Поиск

"Доктор, у меня любовь": разговор с доктором биологических наук о любви, сексе, тоске и верности

"Доктор, у меня любовь": разговор с доктором биологических наук о любви, сексе, тоске и верности

Ответы на важные вопросы в День всех влюбленных

Текст: Галина Рыжкина


В Алматы с лекцией для Клуба "418" Казахстан приехал Вячеслав Дубынин – доктор биологических наук, профессор кафедры физиологии человека и животных биологического факультета МГУ, специалист в области физиологии мозга. Галина Рыжкина послушала лекцию профессора Дубынина о любви, сексе, работе мозга, и попросила его специально для Buro 24/7 внести в эти темы научную ясность.

– У вас нет  такого ощущения, что сегодня о сексе больше читают, чем, собственно, им занимаются? Во всяком случае, научно-популярная литература, и про 'секс через мозг' в частности, пользуется колоссальным успехом. Большим успехом, чем сам секс. Вы так не считаете?

– Я недавно смотрел передачу про Японию, про то, что их, "бедняг", трудоголизм доводит до того, что им некогда сексом заниматься, и тогда они создают себе виртуальных сексуальных партнеров. Возможно. Понимаете, к сожалению, современная цивилизация многие компоненты поведения выводит во всё более эгоцентрическую сторону. То есть человеку говорят: "Ты – самое главное, что есть на этом свете". И если принять такую установку, что я и мои интересы – это самое главное (эгоистическую установку), то тогда зачем любовь, зачем дети, зачем любые роли в обществе, патриотизм, хоть в каком-то его проявлении?

– Это естественный этап эволюции?

– Как раз-таки нет. С точки зрения нашего биологического вида, это какой-то более низший этап, потому что мы – социальные существа в первую очередь.

– То есть вот эта современная сосредоточенность на себе – это определенная деградация?

– Ну да. Хотя, конечно, если вы сосредоточены на себе с целью обдумать философскую теорию, или написать литературное произведение, – это прекрасно. Но если вы сосредотачиваетесь на себе, чтобы для себя любимого добыть еду, для себя любимого построить уютное жилище, для себя любимого заняться сексом, это – путь вниз. Само по себе половое поведение – тема довольно сложная. Чтобы эта сторона поведения развернулась во всей своей красоте и полноте – с возникновением привязанности, с любовью, симпатией, гармоничным сексом – нужно много времени, нужно накапливать жизненный опыт взаимодействия с партнером. Фокус ещё в том, что, скажем, программы еды и безопасности – более древние, а социальное взаимодействие – это более сложный уровень поведения, более поздний продукт эволюции. Эти более поздние программы устанавливаются в мозг не столь чётко, однозначно. Скажем так: любому хочется есть и пить, для любого понятно, что боли нужно избегать. А вот программы заботы о детях, или о своем партнере, – они более сложные, они эволюционно возникли позднее и поэтому, когда они встраиваются в наш мозг (а это происходит ещё у эмбриона), есть больше шансов каких-то сбоев. Какой-то процент людей вовсе существует без этих программ. Это видно, кстати, и по другим сложным проявлениям деятельности нашего мозга: каждый сотый человек болен шизофренией, каждый двухсотый – эпилепсией, депрессия – у каждого двадцатого. Эволюция мозга Homo sapiens происходила очень быстро, и в итоге целый ряд функций в наших "процессорах" установлен не идеально. Так получается, что программ родительской заботы у кого-то может просто не быть, так как достался имеено такой мозг. Программ любви может не быть, просто потому, что такой мозг. К этому очень близко примыкает проблема аутизма, ведь многие симптомы аутистической патологии выглядят как нарушение заботы о других. Но всё же, как правило, нам даны эти программы, и даже если исходно они не очень сильны и значимы, мозг всё равно будет подталкивать нас к их реализации.

science_love

– Как любовь влияет на наш мозг?

– Острая фаза влюбленности – это всегда беда для его высших функций. Она вызывает такие гормональные всплески, что память, внимание, качество мышления страдают. Но если вы вышли на стабильный уровень постоянной привязанности к кому-то, если у вас есть регулярный секс, высокая концентрация окситоцина, которая говорит о взаимной симпатии и со-настроенности, – это улучшает все аспекты деятельности мозга. Существуют, например, строгие научные работы, где рассматривается связь между памятью и тем, насколько часто человек занимается сексом. Так вот, согласно этим работам, оптимально-минимальный уровень – 1-2 раза в неделю; если же раз в две недели, то на 10-15% тесты на память проходят не так успешно; если чаще, чем 1-2 раза в неделю, – дополнительного улучшения памяти не происходит.

– Вы прямо "по живому" сейчас. Беда с памятью, но меньше всего я связывала её с сексом.

– Память – очень сложная функция. Она требует оптимизации работы мозга, а оптимизация его функционирования, в свою очередь, связана с тем гормональным и эмоциональным фоном, которые дают сексуальные отношения. Негативные изменения памяти при отсутствии физической близости не драматичны, не в 1,5 и не в 2 раза, но они есть.

– Наши любовные отношения уникальны?

– Они уникальны, поскольку мы уникальны. Человек неповторим как генетическая сущность, каждый из нас уникален на уровне иммунной системы. Что касается иммунитета, имеются особые белки MHC (major histocompatibility complex – главного комплекса гистосовместимости), и от них зависит наш личный запах, который может нравиться или не нравиться партнеру. И, конечно, неповторимы наш мозг, структура наших нейросетей и функции, которые данные нейросети реализуют. Поэтому, конечно, любовные отношения уникальны. В рамках любого, казалось бы стандартного сюжета, с близкими людьми происходит совершенно особая история, поскольку каждый из нас не такой, как другие. И каждая история любви и привязанности будет уникальной.

– А секс в этой уникальной истории – уникальное прилагательное?

– Да, конечно, если это – нормальные и позитивные человеческие отношения, а вовсе не отношения двух скорпионов (у скорпионов самец и самка вообще не спариваются – слишком опасно; самец просто откладывает мешочек со сперматозоидами недалеко от "подруги", а дальше она самостоятельно перемещает этот мешочек в свои половые пути).

science_love

– А наука что говорит?

– Мы, прежде всего, социальные существа, и от этой "социальности" всё остальное "танцует". И если вы взаимодействуете с человеком как с социальным объектом, то тогда секс – один из компонентов любви и привязанности, источник радости и духовного роста. Но если взаимодействуете с партнером исключительно как с биологическим объектом, и секс – это единственное, что вы от него хотите, тогда вы пока что находитесь на более низком уровне бытия, который не очень-то подходит для Нomo sapiens.

– Я слушала вашу лекцию в Клубе "418", где вы говорили, что несчастную любовь предлагают классифицировать как болезнь. Расскажите подробнее.

– Существует международная классификация заболеваний (МКБ-10), и сейчас тяжелые изменения психики, связанные с несчастной любовью, предлагается относить к категории пограничных психиатрических расстройств (F63.9  – "неуточненное расстройство привычек и влечений"), когда человеку можно и нужно помогать по-серьезному – и психотерапией, и лекарствами.

– То есть – любовь как настоящий врачебный диагноз?

– Да. Если ваш доктор считает, что ваша симптоматика настолько серьезна, если ваше состояние мешает вам нормально функционировать, а уж тем более, начинает становиться опасным для вашего здоровья и жизни, он может классифицировать это как психическое расстройство и,  соответственно, предложить лечение. Несчастная или безответная любовь может завести мозг в очень тяжелое состояние. Если вы ориентированы на своего партнера, а он вас не любит, или изменил вам, это мощнейшая психологическая травма, стресс и всё такое прочее.

– Вопрос выбора. Когда сексуальное влечение неподвластно рассудку, и несмотря на все "неправильно" и "не надо", нас всё равно к кому-то непреодолимо влечёт. Как это объяснить?

– Наш мозг – место конкуренции разных программ. И программы, связанные с нашим комфортом, которые твердят: "А зачем я буду всё менять, и так всё нормально" конкурируют с программами, связанными с любовью и влечением, которые в свою очередь говорят: "Нам нужны изменения". Подобные программы сталкиваются в лабиринтах нашей нервной системы постоянно. И порой очень четко ощущаешь себя стоящим на развилке: вот здесь и сейчас скажешь этому человеку "да", и твоя жизнь пойдет совсем по-другому, а скажешь "нет" –  и останешься с тем, что у тебя есть (что порой не так уж и плохо...).

Программы комфорта, их ещё называют программами лени, – такие же врожденные, как программы, связанные с размножением, с заботой о детях, с любопытством, стремлением лидировать. У нас в мозге около 20 групп таких программ насчитывается, они связаны с тем, что называют "биологическими потребностями". Так вот, программы комфорта говорят: "Надо делать так, как делал раньше, и тратить при этом меньше сил". Опять же, этот алгоритм формируется в ходе длительной эволюции, и с биологической точки зрения понятно, для чего он, поскольку, чем экономнее вы тратите энергию, тем меньше шансов, что умрете от голода.

science_love

– Если брать здоровую картину выбора партнера, что на человека влияет в плане физиологии?

– Начинается всё с гормонального фона, когда возникает то, что называется влечением: "Придите хоть кто-нибудь, я тут сижу, хочу любить, а никто не приходит". Однако когда этот "кто-нибудь" появляется, то оказывается, что совсем случайный персонаж не годится, есть дополнительные параметры. Зрение и слух анализируют физический облик, стиль поведения: "Этот – мелкий какой-то, и весь в прыщах. Этот слишком агрессивен и напорист. Этот слишком робок". Всё оценивается нашим мозгом, и информация попадает в центры, связанные с формированием привязанности. Наше сознание в этом случае остается неким наблюдателем, а "калькуляторы" под названием "большие полушария" и "гипоталамус" считают факторы, и по сути строят рейтинг конкретного претендента. В какой-то момент мозг может сказать: "Нет, нравился, нравился – и разонравился", как в песне Ветлицкой: "Мне моя душа на исходе дня пропоёт о том, что любовь прошла" (смеётся), и вас захлестнет ощущение свободы. А свобода – это отдельная ценность, она тоже из группы изначальных биологических потребностей. Но, с другой стороны, есть ведь люди очень свободолюбивые, для которых слишком близкие и устойчивые отношения – это серьезное "ущемление в правах", как в случае с Джулией Робертс из фильма "Сбежавшая невеста" или, скажем, с героем Микки Рурка в "Девять с половиной недель".

– С Джулией Робертс все понятно, а есть объяснение полиаморности? Когда влюблен сразу в несколько человек?

– Думаю, это одно из проявлений конкуренции полигамных и моногамных программ. И те, и другие установлены эволюцией в наш мозг. Первые – более древние, вторые – более новые. И если полигамные программы сильны, то вы влюблены сразу в несколько объектов, почему бы и нет.

– От чего это зависит, когда становятся сильны одни либо другие программы?

– Из интересного и связанного с моногамией: известны эффекты, обусловленные такими молекулами, как окситоцин и вазопрессин (особенно вазопрессин). В зависимости от того, как мозг конкретного человека настроен на вазопрессин, наблюдается более или менее высокий уровень верности. И ещё из важных факторов – импринтинг ("импрессинг"), то есть такая настройка (детская, подростковая), когда мозг способен воспринимать какого-то конкретного человека в качестве своеобразного эталона. Импринтинг – отдельный вид памяти, очень прочный. Скажем, растет девочка-подросток, и в семью периодически приходит товарищ родителей, тогда её мозг может "использовать" его облик, как эталон. Возьмите примеры из русской литературы, когда влюбляются в двоюродных братьев и сестер. Откуда эти истории возникли? Это может быть друг семьи, который вхож в дом, и часто там появляется. Но при этом он – не родной брат, не член семьи (в этом случае в мозге особый блок стоит – табу на близкородственные  интимные отношения). Сейчас история с кузенами не так актуальна, но, к п римеру, если вы смотрите сериал, и этот сериал почти бесконечен, то запросто можно влюбиться в обаятельного вампира или в карлика из "Игры престолов"...

science_love

– Я люблю карлика. Это мой любимый герой...

– Подростковый возраст считается важным – первая любовь, первые поцелуи, первая близость. Но при условии стабильности. Если вы целуетесь сегодня с Машей, завтра с Таней, послезавтра с Юлей, то здесь как раз снижается значимость импринтинга, и в будущем ваш мозг будет склонен к более полигамному поведению.

– Склонность человека к изменам – отсюда? Вы вчера даже приводили цифры: 50% мужчин и 25% женщин изменяют своим супругам.

– Социологи приводят такие данные... Измена – результат активности полигамных программ, если мозг моногамный, вы можете прожить в верности своему партнеру всю жизнь. Где-то мне встречалась фраза: "Можно встретить человека, который верен всю свою жизнь, но сложно найти того, кто изменил только один раз". С другой стороны, и у моногамности есть "темная сторона" – ревность. Она, по сути – плата за моногамность. У животных ревность тоже наблюдается. Если какой-то биологический вид ориентирован на моногамные отношения, то там видны проявления ревности. По сути, это ещё одна группа программ, которые в наш мозг установлены, – программы собственности. Исходно они начинаются с того, что можно назвать территориальным поведением. Многим организмам для комфортного существования важно занимать некую территорию, и размер этой территории должен соответствовать потребности в определенном количестве пищи. Допустим, паре волков нужно столько-то квадратных километров, чтобы прокормить себя и своих детенышей. И когда вот по такому принципу выстраивается поведение, то, соответственно, возникает представление о "моей территории", где собственностью являются те объекты, которые попадают в пределы этой территории.

У Homo sapiens, с нашей обезьяньей природой, это территориальное поведение формирует целых три уровня: есть понятие "личной" территории, понятие "семейной" территории и есть понятие "стайной" территории (это уже сродни патриотизму). Стая шимпанзе патрулирует границы своей территории и дерётся с соседской стаей; а у нас агрессия, сопряженная с территориальным поведением, провоцирует бесконечные войны и конфликты, столь свойственные человеческой цивилизации. Мы очень агрессивно защищаем своё, это в нас очень серьёзно установлено, и ревность порой принимает яростные, злобные и драматичные формы.

– Ну, программы меняются с развитием культуры, или из-за её отсутствия.

– Наш мозг мощно ориентирован на то, чтобы брать готовые поведенческие стереотипы из окружающей среды, вместо того, чтобы опираться прежде всего на самого себя, и с нуля их формировать. Здесь много плюсов, но есть и минусы. Нервная система идет по легкому пути, пути экономии сил, и использует стереотипы семейных взаимоотношений. Пример: вы помните, как с вами поступала ваша мать, и хотя вам это не нравилось, вы вдруг ловите себя на том, что так же поступаете со своей дочерью. У нас есть группы особых нервных клеток, которые когда-то назвали "зеркальными нейронами". Они "переносят" на нас стереотипы чужого поведения, а это очень важно – это основа культуры. Зачем самому мучительно долго выстраивать систему ценностей, если предлагается готовая модель, система ассоциаций, логика, которая всё объясняет? Так мы переносим на себя стереотипы. Жить в мире, где много неизвестного, нам весьма неуютно, это повышает уровень тревожности. Поэтому, когда нам предлагается готовая схема, наш мозг за неё хватается. Этой готовой схемой могут быть взаимоотношения родителей, или отношения, которые вы увидели в сериале, или отношения, которые предлагает та или иная религия (а религии – это системы, которые объясняют весь мир: от начала до конца, от рождения до смерти). Зачем заниматься чтением научных книг, обдумыванием, когда нам политики или священники уже предлагают ответы на все вопросы. И многих людей это совершенно устраивает: "О, я всё понял. Я теперь знаю, как устроен мир, что в нём важно, и чем можно пожертвовать". Как у всякого явления, в нашем мозге есть "темная" и "светлая" стороны. Светлая сторона существования зеркальных нейронов – наша культура, темная – мы излишне им доверяем. В том числе – в сфере любви, привязанности и секса.

science_love

– После разговоров о культуре очень хочется спросить о тоске. Она для вас бывает необъяснимой?

– Тоска – это когда возникают негативные эмоции из-за слишком резких изменений, а мозг боится этих изменений, боится неопределённости. Раньше всё было построено на взаимодействии с любимым человеком, а теперь этот человек исчез, и ваш мир лишился определённости. Страх, который накладывается на состояние былой влюбленности, трансформируется мозгом в тоску. Это нужно пережить и попытаться выстроить новые отношения. Мы тоскуем точно так же по родителям, по дому, даже по любимой еде. А когда тоска необъяснимая – в этом случае мы "тоской", скорее всего, называем что-то другое. Это могут быть мелкие проблемы со здоровьем, которые нашим мозгом детектируются как опасность, но мы их не осознаем, поскольку плохо "слушаем" своё тело (может, это кишечник подает сигнал о том, что аппендикс воспален). Или запах какой-нибудь раздражающий присутствует на подпороговом уровне, вы не осознаете, что он действует, а ваш мозг уже становится более тревожным. Потому что пороги реагирования нашего сознания достаточно высоки, и очень многое проходит через сферу бессознательного. Мы не осознаем некий фактор, но наш мозг учитывает эту информацию, обрабатывает, выдаёт ответ в виде эмоциональных реакций, а иногда даже в виде определённого поведения.

– Сколько раз, с научной точки зрения, человек способен влюбляться? Сколько любовей ему отмерено? Есть какая-то цифра?

- Количество любовей ограничено разумным числом (смеется).

– Что это за "разумное число"?

– Те, кто занимаются иммунитетом, говорят, что только для синхронизации иммунных систем партнеров нужны как минимум три-четыре месяца, вот и считайте. Ещё, конечно, работает фактор новизны, ведь новизна – отдельный источник положительных эмоций. Чем большее количество партнеров вы сменили – тем меньше новизны. При каждой новой влюбленности этот ресурс становится всё меньше и меньше, и влюбляетесь вы всё реже. Пушкин в этом деле многое понимал и описал то, что иногда называют "синдромом Евгения Онегина": "Красавицы недолго были / Предмет его привычных дум; измены утомить успели, друзья и дружба надоели..." 

Я когда об этом говорю, обычно призываю: "Экономьте свою "новизну". А поскольку все важные проблемы, касающиеся любви и привязанности, нервная система решает на бессознательном уровне, нашему сознанию остается только принимать то, что случится. Конечно, надеяться, что в вашей жизни будет сто влюбленностей, не стоит. Но десяток многим отпущен, и это прекрасно...

Оставьте комментарий

Больше