Поиск

text

 

 

 

 

 

 

 

Галия Бисенгалиева – об Аральском море, современной классике и культуре

 

 

Галия Бисенгалиева – казахстанская скрипачка и композитор. Сейчас она живет в Лондоне и возглавляет Лондонский современный оркестр. 4 сентября на музыкальном лейбле One Little Independent Records выходит её новый альбом “Аралкум”. А совсем недавно она выпустила клип на свою сольную работу – Barsa-Kelmes. Его опубликовали на платформе 4:3, которую ведут основатели Boiler Room. Мы поговорили с Галией о творчестве, переезде, культуре и музыке.

 

 

 

 

О карьере музыканта

 

 

Мне сложно объяснить, как возникает желание заниматься музыкой. Я родилась в семье музыкантов, и музыка была образом жизни ещё с детства. Это моя судьба, что-то само собой разумеющееся. Я благодарна родителям, что они направили меня в это русло, занимались со мной и воспитывали в этом окружении. Мне не пришлось выбирать карьеру, с полутора лет я была с родителями на репетициях оркестра. В пять лет мама отдала меня в музыкальную школу имени Куляш Байсеитовой, к прекрасному педагогу – Абатовой Алме Абракашевне. Личный выбор и желание продолжать появились позже, когда я полностью погрузилась в этот мир. Конфликтов с родителями на этой почве не было, я была спокойным ребенком. Пока у мамы были репетиции и концерты в филармонии, я занималась уроками и музыкой дома.

 

 

 

 

Репетиции и концерты были нормой в семье. Насколько я помню, первое выступление состоялось в мои пять-шесть лет на сцене музыкальной школы. Играть плохо не получалось, потому что меня слушали и окружали профессиональные музыканты – педагоги, профессора консерваторий, народные артисты и музыкальные критики. Приходилось всегда готовиться по максимуму. Самое сложное в скрипке – нельзя просто нажать на клавишу, чтобы получить ноту. Это не похоже на игру на пианино, нужно годами тренироваться, чтобы отточить интонацию, найти хороший звук, это работа наперекор силе тяжести. Уверенность в своей игре я почувствовала уже после 20-ти лет, тогда и начала креативно “взлетать”.

 

 

 

 

 

 

 

 

О переезде в Англию

Когда мне исполнилось 12, я получила стипендию в Англии, а после мне дали грант на обучение в Королевской академии музыки в Лондоне. После окончания аспирантуры меня пригласили на позицию первой скрипки в Лондонский современный оркестр. Все азы и технику я постигала здесь, в Казахстане. Мне кажется, именно благодаря этому я смогла построить такую базу для моей музыкальной карьеры. Когда стала постарше, я начала больше интересоваться сочинением музыки. Начала задавать вопросы: “Что значит музыка, которую я играю?”. Тогда случилась первая импровизация, и я начала сочинять свои собственные произведения.

В системе образования разных стран всегда можно найти сходства и различия. Каждая школа определяет набор задач, учитывая собственные особенности и возможности. В Казахстане музыкальное образование построено по методу советской школы. В Великобритании существуют бесплатные и частные учебные заведения. Независимые школы бывают многопрофильными и специализированными (например, с творческим уклоном или, наоборот, строго музыкальные). Так, частные школы принимают только самых одаренных и выпускают самых лучших.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

О культуре классической и современной в Казахстане

 

 

 

 

Я не думаю, что культура в Казахстане находится на низком уровне. Классическая музыка развита очень хорошо, а современная – пока на более нишевом уровне. Тренд на переплетение жанров (поп/электроника/инструментальная/классическая) – это новый феномен, и нужно время, чтобы он прижился в Казахстане. Наша публика – очень открытая, меня всегда тепло встречают. Я исполнила множество концертов на казахстанских сценах, выступала с премьерами и не самыми “легкими” для восприятия проектами.

Современная музыка должна развиваться в Казахстане, у молодых композиторов должны быть возможности для роста. Сейчас классическая музыка западных композиторов стоит выше всего, но современная музыка может быть представлена на том же уровне. Делать это можно посредством интересных проектов для привлечения молодой публики. Помню, пару лет назад совместно с Британским советом мы привезли в Алматы фильм “Побудь в моей шкуре” со Скарлетт Йоханссон в главной роли. Фильм показывали под аккомпанемент оркестра. Мы сотрудничали не только с британскими музыкантами из моего оркестра, но и привлекли многих казахстанских музыкантов. Сработались сразу. С точки зрения музыки мы сделали всё, что могли. Но фильм сложный, и он отличается от того, что здесь делали раньше. Я не была уверена в реакции публики, ведь это артхаус, основанный на визуальном восприятии. Но я люблю такое кино, его смотришь не просто ради развлечения. Во время просмотра ты задумываешься и начинаешь задавать вопросы самому себе. Это помогает выводить зрителей на новый уровень, и я очень рада, что мы представили что-то абсолютно новое. Поскольку фильм не был представлен в прокате здесь, концерт стал первой возможностью увидеть его на большом экране.

Культура – это очень широкое понятие, оно касается всего в нашей жизни. Из-за этого тяжело развивать какую-то конкретную её часть, не вовлекая в процесс все остальные. В музыке, особенно современной, ни композитор, ни исполнитель не определяют успех, только слушатель. Всё зависит от его намерений – слушать и слышать. Любое развитие строится на этой коммуникации – достигнута ли связь между композитором/исполнителем и слушателем, или нет. Важно, чтобы мои сверстники, молодое поколение, больше интересовались музыкой, искусством в целом. Ведь именно искусство несет в себе гармонию, эмоции и вдохновляет нас на что-то светлое. Время стремительно меняется, наша страна интегрируется в мир, а искусство – важная часть мировой культуры.

Contemporary music – это современная музыка, созданная не для поверхностного прослушивания, в нее надо вслушиваться, понимать. Можно провести параллель с кинематографом – есть массовое кино, а есть авторское. Второе вы вряд ли сможете посмотреть в ближайшем кинотеатре или по телевизору. Это не значит, что такое кино или музыку невозможно понять и полюбить. Просто нужно разгадать, найти свой путь к пониманию того или иного произведения. Для успеха необходим триумвират талантов: композитор, исполнитель и публика. Как без композитора и исполнителя нет музыки, так и без публики её нет.

 

 

 

 

костюм Alexander McQueen

 

 

О проекте “Барса-Келмес”

 

 

 

 

“Барса-Келмес” – это сингл из моего нового альбома “Аралкум”. По настроению – он печальный и темный, но я хотела передать эту атмосферу не только через музыку, но и визуально. Посчитала естественным следующим шагом сделать фильм. Визуальный аспект был важным для передачи этого ужаса – исчезновения Арала. Эта проблема не получает достаточной огласки на Западе. Трек оставляет ощущение изоляции, поэтому я хотела показать историю глазами отдельного человека. Было важно, чтобы проектом занимался человек, который не понаслышке знаком с катастрофой. Я была счастлива сотрудничать с Дамиром Отеген и его командой из моего родного города. Приведу его цитату: “Это история о существе, которое потеряло всё в жизни и пытается тщетно всё вернуть на свои места. События истории происходят в Казахстане, в некогда богатом порту. Поздней ночью кто-то врывается в гараж городского резервуара и угоняет водовоз. Мы видим, как он несется на полной скорости в пустыню, где некогда была вода. Чем глубже в пустыню, тем отчетливее мы видим мистических существ, населяющих кладбище кораблей. Это мистика. Мы не знаем, сон это или параллельная реальность. Мы видим лишь смерть – смерть моря и смерть всего с ним связанного”.

У нас получился короткометражный черно-белый абстрактный фильм. Продакшеном занималась студия Uali Animation Lab, за анимацию отвечал Темирлан Уали, а иллюстрировали картину Абай Иманов и Айгерим Саттар.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Об альбоме “Аралкум”

 

 

 

 

На создание альбома “Аралкум” меня сподвигла трагедия Аральского моря. Кажется, что об этой проблеме всё сказано, и знает весь мир, но это не так. Многие люди совершенно ничего не знают об Арале. Его сокращение называют одной из самых серьезных экологических катастроф на планете. При создании альбома я говорила с местными жителями, пересматривала архивные и прослушивала полевые записи этого района. Чтобы передать характер и образ Аральского моря, я использовала темные краски звучания, динамические оттенки, новые ритмические рисунки, имитирующие движение уходящей воды… Можно услышать удар ветра по ржавым корпусам заброшенных кораблей и звуки местной дикой природы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

О плейлисте, статусе “андерграундного музыканта” и карьерном будущем

 

 

 

 

Я слушаю все жанры. В моем плейлисте можно найти всё – от Aphex Twin до Vivaldi: FKA Twigs, Jlin, Bjork, Edil Huseinov, The Paradise Bangkok Molam International Band, Fatoumata Diawara, Maggi Payne и так далее. Но иногда я предпочитаю чистые звуки природы. Мне просто нравится хорошая музыка, и, думаю, мой плейлист это отражает. Когда была ребенком, слушала Стиви Уандера и Эллу Фицджеральд, пока практиковалась играть Баха и Моцарта. Я не думаю о популярности или андерграунде. Я просто творю и остаюсь верной тому, что мне кажется правильным. Стараюсь делать это качественно и весомо. Если небольшая аудитория полюбит это – прекрасно, если это будет слушать миллион человек – это тоже здорово.

Я бы хотела сочинять больше музыки, поехать в тур с “Аралкум”, написать саундтреки для кино и создавать иммерсивные живые концерты. Я бы хотела пролить свет на события, с которыми мы – человечество – сегодня столкнулись. Поэтому вопрос экологии и стоит так остро в моём творчестве. С предстоящим альбомом, я надеюсь, люди смогут отправиться в путешествие – от красоты к разрухе, и уже потом – к надежде. Также я надеюсь, что альбом вдохновит людей поразмышлять о том, каким плачевным образом наше безучастие повлияло на экологию, и как следствие – человеческую жизнь.

 

 

 

 

 

 

 

 

костюм Alexander McQueen

 

 

Что послушать для ознакомления с современной классической музыкой