Поиск

Люди, которые сформировали облик старой Алма-Аты – архитекторы, политики и художники

В преддверии выставки "Начало" в "Целинном" куратор проекта делится архивными фото и фрагментами интервью людей, строивших Алма-Ату в 60-х – 80-х годах

Текст: Екатерина Головатюк


14 сентября в Алматы открывается первый постоянный центр современной культуры "Целинный". И хотя здание кинотеатра советского периода еще не отреставрировано до конца, в этот же день откроется выставка архитектурного проекта "Начало", где можно будет увидеть сотни редких старинных фотографий города, чертежей в кальке, оригинальные документы и зарисовки – такой Алма-Ату видели только специалисты, которые ее строили. Также "Целинный" совместно с музеем современного искусства Garage опубликует справочник-путеводитель, составленный историком архитектуры Анной Броновицкой, архитектурным критиком Николаем Малининым и фотографом Юрием Пальминым. Курирует проект "Начало" сооснователь архитектурного бюро Grace и главный архитектор здания Garage Екатерина Головатюк. Специально для Buro 24/7  Екатерина рассказала, какая идея стояла за проектом, и поделилась редкими кадрами и отрывками интервью, которые будут представлены на выставке с 14 сентября по 4 ноября. 


Екатерина ГоловатюкЕкатерина Головатюк

 

"Сегодня во всем мире и при любой идеологии архитектура 60-х – 80-х массово уничтожается, так как считается безобразной и виновной во всех социальных проблемах на окраинах городов. В Алматы архитектура этого периода составляет большую часть всей застройки, покрывая ковром весь город от центра до периферии. Она здесь довольно оригинальна и органична. Смена идеологии в начале 90-х не привела к разрушению советской Алматы, так как власти решили превратить Астану в полигон для экспериментов с новой рыночной архитектурой.

Это позволило относительно неплохо сохранить советский город и оставить доказательство следующему поколению, что он не отождествляется с анонимными панельными коробками, а может быть очень приятным и уютным, несмотря на стандартизацию и жесткую экономию.

У выставочного проекта об архитектуре Алматы 60-х – 80-х нет цели заявить: раньше было хорошо, а сейчас плохо. Проект не о ностальгии. Наоборот, хочется посмотреть на знакомые истории с другого ракурса, найти в прошлом что-то актуальное и понятное, выстроить новые смыслы и связи. Эти смыслы важны для того, чтобы не впадать в крайности, чтобы не рушить или идеализировать прошлое, а скорее сформулировать для него разумную и вдохновляющую позицию в настоящем.

modernist_look_of_almaty

Перед тем, как взяться за проект, мы изучили довольно много аналогичных исследований по истории послевоенного советского модернизма, проведенных местными и западными коллегами, и точно поняли, что хотим уйти от громких заявлений на тему поиска местной специфики и идентичности. Такой поиск часто упирается в описание формальных и декоративных элементов. Выставка не про это, а, скорее, про контекст, в его самом широком понимании (про людей, климат, технологии, власть), о том, как он сформировал архитектуру Алматы, а также про истории и нарративы, которыми эта архитектура обросла.

Мы прекрасно понимаем, что мы как кураторы проекта – "приезжие", но мы и, особенно, наши коллеги – исследователи Анна Броновицкая и Николай Малинин поговорили с большим количеством местных экспертов, архитекторов и просто жителей. Мы услышали их истории, некоторые из которых совершенно невероятные. Они чётко показывают другое отношение к городу, другое восприятие архитекторов, их профессионального мнения и ответственности, а также другое отношение к власти".

Проект без заказчика

Из интервью с архитектором Спиридоном Космериди – автором проектов Дома быта, Зеленого театра, здания ЦК ЛКСМ Казахстана и других объектов – о Зеленом театре в ЦПКиО имени Горького.

"Вы знаете, иногда архитектура рождается совершенно неожиданно. Был в парке имени Горького огромный овраг, где заканчивается озеро, там естественная плотина. Глубина оврага у истоков 14 метров. И вот объявили выставку собак в этом месте. Незадолго до этого, пока я был в командировке, супруга купила сыну собаку. Я решил пойти с ними на выставку собак и был в ужасе. Когда мероприятие закончилось – помятая трава, много бумаги, газеты, человеческая и собачья пища, в общем – страшное дело. Как сделать так, чтобы никогда больше это не повторилось?

И осенила меня неожиданная идея. Я часто бывал в Греции, порядка 30 с лишним раз, в служебных и частных поездках. Там театры античного периода, как например знаменитый Эпидавр, используются по сей день, и в них часто проходят студенческие фестивали.

modernist_look_of_almaty

Я понял, что надо создать театр по принципу античных театров, расположив сиденья на склонах оврага. Я и мой коллега Владимир Алле сделали проект примерно за месяц. В театре, вписанном в форму оврага, над эстрадой нависала треугольная металлоконструкция. Пошел я с этим материалом в горком партии. Когда показал, глава горкома говорит: "Удивительно, никогда никому в голову не приходило создать в парке вот такой огромный театр, причём не нарушая никакой системы связи парка и ландшафта". Он просто загорелся. Пошли в горком, райком, затем в горисполком. Там ахнули от неожиданности – какая находка! Так появилась новая площадка для культурных мероприятий."

 

modernist_look_of_almaty

 

Скромный быт первого лица

Из интервью с племянницей Д.А.Кунаева Жаннет Даулетовной Серикбаевой об обустройстве квартиры Димаша Ахмедовича Кунаева и его супруги Зухры Шариповны

"В этом доме Димаш Ахмедович жил с 1969 по 1993 год. Дом этот не был выбран специально. Получилось так, что в то время Димаш Ахмедович жил тоже в трехкомнатной, но достаточно малогабаритной квартире. В 60-е годы в нашу республику приезжал с визитом Леонид Брежнев. Можно сказать, что инициатором строительства этого дома оказался именно он, поскольку когда он пришел в гости к Димашу Ахмедовичу, то обратил внимание, что квартира, в общем-то, маленькая, достаточно тесная, и он выразил удивление, что руководитель такой большой, богатой республики живет настолько скромно. Сказал, что, все-таки, надо построить ему более достойное жилье. И изначально планировали построить вообще отдельно стоящий за забором особняк, от чего Димаш Ахмедович категорически отказался. Он попросил, чтобы дом был максимально многоквартирный. Поскольку условия безопасности первого лица диктуют особенные правила, дом не мог быть очень густонаселенным. Тем не менее был заказан проект на трехподъездный девятиквартирный дом, и с 1969 года Димаш Ахмедович в этом доме жил.

modernist_look_of_almaty

Я не думаю, что Димаш Ахмедович принимал какие-то решения по интерьеру. Единственное, что для него было важно, чтобы в кабинете было удобно и поместилось как можно больше книг. А Зухра Шариповна, конечно, многое решала в интерьере. Она исходила из своих эстетических представлений, и, хотя она была достаточно образованной женщиной, стильной, нужно делать скидку на то, что в те времена были свои представления об уюте и красоте. Например, она считала, что в доме должно быть много предметов с вышивкой и ручных изделий. Она часто шила и вышивала подушки, вязала салфетки, скатерти. Здесь много таких личных, созданных ею предметов.

Выбор мебели был сделан Димашем Ахмедовичем. В Алматы тогда активно работала мебельная фабрика "Мерей", и всё заказывалось на этой фабрике. Естественно, когда было решено, что вдоль торцевой стены гостиной будет стоять стенка, ее размеры утверждались на месте, но на самом деле это была мебель массового производства, так же, как и книжные шкафы в кабинете.

modernist_look_of_almaty

А мягкая мебель – как члену политбюро, по кремлёвской традиции, она была заказана в Германии и подарена Кремлём. Холодильники в 1984 году Димаш Ахмедович привез из своей последней официальной поездки в Японию. На фабрике National он увидел холодильники системы no frost, что для 1984 года, в общем-то, было большой диковинкой. Он решил, по его словам, облегчить труд Зухре Шариповне и приобрел их на свои деньги, что было подтверждено документально, то есть – все чеки. Холодильники до сих пор работают.

Также в доме есть предметы из разряда must have для людей определенного круга, для элиты. Например: сервиз Мадонна, богемское стекло или лепка."

Центрифуга

Из интервью с архитектором и одним из авторов проекта гостиницы "Казахстан" Анатолием Евдокимовичем Анчуговым

"Когда мы строили гостиницу "Казахстан" и дошли до 21-го этажа, нас попросили еще дополнительно проверить правильность строительного и конструктивного решения. В тот период для испытаний панельных и монолитных строений (правда, не очень высотных) использовали машину под названием "центрифуга" из "ПромСтройНИИпроекта". Эту машину поставили на 21-й этаж и начали раскачивать здание. Нас, авторов проекта, обязали присутствовать. Еще когда римляне строили мосты-акведуки, они заставляли архитекторов находиться во время испытаний не "на", а "под" мостами-акведуками. Но тогда испытывали не центрифугами, а проводили по мостам строй гвардейцев, и они ритмичным шагом раскачивали акведук. Здесь же проверяли уже современным методом. Здание качалось из стороны в сторону, люди еле стояли на ногах. Когда проверка была завершена, подсчитали, что здание наверху раскачивалось до 10-15 см, но трещин никаких не было. Прочность была подтверждена, и мы получили добро на дальнейшие строительные и отделочные работы..."

modernist_look_of_almaty

Архитектура как обман

Из интервью с архитектором и автором проекта кинотеатра "Арман" и Аппаратно-студийного комплекса Александром Ивановичем Коржемпо

"Каждое искусство имеет свою специфику, каждое – является фокусом. А там, где нет фокуса, нет искусства. А что такое фокус? Это обман. Если бы вы видели, как платочек засовывается под двойную перчатку, вам было бы скучно. Но вы платите деньги, чтобы вас обманули, вам это интересно, вы хотите этого, вы от этого получаете удовольствие, хотя вы знаете наверняка, что вас обманывают.

modernist_look_of_almaty

Также вы постоянно находитесь под влиянием пространства, не можете от него уйти и не ощущаете этого. Вы всё время обманываетесь, но не знаете об этом. Каждое помещение, в которое вы попадаете, воздействует на вас своими качествами, своим пространством. И переходя из одного помещения в другое, вы получаете эмоциональную композицию, эмоциональный рассказ, переживание, которых вы не осознаете, но которые на вас действуют. Это одна из важных особенностей архитектуры. Второй особенностью архитектуры является ее обязательная функциональность. Не бывает нефункциональной архитектуры. Даже когда вы строите обелиск, это для того, чтобы вы подняли голову в небо и увидели бесконечность. Две особенности: обязательная функциональность и воздействие пространства. А пространство в себя включает всё: и воздух, и свет, и запах, и музыку. Если в прекрасном помещении будет вонять селедкой – всё, ваше впечатление будет испорчено".

 

Оставьте комментарий

Больше