Поиск

Когда хочется вырвать кресло и бежать. Анастасия Тарасова – о фестивале Theatertreffen

Когда хочется вырвать кресло и бежать. Анастасия Тарасова – о фестивале Theatertreffen

Записки с театрального фестиваля

Текст: Анастасия Тарасова


В Берлине завершился крупнейший театральный фестиваль Theatertreffen. На этот шоукейс лучших спектаклей Германии, Австрии и Швейцарии ежегодно собираются продюсеры и артменеджеры от Сантьяго до Сеула – чтобы удивиться, поспорить и доказать еще раз, что театр жив и вряд ли собирается умирать. Актриса и менеджер проектов алматинского "ARTиШОКа" Анастасия Тарасова делится впечатлениями и объясняет, почему в европейский театр "тащат чернуху"

Я проезжаю со своим коллегой Зинди из Намибии на велотакси мимо Бранденбургских ворот. Волосы развеваются, мы смеемся, смотрим в отражение витрин. Говорю Зинди, что велотакси напоминает мне сейчас карету, он обнажает свои белые зубы и отвечает: "Ты – гребаная Синдирелла". Мы едем в театр.

Что мне безоговорочно нравится в любом европейском театре – так это внутренний дворик. С открытым баром, с нежным светом гирлянд. У меня над головой гигантский цветущий каштан, а в руке – белое вино. Я готова смотреть.

Ларс Айдингер неожиданно обращается в зал к одному из зрителей: "Слушай, убери свой хренов айфон и не снимай видео, если ты смотришь спектакль"

Современная немецкая режиссура беспощадна к зрителю и готова на крайние эксперименты. WARUM LÄUFT HERR R. AMOK? ПОЧЕМУ РЕХНУЛСЯ ГОСПОДИН Р.? Это первый спектакль, который я посмотрела в Берлине сразу по прилете. Автора постановки Сюзанну Кеннеди здесь называют новой звездой режиссуры. А она в свою очередь говорит, что намеренно ставит такие спектакли, когда от изнеможения хочется вырвать театральное кресло вместе с полом и сбежать на улицу.

Когда хочется вырвать кресло и бежать. Анастасия Тарасова – о фестивале Theatertreffen (фото 1)

История господина Р., возможно, знакома тем, кто видел одноименный фильм Райнера Вернера Фассбиндера, которого здесь боготворят. Обычная жизнь обычного человека, его семья, работа, дети, соседи и наше стороннее наблюдение за тем, как накапливаются в нем обреченность, рутина, раздражение. Единственный выход, который находит главный герой, – убить каменным изваянием жену, соседку, сына и повеситься. Время в этом спектакле – отдельный персонаж, оно намеренно растянуто, оно действует на нервы. Как сказала сама Сюзанна Кеннеди: "Я хочу, чтобы зрители потеряли ощущение времени, хочу, чтобы они почувствовали на себе его натяжение, то, как оно может растягиваться, и погрузились именно в это мучительное пространство". 

Когда хочется вырвать кресло и бежать. Анастасия Тарасова – о фестивале Theatertreffen (фото 2)

Мучения – да, именно это слово подбирает режиссер для своих зрителей. И добавляет: "Когда я смотрю спектакль, я тоже мучаюсь от того, что все так долго. Но именно к финалу ты получаешь истинное вознаграждение – оно в развязке истории, оно в выводах о твоей собственной, временами пустой жизни и о цене минут, которые так бессмысленно проходят".

Художники должны взять на себя эту работу – разрушать предрассудки и обсуждать шовинизм, растущую дискриминацию и конфликтыНемцы сегодня активно поддерживают общеевропейский театральный тренд – делать актуальный театр, который смело говорит на острые политические и социальные темы.

Когда хочется вырвать кресло и бежать. Анастасия Тарасова – о фестивале Theatertreffen (фото 3)

В том, в чем наши казахстанские зрители и критики чаще всего видят, вернее пытаются, разглядеть провокацию, оскорбление личности, достоинства, национальности, немцы находят решение и возможность для цивилизованного диалога. Я сама очень часто слышу даже от своих родителей один и тот же вопрос: "Зачем в театр тащить "чернуху", когда и в жизни полно негатива, зачем делать спектакли, после которых хочется отряхнуться?"

Режиссер, признанный гений и худрук театра "Шаубюне" Томас Остермайер так отвечает на этот вопрос: "Я считаю, что художники должны взять на себя эту работу – разрушать предрассудки и обсуждать шовинизм, растущую дискриминацию и конфликты. Если политики действуют неосторожно, это дело художников – предупреждать, обращать внимание общества на то, что сейчас происходит с нами".

Последние годы Томас Остермайер фанатично ставит Шекспира, и "Ричард III" – его очередная постановка. Через Шекспира он умудряется говорить со зрителем, и делает это завораживающе и ошеломительно.

Когда хочется вырвать кресло и бежать. Анастасия Тарасова – о фестивале Theatertreffen (фото 4)

Все очень графично и четко, современно и исторически, эмоционально и удивительно понятно. В какой-то момент я поймала себя на мысли, что весь спектакль сижу и качаю головой в знак согласия. Мне нравятся актеры, они – как танки, мне казалось, захотят – и проломят любую стену, начнут ходить по потолку, летать, черт возьми. Мне нравится, когда на сцене много взрослых мужчин, много разных характеров и энергий. Мне нравится, когда ты начинаешь симпатизировать отрицательному персонажу. Мне нравится смотреть на смелую, честную наготу актеров. Это как живопись. Это очень красиво. Нравится, когда Ларс Айдингер, исполнитель роли Ричарда III, неожиданно обращается в зал к одному из зрителей: "Слушай, убери свой хренов айфон и не снимай видео, если ты смотришь спектакль". Мне нравятся литры крови, которая после убийства проникает в песок на сцене. Мне нравится, как звучит на немецком Шекспир...

Когда хочется вырвать кресло и бежать. Анастасия Тарасова – о фестивале Theatertreffen (фото 5)

Уехала я из Берлина, влюбленная в этого самого Ларса Айдингера по уши. Он меня окончательно потряс на вечеринке в честь закрытия фестиваля. Представьте себе зрительный зал, чем-то очень похожий на театр имени Лермонтова, после спектакля декорации еще не убраны со сцены, и людей маленькими группами проводят в "святая святых" – за кулисы, а там бар, дым-машина, свет страбоскопов и диджейская, за пультом которой самая настоящая звезда, и Ларс ставит невыносимый немецкий рэп вперемежку с хитами Spice Girls, и от этого вечеринка за кулисами становится еще забавней. А я танцую, как восьмиклассница.

Когда хочется вырвать кресло и бежать. Анастасия Тарасова – о фестивале Theatertreffen (фото 6)

Потом, уже в гостинице, я сидела и думала, как это было одновременно просто и здорово сделать вечеринку в таком месте, где искусство, театр объединяются в одном дыхании с молодежью, которая его, собственно, и питает. А теперь я часами лайкаю фотографии Ларса Айдингера на его странице в FB и жду выхода фильма Алексея Учителя "Матильда", где он сыграл Николая II. 

В том, в чем наши зрители и критики пытаются разглядеть провокацию и оскорбление личности, немцы находят решение и возможность для цивилизованного диалога

Практически в каждом театре, который мне удалось посетить во время Theatertreffen, зрители вместе с программками и открытками артистов уносят с собой спичечный коробок. Я не знаю, что это означает, мне понравилась самая идея – унести с собой маленькую искру и зажечь ее, когда захочется прикурить и немного подумать.