Поиск

Владимир Познер: "В России есть журналисты, но нет журналистики"

В закрытом клубе Seven при поддержке MasterCard прошёл творческий вечер журналиста и писателя Владимира Познера.

Текст: Катерина Милославская


Фото: Марина Карпыкова

Ровно в 19:00 в холле Seven Club не было свободного места. Несмотря на непогоду, все приглашенные явились раньше указанного времени. Повод был: в Алматы Владимир Владимирович Познер, самый известный журналист России и первый президент Академии российского телевидения, появляется не часто.

Мог и не приехать вообще. Несколько лет назад на медиафоруме в Астане ему случилось повздорить с казахстанским представителем власти, после чего он решил: "Ноги моей в этой стране не будет". Но обида, видимо, сгладилась, и в Казахстан он все-таки вернулся. Творческий вечер Владимир Познер начинает с рассказа о себе. Сын обедневшей французской аристократки и еврея-эмигранта, родился в Париже, учился в Нью-Йорке, и волею судеб оказался в Советском Союзе – его биография без всякого вымысла напоминает приключенческий роман. "После четырех лет в ненавидимом мною Берлине мы оказались в Москве  в декабре 1952 года, за два месяца до смерти Сталина. Я не знаю, как обстоят дела в Казахстане, но сегодня Россия снова переживает какой-то сталинский бум  он снова безумно популярен и вызывает интерес. В то время его боготворили. Нам в какой-то степени повезло. Останься он жив, моего отца наверняка бы посадили  с такими-то происхождением и биографией. Мать бы отправили в АЛЖИР, а меня с отцом – в ГУЛАГ. Конечно, возвращение на родину моего отца коренным образом изменило мою жизнь..." – рассказывает писатель.

Большую часть своего рассказа Владимир Познер посвятил работе в журналистике. Позже все вопросы из зала, так или иначе, были связаны с этим. "В журналистику я попал случайно. Честно говоря, в Советском Союзе не было журналистики – была одна пропаганда. Совершенно официально журналистов называли солдатами идеологического фронта. Их задачей было разъяснять политику правительства. Она была внутренняя и внешняя, я со знанием языков попал во внешнюю, все-таки она была лучше. Более тонкая, но значение от этого не менялось. Это было вранье. Но я был очень увлеченным, находил оправдания всему, что происходило". 

Больше всего вопросов вызывали его политические взгляды. Известно, что Познер принципиально никогда не разглашает, за кого он голосует. 8 апреля 2012 года состоялась премьера передачи "Парфенов и Познер" на телеканале "Дождь", где два журналиста обсуждали самые важные события в мире за прошедшую неделю. 24 июня того же года передача была закрыта, после того как руководство Первого канала поставило вопрос ребром: либо Познер будет выступать на "Дожде", либо – на Первом канале. Журналист предпочел остаться на госканале. Правда, во время встречи он подчеркнул, что сейчас он не работает там. "После того, как я ушел из пропаганды, мне удалось уехать в Америку. Я думал, что уже не вернусь. Пропуская некоторые подробности, мне пришлось вернуться через несколько лет. Но я себе дал слово, еще до отъезда, что больше никогда не буду работать ни на одно государство, ни на одну партию, не буду работать в штате. Буду продавать свой труд и буду независимым. Пока что мне это удается. Я не работаю на Первом канале, они покупают программу "Познер". Я льщу себя надеждой, что работаю на тех, кто меня смотрит. Я журналист, и считаю, что это прекрасная профессия, которая сегодня в России находится в загоне. Не знаю, как обстоят дела в Казахстане, возможно, все еще хуже, а если и лучше  то наверняка не намного. В России есть замечательные журналисты, но нет самой журналистики. Четвертая власть, как таковая, отсутствует. [...]

У меня часто спрашивают: "Ну, за кого ты?". Я не оппозиционер и я не сторонник Путина, вот так я отвечаю. Сейчас страна поделена на две части. Одни – это ярые либералы, которые считают, что при Путине не было ничего хорошего, вторая часть – те, кто считает, что при Путине не было ничего плохого. И, конечно, церковь, играет здесь свою роль. Антизападную, поддерживая роль так называемых традиционных ценностей, а также все активнее вмешиваясь в управление страной. РПЦ набирает все больше влияния, и мне кажется это неправильным. Сегодня в России быть атеистом, мягко говоря, непопулярно. Как некогда непопулярно было быть верующим. Диву даешься, с какой быстротой тогдашние атеисты стали верующими. Просто чудеса". 

Отношения власти с журналистикой – одна из самых постоянных тем его рассуждений. Уже несколько лет он добивается интервью с Владимиром Путиным, но пока что ответ всегда отрицательный. "Журналистика не влияет на власть. Влиять – значит, доводить до сведения общества, что идет не так. То, что в порядке,  сообщат и без журналиста. Дело журналиста показать: "Смотрите, это не так, как должно быть". Ситуация с этим в России сегодня плохая, и она стала ухудшаться, когда к власти пришел президент Путин и поставил вопрос о вертикали власти. Вопрос понятный, посколько к концу правления Ельцина страна рассыпалась, губернаторы вели себя как удельные князья, необходимо было собрать всех под единый кулак. И вот эта вертикаль власти плохо сказалась на журналистике, так как она стала управлять средствами массовой информации. Основная проблема заключается в том, что страной управляют советские люди. Они родились в Советском Союзе, они были пионерами и комсомольцами, они продукт общества, которого больше нет. Они попали в новую систему и пытаются управлять ею со своими мозгами. Они неглупые люди, далеко нет. Просто они сформированы в других условиях. И они предлагают решения, которые уже не работают сегодня. Особенно с молодежью. Есть только одно решение – ждать, пока эволюционным путем из власти уйдут эти люди и придут другие. Они будут не лучше и не хуже. Просто они будут другими". 

После вступительной речи последовали вопросы самого разного толка. Чаще всего – мнение ведущего по тем или иным вопросам: правление Горбачева, инцидент с фейковым интервью с казахстанской телеведущей Аймирой Шаукентаевой, украинский и сирийский конфликты, интервью с Джулианом Ассанджем, интервью Оливера Стоуна с Владимиром Путиным. Был затронут и вопрос соцсетей – в частности, как меняется медиапространство и журналистика под влиянием технологий. Недавно Владимир Владимирович появился в программе "вДудь" блогера и интервьюера Юрия Дудя. "Давайте не будем путать. Журналист несет ответственность за то, что он говорит. Он должен проверять факты, он должен отвечать, и мы должны знать, что он говорит правду. Он  как врач. Социальные сети не несут вообще никакой ответственности. Это прекрасная возможность высказать свое мнение. Но это совсем не источник информации. Откуда я знаю, это правда или не правда? Как я могу проверить, что он говорит. Дудь немножко другой случай – он только берет интервью. Он хочет быть интервьюером. Он делает это неплохо, популярен у молодежи. Он работает на нее. Но если разобраться по-существу, что это дает? Кроме того, что это развлечение? Заставляет ли его интервью о чем-то размышлять? Он только пользуется соцсетями для того, чтобы поддерживать контакт с аудиторией. А так, социальные сети не имеют никакой власти – в частности, они не способны влиять на саму власть". 

Спонсоры творческого вечера: Mastercard, Kompetenz, LVMH, казино «Макао», Nova Blockchain Solutions, Банк Астаны,  “The Ritz-Carlton Residences, Astana”, DPARTNERS, TFH.

 

Больше