он позволяет находиться в режиме “в пути”, благодаря нему “открываются” внутренние и внешние потоки, это не даёт расслабиться и засидеться. Ты не знаешь, что будет через 1-2 месяца, куда дальше ехать и как повернется жизнь, но тем и интереснее.

Художник Паша Кас о премиях, уходе от стрит-арта и коммерции в искусстве (фото 3)
Фотопроект "Изоляция", 2020

Много проектов ты реализовал в России, куда ты, кажется, переехал.

В России я прожил последние четыре года, это очень важная часть моей жизни. Было реализовано приличное количество проектов – например, наш совместный проект с Павлом Мокичем и куратором Rash x, посвящение Даниилу Хармсу, чей образ стал неотъемлемой частью города; Мона Лиза, а также дверь в советский Новый год (проект номинировали на премию Курёхина).

Я могу сказать, что там прошло моё взросление как человека и художника, там я прошел хорошую школу жизни. И я очень благодарен России, у меня остались теплые и хорошие отношения с ней.

Почему ты решил уехать из Казахстана?

В какой-то момент мне удалось сделать очень громкие проекты в Казахстане – в том же Темиртау, потом я сделал работу “Голый король”, которая расположилась напротив резиденции президента. После этого начались проблемы, и мне надо было выехать куда-то. Я понял, что глава моей жизни в Казахстане закончилась. На самом деле, все сложилось. Уже тогда за мной начали пристальнее следить, проекты активно освещались, а это давало меньше творческой свободы. До этого я часто бывал в Питере и решил переехать туда.

А как в Питере обстоят дела с арт-сценой?

Есть галереи, которые занимаются поддержкой и развитием современного искусства, в этом плане немного легче, чем в Казахстане. Там я жил с моими друзьями Павлом Мокичем, Rash X, Азатом Shaq и Костей Ickc, мы старались создавать вокруг себя определенный движ – делали выставки, коллаборации, фотосеты. Это позволяло знакомиться с большим количеством людей. Первый год, конечно, был выживанием, хотя имя немного помогало. Например, проект, реализованный в Темиртау, нашумел даже в России.

Художник Паша Кас о премиях, уходе от стрит-арта и коммерции в искусстве (фото 4)
Фотопроект "Изоляция", 2020

В Казахстане ты, кстати, особо не сотрудничал ни с кем. Ты будто бы шел в стороне от всех наших фестивалей и галерей.

Это изначально был мой выбор – быть независимым, потому что любое сотрудничество – это какие-то компромиссы, уступки. Если есть какие-то проекты, которые я могу сделать самостоятельно, я лучше найду средства и сделаю их сам. Что они могут мне дать? Площадку, фасад? Чаще всего я могу её найти сам. Я привык подходить к каждому проекту независимо. Например, в Берлине – другая ситуация, там мне нужна поддержка. И там я нашел кураторов, которые уважительно относятся к художникам и их проектам.

А над чем ты сейчас работаешь?

Я сейчас готовлюсь к 3-4 проектам в Германии, Казахстане и России –параллельно. Один из них я делаю с Museum of Now. Мы хотим создать книгу 'No One Left', которая рассказывает о проектах, сделанных мною прошлой осенью в Берлине. Пять перформансов-интервенций в городской среде столицы Германии. Они были сделаны в рамках резиденции и выставки современного искусства Museum Of Now, которая проходила в октября 2019 года.

Для меня это совсем новый путь в искусстве, я открываю себя с новой стороны: изучаю своё тело как инструмент подачи информации, объединяя его с бэкграундом уличного искусства. На самом деле получается очень интересный материал. Потому что сейчас происходит важный момент "переформатирования" меня как художника. Я всю жизнь занимался стрит-артом, но сейчас понял, что хочу двигаться дальше.

Мне интересен симбиоз стрит-арта с перформансом. Сейчас мы вместе с куратором и директором музея Дэнисом Лео Хэгиком занимаемся обработкой материала, подготовкой к выпуску книги и презентации для международной аудитории в Берлине и в других городах.

Художник Паша Кас о премиях, уходе от стрит-арта и коммерции в искусстве (фото 5)
Художник Паша Кас о премиях, уходе от стрит-арта и коммерции в искусстве (фото 6)
Фотопроект "Изоляция", 2020

То есть, ты хочешь уйти от стрит-арта?

Ты знаешь, мне кажется, что стрит-арт сейчас сам себя переваривает. Все эти образы, локации, инструменты – они используются по всему миру, повторяются и дублируются. Очень мало идейных работ. Ценность стрит-арта умирает. Мне кажется, с граффити это все началось немного раньше – вся эта история запрета самовыражения, которая лежала в основе стрит-арта, она уходит. Ну и потом, я занимаюсь этим уже почти восемь лет, и мне показалось, что пора двигаться дальше. Осознание насчет того, куда двигаться дальше, пришло в Нью-Йорке, там я увидел очень много вещей, прошел несколько воркшопов по перформанс-арту и тогда вынес для себя решение. Раньше – что было для меня искусство? Стена, краски, трафарет, возможно, видео и фото после. Но сейчас в искусстве очень много возможностей и средств выражения, было бы глупо ими не воспользоваться.

Думаю, что я не отошел от уличной деятельности – это увлечение, можно сказать, переросло и соединилось с современным искусством. На меня очень сильно повлияли путешествия, они расширили мое понимание искусства и внутренней свободы самовыражения.

Сейчас мне интересно работать со своим телом, использовать его как инструмент искусства и через него доносить свои идеи, помещать себя в разные локации, изучать и исследовать. Также я продолжаю работать с городскими интервенциями. Сегодня рисую пару скетчей, завтра делаю фотосессии, где-нибудь – стрит арт. Таким образом я не зацикливаюсь на чем-то одном, это и интереснее, получается развиваться и коллаборировать в разных направлениях.

Жизнь художника, особенно в Казахстане и других развивающихся странах, сильно отличается от европейского и американского сценария. Для многих творчество остается хобби, так как приходится зарабатывать совсем иными путями. Как ты решаешь этот вопрос?

Когда я жил в Петербурге, я занимался ремесленными работами. Но в прошлом январе я понял, что больше не могу заниматься коммерцией, не могу работать с заказчиками. С такими, которые говорят: "Нарисуй то, что мы хотим. Но не то, что ты рисуешь, а то что нам надо". Раньше для меня был нормальным такой формат: была работа и было искусство. Я выполнял заказы, получал за них деньги, это позволяло мне делать свои проекты, которые меня действительно увлекали. В прошлом году понял, что такой вариант меня не устраивает, так как сильно сбивает с цели. Были даже большие проекты, я создавал компанию, где работала целая команда. Но потом решил сделать выбор – либо ты художник, либо ты бизнесмен, по-другому – никак. И в январе я сделал последний заказ и поехал в Грузию, сам по себе. Потом пошли какие-то приглашения от фестивалей, фондов, которые поддерживают художников, тогда мне дали премию Курёхина.

Художник Паша Кас о премиях, уходе от стрит-арта и коммерции в искусстве (фото 7)
Фотопроект "Изоляция", 2020
Художник Паша Кас о премиях, уходе от стрит-арта и коммерции в искусстве (фото 8)
Фотопроект "Изоляция", 2020

Но когда ты начинаешь работать с какой-то институцией, на каких это происходит условиях? Галереи ведь работают по правилам мира арт-дилинга, а это та же самая коммерция, от которой ты по факту отказался.

Тут есть две стороны. С одной стороны, чтобы стать художником и создавать какие-то проекты, тебе нужны средства. И тут ты подписываешься с галереей, которая по факту становится посредником. Они получают право на твои работы, могут их продавать. Но с другой стороны, все идеи приходят извне, и насколько честно их монетизировать? Я задумывался об этом еще в начале года. Но потом пришло осознание: сейчас мне важно путешествовать, покрывать какие-то базовые нужды и работать. Пока что мир дает мне все эти возможности, и я не вижу смысла заниматься каким-то продажами. Я могу заниматься искусством, вдохновлять людей, и это самое важное.

К слову, о премиях. Недавно тебя внесли в список Forbes 30 under 30, тебе дали премию Курёхина. Они что-то значат для тебя?

Для меня это поддержка на международном уровне, ещё одно подтверждение того, что я двигаюсь в правильном направлении. Поддержка художников очень важна на всех уровнях, множество талантов остаются неуслышанными и в определенный момент перестают заниматься искусством, не видя поддержки со стороны зрителя и институций.

Не обязательно быть лауреатом, даже номинация – уже очень круто. Это означает, что твои работы заметили, а теперь их увидит большее количество людей.

Художник Паша Кас о премиях, уходе от стрит-арта и коммерции в искусстве (фото 9)
Фотопроект "Изоляция", 2020
Художник Паша Кас о премиях, уходе от стрит-арта и коммерции в искусстве (фото 10)
Фотопроект "Изоляция", 2020

Но для тебя это не самоцель?

Нет, совсем нет. Это все происходит спонтанно. Из центра премии Курёхина мне написали вообще за один день.

А что тогда для тебя цель как для художника?

Наверное, стать мировым художником. Я поработал в Казахстане, поработал в России, сейчас хочется заниматься этим в Европе, потом, возможно, в Америке. Мне хочется создавать работы, которые будут затрагивать чувства людей по всему миру. Но цель точно не лежит в плоскости денег.

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий

Больше