Поиск

14-я Стамбульская биеннале: Соль наших слез

14-я Стамбульская биеннале: Соль наших слез

SALTWATER: A Theory of Thought Forms

Текст: Галина Рыжкина


Пронизанная войной и еще живой обидой и болью 14-я Стамбульская биеннале выносит их на всеобщее обозрение. Вскрывает раны, кровоточит слезами на берегу Босфора, в соленой воде вечного города, в истории которого всегда были трагедии. Редактор Buro 24/7 Галина Рыжкина побывала на одной из главных выставок современного искусства, которой никогда не избавиться от политики

Стамбул сегодня – город цветных одеял. Пока на улице тепло, парки и скверы бурлящего города – постель и прибежище для бездомных. Большая часть из них – беженцы из Сирии, часть ими притворяется, навешивая на себя табличку I am from Syria. Печальные человеческие истории на цветных одеялах, жирными мазками нанесенные на сочные газоны парка Гези. Не официальная, настоящая, самая трагичная инсталляция 14-й Стамбульской биеннале. 

14-я Стамбульская биеннале: Соль наших слез (фото 1)

Прославленный куратор Documenta 13 и 14-й биеннале в Стамбуле Каролин Христоф-Бакарджиев не любит, когда ее называют куратором (у термина плохая история), предпочитая "исследователя" и "составителя". В этот раз исследователю с мировой славой удалось вывести биеннале на улицы, составить длинный маршрут по многомиллионному городу, разместить экспозиции в старых заброшенных зданиях, на островах, на маяках, в хамамах, в отелях, на оживленной Истикляль и превратить поиск арт-объектов в квест. Во время прошлой биеннале Стамбул был охвачен акциями протеста, в центре которых был тот самый парк Гези, где сегодня спят беженцы, и кураторы хотели, но не могли задействовать в биеннале сам город. Им пришлось оставить выставки в павильонах, а протестность вынужденно, но стала одной из главных тем. Спустя два года все вроде бы изменилось. И в Турции, которая впервые впустила в парламент прокурдскую партию и теперь ждет внеочередных выборов, и в Стамбуле, который активнее всех борется за демократические реформы и пишет на заборах нецензурщину про Эрдогана, и в биеннале, в которой есть политика, но уже нет "жареных" тем.

14-я Стамбульская биеннале: Соль наших слез (фото 2)

Тем не менее, накануне открытия альянс художников Пелин Тан и Антона Видокле предложил в знак протеста на 15 минут "сорвать" презентацию своих работ на открытии биеннале. Причина – прекращение мирных переговоров с курдскими активистами после августовских терактов, новые столкновения по всей стране и новые жертвы. Сами художники представили в рамках основной программы "Соленая вода: Теория мыслеформ" свою видеоработу "2084: научно-фантастическое шоу/Эпизод 2".

14-я Стамбульская биеннале: Соль наших слез (фото 3)

 

"У Турции так много ран, которые не заживали", – говорит в своих интервью Каролин Христоф-Бакарджиев, добавляя, что Стамбульской биеннале не дает покоя политический фон. Не давал два года назад, когда выставлялись художники из движения "оккупай", не дает сейчас, когда на биеннале поднимают темы этнических чисток, геноцида, кровавого противостояния с курдами, при этом выставки проходят на фоне кризиса в Сирии, новой войны, в которую вступила Турция, и трагичных новостей о судьбе сирийского мальчика, навсегда перевернувших историю не только региона, но всего мира. Здесь ощущение войны как главной темы усиливается, несмотря на то, что кураторы все время пытаются очистить искусство от мейнстрима и даже такой печальной повседневности. 

"У Турции так много ран, которые не заживали", – говорит в своих интервью Каролин Христоф-Бакарджиев, добавляя, что Стамбульской биеннале не дает покоя политический фон

14-я Стамбульская биеннале: Соль наших слез (фото 4)

Одна из работ на тему войн и современных революций – "Обольстительный, обременительный реализм" (Seductive Exacting Realism) художницы из Сараево Ирены Хайдук, которая записала диалог по следам своего интервью с активисткой, принимавшей участие в "бульдозерной революции" и свержении Слободана Милошевича, а теперь работающей советником Центра прикладных ненасильственных действий CANVAS (организации, которой приписывают искусное владение технологиями современных революций без жертв). Диалог художника и активиста о роли протестного искусства в свержении политических режимов записан с помощью актеров с голосами, обработанными в стиле персонального помощника Siri, и включают его в совершенно темной комнате. При этом для самой Хайдук – это диалог двух сирен.  "Есть только два пути не сгинуть, встретившись с сиренами в море: открыть глаза и заткнуть уши или закрыть глаза, привязать себя к мачте и плыть, слушая их губительные песни". Художница рискует, но предлагает нам второй вариант.

14-я Стамбульская биеннале: Соль наших слез (фото 5)

Молодой украинский художник Никита Кадан (один из хедлайнеров прошедшего в Алматы ARTBAT FEST) привез в Стамбул свою войну. В рамках самой большой групповой выставки в Istanbul Modern он создал работу The Shelter. Экспонаты для нее Никита вывез из разрушенного музея в Донецке, это чучела оленей, молчаливо застывшие на фоне обогорелых шин. Но нижняя часть инсталляции засажена живыми растениями. Под руинами всегда есть место жизни, на месте одной свергнутой идеологии теперь прорастает другая.

14-я Стамбульская биеннале: Соль наших слез (фото 6)

 

Здесь ощущение войны как главной темы усиливается, несмотря на то, что кураторы все время пытаются очистить искусство от мейнстрима и даже такой печальной повседневности

Но самая большая рана 14-й Стамбульской биеннале – армянская тема. В этом году мир отмечает столетие со времен "Великого злодеяния", как называют армяне истребление своего народа Османской империей в начале прошлого века. Еще десять лет назад тема геноцида армян в Турции была под жестким запретом, и одним из первых общественных деятелей, которые попытались вынести ее на обсуждение, стал Нобелевский лауреат, турецкий писатель Орхан Памук. Тогда Памуку пришлось покинуть Стамбул, а сегодня в его "Музее невинности" выставлены две работы Арчила Горки – основателя, классика абстрактного импрессионизма, бежавшего из Османской Армении в 1915 году еще мальчиком. В общей сложности, тема геноцида в биеннале – это работы 13 художников, включая масштабные инсталляции Анны Богигян "Соляные торговые суда" (Tha Salt Traders) и Майкла Раковица "Тело ваше, кости – наши" (The Flesh Is Yours, The Bones Are Ours). 

14-я Стамбульская биеннале: Соль наших слез (фото 7)

Работа Майкла Раковица – большая и сложная метафора, которую художник расположил сразу в нескольких залах Galata Greek Primary School, закрытой после того, как детей греков, готовых учиться в школе, просто не осталось. Основой для инсталляции Раковица стала турецкая пословица "Тело – ваше, кости – наши" (The Flesh Is Yours, The Bones Are Ours), опять же про влияние школы.

14-я Стамбульская биеннале: Соль наших слез (фото 8)

В начале прошлого века в рамках очистки Стамбула от бездомных животных на удаленный от города остров Сивриада (который был для христиан святым местом) османцы перевезли и оставили умирать 80 тысяч собак. Совсем скоро в Стамбуле случилось разрушительное землетрясение, и до сих пор местные жители считают, что оно было небесным наказанием. Раковиц собрал в своей работе кости собак с Сивриады и скота из мест армянских поселений, подвергнутых истреблению, и разложил их на столе.

14-я Стамбульская биеннале: Соль наших слез (фото 9)

С другой стороны, Раковиц воссоздал работы армянского зодчего Карапета Cезаирляна, ставшего одним из основоположников стиля "ар-нуво" в архитектуре Стамбула, и его подмастерья, турецкого мальчика Кемаля. Их совместное дело до сих пор живет в карнизах и барельефах стамбульских зданий.

14-я Стамбульская биеннале: Соль наших слез (фото 10)

Еще десять лет назад тема геноцида армян в Турции была под жестким запретом, и одним из первых общественных деятелей, которые попытались вынести ее на обсуждение, стал Нобелевский лауреат, турецкий писатель Орхан Памук

"Армянский вопрос" в биеннале подняли с помощью влиятельного фонда IDeA (Initiatives for Development of Armenia) и его программы Dilijan Art Initiative, которые сделали павильон Армении на последней Венецианской биеннале (он еще получил "Золотого льва" как лучший национальный павильон). Журналисты пишут, что дети известного художника Пола Гирагосяна, чья мать также бежала из Турции во время истребления армян, долго отказывались выставлять произведения своего отца в Стамбуле. Но кураторам удалось их убедить, и в Istanbul Modern установили работы ливанского художника армянского происхождения. 

"Молчание Ани" (The Silence of Ani) – еще одна пронзительная работа на тему трагичной истории народа, созданная художником Франсисом Алюсом. Она о судьбе стертого с лица земли средневекового города Ани, который когда-то был столицей армянского государства, а сейчас его руины находятся на территории Турции. Художник смонтировал фильм о свистульках, которые имитируют птичье пение, и наполнил зал этой трелью. Пение продолжается даже тогда, когда видео заканчивается и зал погружается в темноту, как сам город Ани. 

 

Дети художника Пола Гирагосяна, чья мать также бежала из Турции во время истребления армян, отказывались выставлять работы своего отца в Стамбуле. Но кураторам удалось их убедить

14-я Стамбульская биеннале: Соль наших слез (фото 11)

Пронизанная войной и еще живой обидой и болью Стамбульская биеннале выносит их на всеобщее обозрение. Вскрывает раны, кровоточит слезами на берегу Босфора, в соленой воде вечного города, в истории которого всегда были трагедии. "Искусство работает там, где бессильны политики", – говорит Каролин Кристоф-Бакарджиев. И, как у соленой воды, ставшей главной темой биеннале, у него есть заживляющий эффект. Через два года Стамбул будет лечить уже совсем другие травмы.

 

 

 

Больше