Поиск

Культпросвет: картина Рустама Хальфина \"Двойное фрагментирование из Матисса\"

Культпросвет: картина Рустама Хальфина "Двойное фрагментирование из Матисса"

Текст: Екатерина Резникова


В рамках совместной с Государственным музеем искусств им. А. Кастеева рубрики "Культпросвет" мы продолжаем знакомить вас с оригинальными художественными произведениями, ставшими отправными точками в развитии истории искусства. Новая статья посвящена родоначальнику современного искусства Казахстана Рустаму Хальфину и его картине «Двойное фрагментирование из Матисса» (1993, холст, масло, 116х80, из коллекции ГМИ РК им. А. Кастеева).

Влияние Рустама Хальфина (1949-2008 гг.) на становление и развитие казахстанского contemporary art огромно. Стремительные изменения в художественной ситуации Казахстана конца ХХ столетия во многом являются результатом его влияния и усилий. Будучи лидером, он создавал вокруг себя атмосферу изощренной интеллектуальности, ведя за собой своих учеников и последователей. Хальфин был одним из пионеров в освоении новых изобразительных языков и приемов. Уже в середине 1980-х вместе со своей супругой, художником Лидией Блиновой, он организует квартирные выставки. Окончив Московский архитектурный институт, увлекается изучением трудов выдающихся философов ХХ века, с которыми вступает в полемику в поле своих художественных высказываний.

Творческие поиски, основанные на синтезе достижений русского авангарда и результатов исканий европейских модернистов, направленные на выражение собственного художественного мироощущения, построенного на неразрывной связи духовности и интеллекта, явились причиной того, что Рустама Хальфина стали считать родоначальником современного искусства Казахстана. Тяготея к эксперименту, художник осваивал различные изобразительные языки и материалы, соединял достижения европейских художников с архетипами традиционной кочевой культуры. Пройдя ступени модернизма в живописи, он ушел в концептуальные поиски. При очевидном стремлении к освоению новых форм, таких как инсталляция, объект, энвайронмент, перформанс, или художественные языки (в частности видео-арт), мастер в своей деятельности отводит важное место живописи.

Культпросвет: картина Рустама Хальфина "Двойное фрагментирование из Матисса" (фото 1)

Знакомство в 1971 году с Владимиром Стерлиговым, одним из последних представителей русского авангарда, произвело на Хальфина огромное впечатление. Стерлигов, ученик Малевича, разработал собственную систему в живописи – чашно-купольную, в основе которой лежит способ организации пространства холста через кривую, соединяющую "живое касание двух миров". Здесь стирается граница между цветом и фоном, абстракцией и фигуративностью. Общение со Стерлиговым, а позже и с его последователями, открыло горизонты творческого мироощущения Хальфина, который сначала отказался от архитектуры в пользу живописи (1983 г.), а после провозгласил себя представителем актуального искусства (1995 г.).

Живопись, созданная под влиянием чашно-купольной системы – чистый эксперимент, где пространство пейзажа трансформируется в поле для наблюдения за объектом-средой, пространством и цветом. Здесь верх и низ стремятся поменяться местами, предметы теряют свою плотность, обретая "безвесие". Хальфин предстает как серьезный тонкий живописец, которому недостаточно идти проторенной дорогой – он развивает идеи Малевича и Стерлигова.

Картина «Двойное фрагментирование из Матисса» на первый взгляд кажется абстрактной. Хотя это не совсем так. Название отсылает к одному из живописных творений Матисса, и действительно Рустам Хальфин нередко обращался к творчеству выдающегося модерниста, создавая в разные периоды творчества аллюзии на его произведения.

Культпросвет: картина Рустама Хальфина "Двойное фрагментирование из Матисса" (фото 2)

Туманные белесые очертания фона "разрывают" два контрастных пятна сложной формы – в нижней левой части неровное разомкнутое полукольцо с черной, покрытой белой решеткой, плоскостью, в правой верхней части – сомкнутое кольцо с красным, расчерченным на белые квадраты полем внутри. Эти два объекта являются изображением пальцев рук художника, исследующего картину знаменитого француза, основателя фовизма. Стоя перед полотном, художник фокусируется на отдельных элементах полотна через собственные руки, пальцы которых образуют некое подобие подзорной трубы и помогают сфокусировать взор на отдельно взятых фрагментах картины. Направление взгляда в образовавшееся отверстие позволяет сделать изображение внутри четким и насыщенным, а очертания предметов вокруг теряют резкость и размываются. Художник смотрит на окружающий мир, ограничивая взгляд собственными руками, меняя угол зрения, экспериментируя с оптикой глаза, и приглашает зрителя следовать этому. Теперь, при взгляде на картину, в двух основных объектах можно распознать руки художника. Однажды применив ключ к пониманию этого произведения, его уже невозможно будет воспринимать как чистую абстракцию.

Дальнейшее развитие этих идей, а также увлечение трудами выдающихся философов постмодернизма и постструктурализма, в частности Фуко, Деррида, Подрога и др., приводит к сосредоточению Хальфина на понятии тактильности, что позволяет ему совершить ряд значимых открытий в искусстве, в числе которых "пулота" и "щепоть". Автор осмысливал тактильную осязательность культуры кочевников – валяние войлока, лепка курта, глины. Он ввел термин "пулота" – парадоксальное соединение пустоты и полноты внутри сжатой ладони, и "щепоть" – форма, образованная соединением трех пальцев, подобно движению для захвата соли. Это пластические объекты тактильного пространства, с которых начинается освоение окружающего мира и ландшафтов собственного тела.

Культпросвет: картина Рустама Хальфина "Двойное фрагментирование из Матисса" (фото 3)
Культпросвет: картина Рустама Хальфина "Двойное фрагментирование из Матисса" (фото 4)

Вне зависимости от выбора материала, в произведениях Хальфина прослеживается единство противоположностей: форма-антиформа, целое-фрагмент, видимое-ощущаемое, внутреннее-внешнее, пустота-заполненность.

Настойчиво двигаясь к намеченной цели, живопись Хальфина - преимущественно абстрактная – сначала цельная и гармоничная внезапно распадается на "осколки", а после художник вовсе оставляет масло, обращаясь к исследованию частей и следов от частей собственного тела. В результате появился большой цикл инсталляций и энвайронментов, названный им «Нулевой уровень. Глиняный проект» (1999-2001 гг.). Он стал высшим достижением и личной трагедией художника – 18-метровая человеческая фигура, расположенная в двухэтажном здании – созданная и уничтоженная руками художника. Глина является квинтэссенцией пластики и вещественно олицетворяет собой нулевой уровень искусства.

Поздним и, вероятно, высшим творческим достижением Хальфина стало создание пулот в плоскости. Плоскостные "текучие" силуэты на белом фоне стены – опредмеченные телесные пустоты человеческой фигуры, своего рода автопортреты Рустама Хальфина. Пулоты возникают и в живописном воплощении, и в виде гипсовых слепков, и в виде плоскостных объектов на стене – чистые формы зрелого периода творчества Хальфина. Одна из них названа «В честь Лиды» и представляет собой увеличенную цитату минискульптуры Лиды Блиновой – супруги и альтер-эго художника, сыгравшей огромную роль в творческом становлении Хальфина (пережившего её на 15 лет).

Серия «Автопортрет без зеркала» (1993) – фрагментарная человеческая фигура, где абрис линий обозначает изгиб руки или бедра, "окоем глаза", с растворяющимися формами вселенной вокруг. Это стремление постичь скрытую суть вещей и явлений, интуитивное познание законов бытия, поиск живописной модели мироздания, частью которого является сам художник.

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий

Больше