Поиск

Ad Astra: от Уорхола до Маслова – как воспевали космос художники

Ad Astra: от Уорхола до Маслова – как воспевали космос художники

Текст: Катерина Милославская


Космос – идеальный концепт для экспериментов. О нём мы знаем совсем немного, что позволяет нам фантазировать. Поэтому далекие галактики всегда вдохновляли творцов в различных жанрах – мы уже рассказывали о дизайнерах и режиссерах, которые посвятили жизнь пространству за пределами атмосферы, пришло время обратиться к художникам.

Хотя человечество летает в космос меньше века, люди мечтали о небесном пространстве ещё в 16500 году до н.э., когда самые ранние изображения созвездий появились на пещерных рисунках в пещерах Ласко, Франция и Куэва-дель-Кастильо, Испания. В 1915 году была открыта Проксима Центавра, в 1930 – карликовая планета Плутон, а это значит, что люди начали мечтать о космосе гораздо раньше, чем туда отправились Белка и Стрелка. Например, основатели русского космизма воспринимали “космос” как идеальное место, куда мы все должны стремиться. Впрочем, под "космизмом" подразумевался скорее ряд религиозно-философских, мистических, художественных, эстетических и научно-футурологических течений. Так появилась арт-группа “Амаравелла”, что в переводе с санскрита означает “обитель бессмертных” – это название в 1927 году предложил Николай Рерих.

Всё изменилось, когда Советам наконец удалось отправить человека в космос, и дальнейшее его освоение превратилось в гонку сверхдержав. Тогда эта тема стала одним из основных инструментов пропаганды, а космонавты и ученые – новыми героями, строящими технологичное будущее "красной" страны. Именно они станут главными героями художников-соцреалистов, до этого воспевавших образы рабочих, крестьян и красноармейцев. Работы в жанре соцреализма отличались монументальностью, идейностью, народностью, а на первый план вышли такие художники, как Александр Дейнека, Александр Самохвалов.

В то время как советская власть вовсю развивала социалистический реализм как единственно верный путь художественной мысли, по ту сторону железного занавеса разворачивалась совсем другая история. Впрочем, началась она раньше. Например, американского художника Александра Колдера, прославившегося кинетическими скульптурами, вдохновило открытие карликовой планеты Плутон в 1930 году. В честь этого он создал одну из самых известных своих работ – скульптуру “Вселенная”. Говорят, что эту работу оценил сам Альберт Эйнштейн, когда ее впервые выставили в Нью-Йоркском музее современного искусства – гений в течение сорока минут наблюдал за двумя движущимися сферами.

Две карты Северного и Южного небесных полушарий из научно-популярной книги стали фоном для загадочной шкатулки, которую американский художник Джозеф Корнелл посвятил Джудитте Паста, оперной звезде XIX века, чей голос, как говорили, пробуждал красоту ночного неба. Корнелл, прославившийся миниатюрными коробочными диорамами в технике “ассамбляж”, издавна интересовался астрономией. Он внимательно следил за новыми научными разработками, а также изучал историю астрономии. С 1936 года участвовал в выставках сюрреалистов и дадаистов, хотя сам никогда не причислял себя к сюрреализму, не интересовался ни подсознательным, ни чудесным: его ориентирами были американские трансценденталисты. Его работы нашли отклик у представителей новой волны нью-йоркского авангарда – Энди Уорхола, Роберта Раушенберга, Сьюзен Зонтаг. Слава к Корнеллу пришла как раз после коллективной выставки «Искусство ассамбляжа», где его ностальгическим коробкам, вроде этой, был предоставлен отдельный зал.

К слову, об Уорхоле: такое событие, как высадка американских астронавтов на Луну, не могло пройти мимо короля поп-арта. Работа “Лунная прогулка” посвящена исторической высадке на Луну в июле 1969 года, когда командир "Аполлона-11" Нил Армстронг и астронавт Базз Олдрин стали первыми людьми, ступившими на спутник Земли. Фотография Олдрина на Луне, сделанная Армстронгом, стала одним из определяющих образов эпохи. Уорхол поместил Олдрина рядом с американским флагом для дополнительного эффекта. Его красочный принт вызывает ощущение потерянной эйфории и гламура, окрашенного ностальгией. Интересно, что Уорхол стал одним из семи художников, чьи работы присутствуют на Луне.

Более абстрактно изобразила космос “мать американского модернизма” Джорджия О’Кифф – для неё космические просторы оставались безмерно далеким, отстраненным явлением, за которым она могла бесконечно наблюдать. О'Кифф нарисовала “Звездную ночь” в 1917 году и воспроизвела её на своих рождественских открытках в 1963 году. В картине, на которой изображены плоский синий горизонт, очерченный последними остатками сумерек, и бледно-голубое ночное небо, темнеющее до зенита, видны отблески творчества постимпрессионистов, в частности Винсента Ван Гога. Художественное видение о'Кифф вдохновлено миром природы – особенно знаменитыми пейзажами Нью-Мексико, которые она часто посещала и куда в 1949 году переехала из Нью-Йорка на постоянное проживание.

Меловые наброски, будто бы сделанные в состоянии исступления, были характерным почерком теоретика постмодернизма Йозефа Бойса. Эту картину, которую он позже назовет астрологической картой, он нарисовал во время публичной лекции в Чикаго в 1974 году и дал ей имя – "Искусство в общество, общество в искусство". Бойс хотел проиллюстрировать идеальное состояние, в котором уравновешиваются естественные и социальные порядки. В центре композиции – андрогинная человеческая фигура, изображающая Землю, сопровождаемая оленем, который символизирует животную и духовную природу человека. Мечтающий о стирании границ между искусством и жизнью, а также фактом и вымыслом, Бойс был в авангарде движения 1960-х годов – Fluxus, которое балансировало между литературой, музыкой и визуальным искусством.

Космической тематикой вдохновлялись и казахстанские художники. “Мне нравится идея Зои Фальковой про колонизацию Марса – о том, что мы его «колонизируем», не покидая планету. Просто превратим Землю в Марс, через, например, засуху и смену климата. Или “Чаепитие” Александра Угая. Мне кажется, это всё про разрушение утопических надежд писателей-шестидесятников”, – рассказывает о направлении их замыслов куратор Владислав Слудский.

Космос и степь – главные темы в творчестве казахстанского мифотворца Сергея Маслова. Впрочем, космос его интересовал не в связи с научными достижениями, а скорее как абстрактная материя, позволяющая фантазировать и изобретать собственные смыслы. Например, одной из известнейших его работ стала инсталляция “Байконур-2” – миф о том, что казахи являются прямыми потомками инопланетной цивилизации. И даже юрта, по его словам, это не просто жилище, это объект, который может быстро трансформироваться в ракету и полететь в космос.

В 2009 Елена и Виктор Воробьевы создали серию работ, напоминающих либо кадры из космических телескопов, либо кадры из научно-фантастических фильмов. Но на поверку оказалось, что работы были сделаны в максимально простых условиях – будь то задний двор дома или недостроенные здания алматинских пригородов.

На тему роли Казахстана в космической гонке размышлял и казахстанский художник Асхат Ахмедьяров – эти искания представлены в работе “Разгонный блок”. “Всё наше детство было освящено космической романтикой. В детстве до какого-то момента казалось, что в небе нет атмосферы, была степь и сразу начинался космос. Моя мама была сельским фельдшером – акушером, и она бывала в составе поисковиков при приземлении космонавтов. Мы завороженно смотрели, как взлетала ракета, кувыркаясь при взлёте, распускала на всё небо концентрические светящиеся круги”, – описывает он свою работу.

Статьи по теме

Подборка Buro 24/7

Оставьте комментарий

Больше