Поиск

Хореограф Хосе Экстраваганза – о возрождении вога, клипе Мадонны и съемках в сериале "Поза"

Текст: Катерина Милославская


Июнь – месяц прайда в США, но всё чаще его отмечают по всему миру. Так, в разных странах проходят многочисленные инициативы, посвященные ЛГБТ-культуре – от фестивалей и прайдов до чтений, показов фильмов и образовательных лекций. В этом году Генеральное Консульство США в Алматы организовало масштабную программу, посвященную вогу – самой популярной сегодня разновидности современного танца. Его название напрямую связано с названием журнала – танцоры имитировали движения моделей на подиуме, и чаще всего эти движения были связаны с особой постановкой кистей рук. Вог зародился в Гарлеме, в ЛГБТ-среде, где стал своеобразной субкультурой – его танцевали подростки из маргинализированных групп населения.

Частью программы в Казахстане стали онлайн мастер-классы от Хосе Гутьереса, больше известного как Хосе Экстраваганза – хореографа, ответственного за постановку танцев в клипе Мадонны Vogue, а также “отца” дома Экстраваганза. Мы поговорили с ним о его детстве, “домах”, балах, поп-культуре, сериале “Поза” (где он сыграл самого себя) и коммерциализации этой субкультуры.

О своем детстве

Мне очень повезло – моя семья принимала и поддерживала мои решения, поэтому я никогда не оказывался в той ситуации, в которой оказалось большинство танцоров. Я с самого детства понял, что хочу заниматься танцами. Помню момент, когда зашел в класс, где стояло фортепиано, тогда меня пронзило понимание: я хочу танцевать. Поэтому моё дальнейшее становление как танцора было естественным. В третьем классе я выиграл стипендию, по которой смог посещать школу танцев – оттуда у меня хорошая академическая основа. Я изучал балет, современный танец, джаз, основы музыкальных стилей. Все это финансировалось управлением образования Нью-Йорка. После школы я поступил в Высшую школу музыки и исполнительских искусств Фиорелло ла Гуардия, где работал с хореографом Элиоттом Фелдом. Но, ещё будучи подростком, в старшей школе я начал знакомиться с ребятами, которые тогда формировали ту среду, в которой развивался вог.

Хореограф Хосе Экстраваганза – о возрождении вога, клипе Мадонны и съемках в сериале "Поза" (фото 1)

О субкультуре вогинга

Когда я только начинал знакомиться с этим танцем, он было частью андерграундного танцевального движения. Популярными были другие поджанры – например, брейкданс или вакинг. Но сам вог был абсолютно немейнстримным направлением. Почему так происходило? Этот танец зародился преимущественно в афро- и латиноамериканской ЛГБТ-среде. Его танцевали люди, являвшиеся представителями самых уязвимых слоев населения, которым к тому же пришлось столкнуться со всеми видами дискриминации – гомофобией, расизмом, трансфобией, ксенофобией. Зачастую от них отказывались семьи, когда узнавали об их ориентации или гендерной идентичности. Многие оставались на улице. Тогда для многих из них единственным выходом было объединение в группы и создание своих комьюнити.

О домах и балах

Те ребята, которые оставались без семьи и крова, были вынуждены создавать свои собственные “дома” – так и зародилась эта культура. “Домами” условно назывались объединения, в которых многие могли находить там пристанище и жить. Основатели домов становились “матерями” или “отцами”. Например, основательница дома Экстраваганза – Энджи Экстраваганза – оказалась на улице в 13 лет, когда родители узнали о её трансгендерности. Всего через пять лет она основала свой собственный дом, куда в итоге попал я.

Неотъемлемой частью культуры вога были балы – так называемые яркие вечеринки-соревнования, где дома соревновались между собой. Чаще всего они проводились подпольно. Это были масштабные баттлы – почти как в брейкдансе, где участникам надо “перетанцевать” друг друга, продемонстрировать свою физическую силу и ловкость, а также перещеголять конкурента по костюму. Зачастую на этих вечеринках мы примеряли на себя роли, которые были недоступны нам в обычной жизни. Денег на яркие, красочные костюмы, конечно, не было, но в этом и заключался вызов.

Хореограф Хосе Экстраваганза – о возрождении вога, клипе Мадонны и съемках в сериале "Поза" (фото 2)

О коммерциализации вога

Сегодня вог – один из самых популярных танцев в мире, а сами дома стали международными организациями. У них есть представительства в России, Японии, Европе и Казахстане. Когда-то история этого движения начиналась с группы молодых людей, объединенных одной бедой. Сегодня же приятно видеть столько людей по всему миру, увлеченных танцем. С другой стороны, я не могу не видеть, что танец понемногу превращается в бизнес. Из-за этого размывается сама история и первоначальное значение вога – искусства самовыражения для тех, кто был отвергнут. Многие из тех, кто сегодня танцует вог или даже преподает его, не знают историю домов, как и почему они были созданы – многие думают, что это просто компании. Понятно, что сегодня их первоначальный смысл немного утерян. Но важно, чтобы культура танца и его корни продолжали развиваться, и с ними знакомилось всё больше людей.

О работе с Мадонной

Сегодня Мадонну всё чаще обвиняют в том, что она апроприировала вог, воспользовавшись им для своего видео. Я так не считаю. Во-первых, именно она сделала этот танец мейнстримом. Во-вторых, это не только был вклад в культуру танца, но и огромный толчок для ЛГБТ-движения. Как это было? Мадонна увидела меня в клубе Sound Factory, после чего предложила поработать над её новым видео. Она пригласила для работы меня и моего коллегу Луиса –представителей латиноамериканского гей-комьюнити, людей, стоявших у истоков вога как танца. Это был важный шаг, ведь в то время быть геем означало не иметь никаких прав и возможностей вообще. Это приходилось скрывать, чтобы иметь работу и просто жить спокойно. Мадонна могла пригласить белого мужчину-танцора из Лос-Анджелеса, но пригласила нас. Это дало толчок всему. Она не просто сказала: “Эй, покажите мне движения и давайте снимем видео”. Она сказала: “Давайте покажем это миру” (чуть позже Хосе и несколько его коллег отправились вместе с ней в мировое турне ‘Blonde Ambition’, для которого они ставили хореографию). Мадонну привлек не только танец, ей была интересна и вся ЛГБТ-культура – с самого начала она защищала и продвигала квир-культуру в массы. После этого всё начало понемногу меняться, и её вклад трудно переоценить. Пожалуй, именно Мадонна ответственна за то, что отношение людей по всему миру к квир-культуре менялось, стало более терпимым и открытым.

Хореограф Хосе Экстраваганза – о возрождении вога, клипе Мадонны и съемках в сериале "Поза" (фото 3)

О различиях между "тогда" и "сейчас"

Несмотря на тот факт, что атмосфера творческого Нью-Йорка была действительно фантастической, быть танцором и быть геем тогда было очень тяжело. Я помню, что многие из нас скрывали свою ориентацию, чтобы получить хоть какую-то работу. Быть на телевидении? Об этом можно было только мечтать! Сейчас это звучит очень странно, я понимаю, но буквально тридцать лет назад ты мог лишиться всего просто потому, что ты был другим. Почему в итоге появилось название “вог”? Журнал Vogue был воплощением всего того, что эти люди не могли иметь по причине своей сексуальной ориентации и расы – богатство, роскошь, легкая жизнь, насыщенная танцами, шампанским, светом, фотокамерами и красивыми людьми. Танцоры подражали моделям для того, чтобы быть хоть немного на них похожими. Вог можно назвать самым настоящим танцем мечты – ведь мы танцевали свою мечту, воплощая её своим телом.

О съемках в сериале “Поза”

Это был фантастический опыт, который напоминал путешествие в прошлое. Создатели сериала с очень большим вниманием подошли к съемкам и воссозданию некоторых моментов, так что иногда у меня возникало такое странное ощущение дежавю. Я смотрел на это и думал: “Черт, это же прямо тот самый момент”. Было немного необычно переживать его заново. Ещё мне понравилось то, что шоураннеры максимально уважительно отнеслись к бэкграунду героев. Над фильмом работала максимально разнообразная команда – абсолютно все роли трансженщин также играют трансженщины. Политика разнообразия касалась не только актеров и актрис, но и самого съемочного стаффа.

О будущем вога

Я искренне верю и надеюсь, что этот танец станет такой же полноправной частью мировой высокой культуры, которой сегодня является балет. Ведь вог – это не просто танец. Это образ жизни, культура и история, запечатленная в движениях. Сегодня люди платят огромные деньги за возможность пойти в театр и посмотреть на танец или действие, которое было популярно 200 или 300 лет назад. А вог – это прежде всего про современность, про то, что люди переживают сейчас или переживали недавно – вот в чём его прелесть. Я уверен, что вог ещё получит мировое признание, когда этот танец станет частью не только американского, но и мирового культурного наследия.

 

Оставьте комментарий

Больше