Поиск

Интервью с Ксенией Собчак: "Желание всем нравиться – не задача журналиста"

К запуску SNC в Казахстане

Интервью с Ксенией Собчак: "Желание всем нравиться – не задача журналиста"
Светский Алматы празднует запуск журнала SNC в Казахстане. Первый номер вышел, и, как говорят владельцы, тираж уже раскуплен. Мероприятия по поводу запуска стартовали сегодня. Вечером в отеле The Ritz-Carlton состоится закрытый ужин, а с утра алматинские журналисты съехались на пресс-конференцию российских и казахстанских издателей SNC. Мы поговорили с главным редактором российского SNC Ксенией Собчак об экспорте красоты, смелом глянце и обидах на правду

Судя по вопросам на пресс-конференции, которая только что закончилась, сегодня даже про запуск глянцевого журнала невозможно говорить вне политики. Как вы думаете, это из-за вас или время такое?

Время такое. Я не помню, чтобы люди сидели на кухне и обсуждали политику, выборы, а сейчас – война, естественно, все разговоры о политике. К сожалению, мы оказались в такой точке, когда это – самая интересная тема.

В России журнал SNC принципиально отличается от остального глянца, он – ироничный, критичный, насколько возможно придерживаться такого формата в Казахстане?

У нас есть договор о франшизе, по которому 50% контента казахстанская версия обязана брать из российской, и я, наверное, могу говорить о тех 50% российского контента, дальше уже решает редакция, она может делать свой контент в формате предложенных ей рубрик. Первый номер мне понравился, я бы сделала чуть длиннее интервью с Сашей Лусс, потому что она – выдающийся человек, супермодель, она добилась огромных успехов в своей профессии, и мне показалось, что мы сделали с ней очень интересное интервью, а так мне все нравится.

Интервью с Ксенией Собчак: "Желание всем нравиться – не задача журналиста" (фото 1)

Есть жанры журналистики, в которых невозможны компромиссы, например, журналистское расследование, а есть глянец. И, учитывая специфику наших стран и то, что герои глянца – это очень узкий круг людей, всегда есть вероятность кого-то обидеть. Вы с этим наверняка сталкиваетесь каждый день. Как вести себя журналисту?

Я знаю, что многие обижаются, но вслух этого никто не высказывает, просто я с самого начала заявила правила игры, по которым работаю: я не даю исправлять интервью. По стандартам западной прессы. Вы можете поправить какое-то слово, например, "мне кажется" заменить на "я думаю", но вы не можете исправить смысл того, что уже наговорили на диктофон. Когда ты с самого начала говоришь: "Я работаю вот так", человек подстраивается. Это моя профессия, а желание всем нравиться – не задача журналиста. У меня есть близкие люди, но я стараюсь в профессии с ними не соприкасаться, или надо говорить об этом честно. Беру я, например, интервью у Ники Белоцерковской, нет смысла изображать из себя с ней журналиста, надо об этом честно сказать: "Мы будем говорить как лучшие подруги, и у нас будет женский разговор", и это тоже получается прекрасно, все читают, все довольны. Нельзя обманывать своего читателя, вот когда ты его обманываешь тем, что все будет глянцево, красиво, про цветы, детей и гармонию в жизни, это – скучно, про это – никто читать не будет.

Интервью с Ксенией Собчак: "Желание всем нравиться – не задача журналиста" (фото 2)

Россия, среди прочего, экспортирует в Казахстан информационные продукты федеральных каналов и сомнительные политические тренды вроде гомофобии. Какие тренды принесет нам журнал SNC?

Я хочу, чтобы журнал принес в Казахстан понимание того, что женщина может быть независимой и у нее есть возможность для самореализации без мужчины как самостоятельной фигуры, и собственно мода – это та сфера, в которой такая самореализация и в Казахстане, и в России, и в любой другой стране мира вполне возможна, и восточная женщина – не женщина, которая сидит под замком дома и всю жизнь мечтает удачно выйти замуж.

Мне кажется, SNC показывает, что восточная женщина, она другая, яркая, интересная, независимая, у которой совершенно другие цели в жизни. И это, конечно, отсутствие расовой, сексуальной и какой-либо другой дискриминации, через тех людей, о которых мы пишем, тех людей, которые для нас снимают, через них журнал проникается этим очень важным духом толерантности, это – очень важный постулат. Ну и, конечно, просто любовь к красоте, к тому, что творят каждый сезон дизайнеры, эта прививка прекрасного  в любой стране – не лишнее.

Интервью с Ксенией Собчак: "Желание всем нравиться – не задача журналиста" (фото 3)

Я открыла вас для себя в совместных интервью с Ксенией Соколовой для GQ. Тогда российский глянец был очень политизированным, с ним, как мне кажется, и появилась эта протестная московская молодежь. Но сегодня он уже другой, тот же GQ. Что поменялось?

Поменялась политика в стране, раньше было модно – исподтишка подкалывать власть, она жестко контролировала федеральные каналы и основные издательства, но не обращала внимания на глянец, ну пишите вы там что-то про Путина, если это просто колкости в адрес, нам все равно. Когда началась Болотная, митинги, и все это вышло на другой уровень, стали смотреть за всем. И сегодня я уверена, GQ не может себе позволить быть другим, просто потому что он не будет получать рекламу, ему закроют рекламные контракты или вообще заставят Condé Nast менять политику или закрывать журнал. Сейчас за счет того, что эта тема стала болезненной и огромное количество людей разделяют эти ценности, власть напугана настолько, что она контролирует даже глянец. Делать оппозиционный глянцевый журнал сегодня – это потерять рекламодателей сразу.

Интервью с Ксенией Собчак: "Желание всем нравиться – не задача журналиста" (фото 4)

Женский глянец может быть политизированным? SNC, например, или у вас изначальные договоренности?

Это не договоренности. Должно быть в жизни место прекрасному. Я – политически заинтересованный человек, я люблю политику, я делаю политически острые интервью, репортажи, это важная часть моей жизни. Но когда мы идем ужинать с мужем, когда мы смотрим с ним кино про любовь, мы не говорим о политике и Путине, не потому что это – неинтересно, а потому что это – наша жизнь, в которой нет этому места.

SNC – это тоже моя жизнь, в которой нет места некрасивому, лицемерному, жестокому, несправедливому, это – мир красоты, стеба, иронии, светских сплетен, красивых женщин, самостоятельных мужчин, мне просто не хочется в этот мир пускать это. Это отдельное хобби. Например, есть прекрасный журналист Леонид Парфенов, который увлекается вином, он разбирается в сортах винограда, знает, в каком году какое вино выпущено, это же не имеет отношение к "кровавому режиму", он любит вино, а я люблю моду, и для меня в этом нет никакого противоречия. Я не люблю несправедливую политику Российской Федерации, но я люблю Dior, Saint Laurent, и в этом нет противоречия, я люблю искусство моды, и мне просто не хочется пускать туда то, что, к сожалению, и так расстраивает нас каждый день.

Мне все-таки хочется спросить вас про Украину и Россию, хотя на пресс-конференции вы сказали, что не будете говорить об этом.

Я бы очень хотела, чтобы все это закончилось как можно скорее.

Интервью с Ксенией Собчак: "Желание всем нравиться – не задача журналиста" (фото 5)

Интервью с Ксенией Собчак: "Желание всем нравиться – не задача журналиста" (фото 6)

Интервью с Ксенией Собчак: "Желание всем нравиться – не задача журналиста" (фото 7)

Интервью с Ксенией Собчак: "Желание всем нравиться – не задача журналиста" (фото 8)

Интервью с Ксенией Собчак: "Желание всем нравиться – не задача журналиста" (фото 9)

Галина Рыжкина Марина Карпыкова

Оставьте комментарий

Загрузить еще