Поиск

Почему главный голливудский скандал не тронул казахстанцев?

Почему скандал вокруг Харви Вайнштейна не сходит с первых полос, но совершенно не обсуждается в казахстанском обществе?

Юная старлетка и прожженный жизнью циничный продюсер. Бабочка и старая жаба. Есть такой штамп о Голливуде, порожденный суровой действительностью. Каждый год в Лос-Анджелес слетаются, как мотыльки на огонек, тысячи прекрасных юных дев, и только единицы из них достигают успеха – остальные сгорают безвестно в топке фабрики грез. В лучшем случае билет назад домой, в Огайо, в худшем – работа в элитном голливудском эскорте. Помните «Секреты Лос-Анджелеса», где героиня Ким Бессинджер, сполна хлебнув последнего, спасается первым – бегством? Золотой век Голливуда.

По биографиям, мемуарам знаменитостей, журналистским расследованиям разных лет мы знаем, что за красивой картинкой Голливуда всегда стояли весьма жестокие нравы. И не столько потому, что это бизнес, сколько потому, что бизнес сугубо мужской, в котором женщины выполняли роль некоего украшения и всецело зависели от мужчин-продюсеров. Изменить положение не могла даже глобальная слава: несчастная Мэрилин Монро, уже будучи суперзвездой первой величины, страдала от произвола студийных боссов.

Голливуд был квинтэссенцией потребительского отношения к женщине в шоу-бизнесе и в том старом мире, где четко поделены роли, женщина - объект и знай свое место. Сегодня это обреченный уходящий мир.

Скандал с Харви Вайнштейном – как конвульсия, предсмертная судорога. Он только на первый взгляд удивляет: как такое возможно на Западе в эпоху политкорректности и феминизма? Продюсер сам все исчерпывающе объясняет в комментарии "Нью-Йорк Таймс": вырос в 60–70-е годы, когда общественные нравы были совершенно другими и такое поведение считалось нормой. Если влиятельный, богатый мужчина хотел женщину, которая зависит от него, то он просто брал ее. При определенных личных качествах характера, конечно. Продюсер запросто мог встретить молодую начинающую актрису в гостиничном номере в халате или заставить делать себе минет в кабинете. Никто не боялся огласки и скандала.

Женщина служила вещью, которую употребляли. И Вайнштейн не бросил свои привычки ни в девяностые, ни в нулевые, ни в десятые годы, когда одно слово «харрасмент» и перспектива миллионных судебных исков способны излечить от чрезмерной сексуальной потенции без всякого психоаналитика. Мужчина делал то, что мог себе позволить. Звездные имена пострадавших от Вайнштейна женщин потрясает воображение – Анджелина Джоли, Гвинет Пэлтроу, Азия Ардженто. Все были начинающими в ту пору, но уже известными актрисами, и что немаловажно – сами из влиятельных голливудских семей. Если их просили делать массаж и насиловали куннилингусом, то что же этот маньяк делал с безвестными девочками с улицы, которых сотни проходят сквозь кастинги? 

Норма не меняется быстро. Старое долго не сдает свои позиции. Хватит жизни одного, двух поколений, чтобы общество перестало воспринимать как данность что-то очевидно плохое и несправедливое. Вот что мы в Казахстане должны вынести для себя из Голливудгейта. И секс тут совсем ни при чем. Речь идет о человеческом достоинстве.

Скандал для нас остался незамеченным. То, что взахлеб обсуждает весь мир на первых полосах самых влиятельных газет, то, что звучит в прайм-тайм всех телеканалов и разрывает социальные сети, казахстанцы не удостоили вниманием. Не потому, что есть более важные проблемы  они есть, но всегда найдется время посудачить; не потому, что это далеко, в Голливуде, и нам бы ваши заботы, а потому, что казахстанский человек вообще не считает сексуальное домогательство женщины со стороны мужчины таким уж серьезным проступком. В глазах большинства эта проблема не стоит выеденного яйца. У нас случались и свои скандалы со своими «продюсерами», которые от признаний актрис, бывших студенток, не потеряли ни грамма политического веса. Потому что не важно, ерунда, мужики.

Мы живем по нравственной норме Харви Вайнштейна шестидесятых. Мы все еще там, в прошлом, где женщина, осмелившаяся признаться в изнасиловании, всегда «сама виновата», где разговор о грязных приставаниях начальника или коллеги вызывает скабрезные шуточки и разговоры в курилке.

Поэтому себе дороже, лучше выплакаться, отмыться в душе и молчать. Или играть по общепринятым правилам. И как следствие – достигать социального успеха, делать карьеру в Астане, сниматься в фильмах, быть содержанкой с национальным колоритом по прозвищу "токал".

Американцы начали бороться за честь своих «сестер, дочерей, дорогих подруг», как написал Бен Аффлек в твиттере, в 7080-х годах. И у них все еще больно отдается, озабоченные мужики продолжают трясти своим членом в служебных кабинетах. А мы еще даже не начали. Поэтому все, что мне остается сказать: держитесь, девчонки.

 

 

Гульнар Бажкенова

Оставьте комментарий

Загрузить еще