Поиск

Наталья Синдеева: "Когда в стране царит ложь, любая правда становится оппозицией"

В Алматы на заседание Forbes Club приехала основатель и генеральный директор российского телеканала "Дождь" Наталья Синдеева

В начале встречи Наталья Синдеева просит иногда ее останавливать. Про свое детище она может говорить долго и эмоционально. Первое, чем интересуется алматинский бизнес, насколько подписная модель "Дождя" успешна и как она на это рискнула:

"Мы никогда не претендовали на эфир, "Дождь" задумывался как кабельный канал, с небольшой, но интересной рекламодателям аудиторией. Так мы и развивались. На момент нашего отключения мы были практически в каждом доме России, потому что вошли во все кабельные сетки. В конце 2013 года мы подошли почти к нулевой точке окупаемости, в 2014 году планировали уйти в прибыль. Подписку запустили в середине 2013 года по цене 1000 рублей. До этого наблюдали за тем, как развиваются мировые каналы, изучали аналитику, в которой было сказано, что все СМИ будут развиваться в этом направлении, потому что рекламный рынок очень нестабильный. А потом в один день все потеряли...".

В конце января 2014 года, накануне празднования 70-летия снятия блокады Ленинграда, "Дождь" провел опрос среди своих зрителей и спросил: а не стоило ли отдать Ленинград и сберечь сотни тысяч жизней. Разгорелся скандал. Практически сразу от вещания канала отказались кабельные операторы "Триколор ТВ", "НТВ-плюс", "Билайн" и "Ростелеком": 

"В один день мы потеряли 80% нашей аудитории. Мы потеряли деньги, рекламодателей, вообще все. Все считали, что мы умрем. Первый месяц сидели, как в окопе, в нас непрерывно летели снаряды, а мы только успевали отбиваться. Мы не думали, что нам делать дальше – удержаться бы и не закрыться. Единственный, кто нас в этот момент поддержал и протянул руку помощи, – это наша аудитория, которая сказала, что мы им нужны, что мы должны жить и быть. И мы поняли, что наш единственный путь развития – это подписка. Более того, подняли ее цену в пять раз. Все говорили, что это бред и у нас ничего не выйдет. Но за эти два года мы убедились, что сделали все верно. Два года мы кормим себя сами, мы выжили и научились в этой реальности жить. Да, мы не получаем прибыль, которая бы позволила нам развиваться более активно, но мы точно не убыточный канал". 

О том опросе Синдеева не жалеет. Уверена, что этот вопрос "Дождь" все равно бы поднял, но в другой формулировке:  

"В чем абсурдность ситуации? В том, что его задавали не только мы. Он две недели обсуждался на радио "Эхо Москвы", он был на обсуждении у федеральных каналов. Другой вопрос, что мы в этом случае сделали неправильно. Формулировка – она была двоякой. В социальных сетях ее, конечно, отредактировали, сделали более корректной. Но это не помогло". 

"Дождь" – канал для тех, кому не наплевать. За зрителя журналисты канала ничего не решают, не навязывают свою точку зрения, показывают другую, да, часто альтернативную, отчего она для многих становится оппозиционной". 

"Мы работаем для созидательной, неравнодушной и думающей аудитории. Со свободой слова в России становится все хуже и хуже. На сегодняшний день СМИ, которые  остались бы независимыми, которые зависели бы только от своего зрителя и читателя, – их не существует. Драйвер подписки – это авторские программы, так называемая журналистика мнений. Но наша база – классическая журналистика. Когда нет запретных тем, нет цензуры, кроме закона о СМИ, это дорого, сложно и рискованно для бизнеса. У нас очень много примеров, когда после наших расследований, публикаций, репортажей менялась ситуация – кого-то не посадили в тюрьму, где-то врачи перестали голодать. "Дождь" защищает слабых, встает на их сторону, на сторону меньшинства. И чем больше таких кейсов, тем больше хочется усиливать журналистскую компетенцию. 

Мне не нравится, когда говорят, что мы оппозиционны. Это штамп, который на нас специально повесили, чтобы нас дискредитировать перед консервативной аудиторией. Когда в стране царит ложь, любая правда становится оппозиционной. Мы представляем точки зрения, поднимаем темы, которые нигде не поднимаются. Даже когда были самые тяжелые времена, я задавала себе вопрос: "Готова ли я поменять политику и формат канала?" Не готова. Это ответственность, которую мы взяли на себя, доверие, которое мы получили от аудитории, – я просто не имею права". 

Вчера, когда Наталья Синдеева была в Алматы, на "Дожде" вышло интервью с жителем Чечни, который решился поменять пол и подвергся гонениям на родине. Такие материалы – острые, болезненные – на "Дожде" выходят часто, логичный вопрос к Синдеевой: "Не страшно?" Но она не боится. 

"Если бы мы жили со страхом, мы бы не могли работать. Было два момента, когда мне было очень страшно. Буквально физически страшно. Какое-то время я с этим чувством жила. А потом поняла, что невозможно постоянно жить в страхе, это ужасно, ты выгораешь. И я договорилась сама с собой. Если ты веришь в себя, если ты хочешь продолжать работу и ты не можешь от этого отказаться, попробуй это принять. Я не хочу думать про это. Эта мысль, конечно, сидит в голове, но я не хочу ее даже озвучивать. Не хочу". 

 

 

Buro247.kz

  • Фото: Марина Карпыкова

Оставьте комментарий

Загрузить еще