Поиск

Сиквел, приквел, ремейк: почему в современном кино так мало оригинальных идей?

Текст: Карим Кадырбаев


"Фантастические твари и места их обитания", новый Человек-паук, Капитан Марвел, новые пираты Карибского моря, а также бесконечные ремейки фильмов самой разной жанровой направленности – от подростковой комедии "Бестолковые" и "Блондинки в законе" до антиутопии "Побег из Нью-Йорка" и женского сериала "Секс в большом городе" – что связывает эти уже снятые и ещё невышедшие проекты, их героев и персонажей? Ответ один: это продукты не первой идейной свежести. То есть, переработанные и созданные на основе уже существующих известных сценариев. Почему Голливуд, а вместе с ним и самые мощные телестудии вроде HBO или Amazon, готовы вкладывать в реализацию ремейков, сиквелов и приквелов, отвечает Карим Кадырбаев.

Разумеется, самая очевидная причина – так называемый "кризис идей". Дескать, перевелись в наше время настоящие авторы, которые могут с нуля выдать новую историю, которая затянет всех и каждого. Но, пардон, а как же ежегодно публикуемый "черный список" сценариев, куда входят лучшие нереализованные скрипты? К слову, часть из них так и не добирается до  стадии экранного воплощения. Реальная же причина безостановочного конвейера заключается в том, что крупным голливудским студиям (а, точнее, их владельцам) попросту невыгодно вкладываться в проект, который не будет приносить прибыль в долгосрочной перспективе. Грубо говоря: маловероятно, что сценарий, рассчитанный на один полнометражный фильм, без продолжений и новых частей, будет интересен продюсерам. На сегодняшний день экономика Голливуда выстроена таким образом, что один проект, стоимостью 300 миллионов долларов, приносит больше денег, чем 10 проектов, снятых за 30 миллионов. Почему?

Всё дело в том, что история кинематографа, как и история человечества, циклична, и фактически всё вернулось к истокам, к движущимся картинкам, когда зритель шёл в кино не за историей, но за аттракционом. Именно поэтому в прошлом году отвратительный во всех отношениях комикс-муви "Веном", несмотря на многочисленные отрицательные отзывы, собрал в мировом прокате свыше 1 миллиарда долларов. Но кассовые сборы – это лишь верхушка айсберга. Очередной сиквел или спин-офф, скроенный по шаблону, – это лишь малая часть гигантской индустрии развлечений. Битва студий за крупные франшизы обусловлена не столько кинотеатральными сборами, сколько законами об авторских правах. В конце концов, если так прикинуть, то собравший 2 миллиарда долларов фильм "Мстители: Война бесконечности", за вычетом всех кинотеатральных сборов, расходов на рекламу и продвижение, обогатил студию Disney, в лучшем случае, на 400-500 миллионов (а, скорее всего, и того меньше). Хорошие деньги, но не для многомиллиардной корпорации.

Куда прибыльнее для "мышиной корпорации" побочный бизнес мерчендайзинга. Вот, например, сколько фигурок Грута из "Стражей галактики" может быть у одного ребенка? Неправильный ответ! Как минимум, три. Ведь сначала был просто Грут, потом малыш-Грут, а затем и Грут-тинейджер. И это – три разных персонажа. А Тор образца 2011 года – это не тот же самый Тор из "Войны бесконечности". Я уже молчу о Железном человеке, который каждую серию придумывает себе новый костюм. И весьма наивно думать, что появление таких персонажей, как Черная Пантера, Капитан Марвел или будущий супергерой Шанг-Чи – это последствия исключительно модной темы репрезентативности. Фактически, представители гендерных и расовых меньшинств в супергеройском ансамбле – это ещё один ключ к новому рынку сбыта своего мерча.

Поэтому не стоит удивляться тому, что Amazon готов вбухать миллиард долларов в новую экранизацию "Властелина колец", а HBO активно разрабатывает новый сериал по вселенной "Игры престолов". Если всё сложится удачно, то эти деньги им с лихвой компенсирует армия фанатов и гиков, которые скупят всё, начиная с металлических фигурок за 300 евро, заканчивая дешевыми блокнотами. Это вам говорит человек, который чуть было не заплатил 600 долларов за пластмассовую копию Железного трона.

Больше