Поиск

Бессарион: "Сейчас у Тбилиси больше возможностей, чем у Москвы"

Интервью Buro 24/7

Бессарион: "Сейчас у Тбилиси больше возможностей, чем у Москвы"
В Алматы этим летом стал заезжать грузинский дизайнер Бессарион Размадзе (Bessarion). Мы встретились с ним, узнали, как его к нам занесло, поговорили о последней коллекции, вдохновленной "Служебным романом", о Демне Гвасалия и узнали, почему Тбилиси сегодня привлекательнее Москвы

Вы первый раз в Алматы?

Я здесь уже в четвертый раз, последний раз приезжал четыре года назад с группой "А-Студио", с которой работаю десять лет.

Расскажите, чем вы сейчас занимаетесь...

Помимо моды я уже пять лет гастролирую по всему миру как диджей – СНГ, Европа. Но это мое увлечение, хобби, основное – это, конечно же, дизайн. Совсем недавно мы презентовали коллекцию на MBFW Tbilisi, сейчас делаем совместные проекты с Лилией Рах для ее магазинов Lui Lei и Sauvage.

Как прошел последний показ? Как приняли коллекцию в Тбилиси?

Моя последняя коллекция была вдохновлена советским кино 70-х годов, например, "Служебныйм романом". Основная история была посвящена эстетике 70-х – объемные полосатые пиджаки, принты в мелкий цветочек, акценты на крупные детали. Мне нравится сочетать несочетаемые вещи, чтобы получить оригинальный, ни на что не похожий образ. Например, полоска с трудом сочетается с принтом в мелкий цветочек, но у нас это получилось.

Бессарион: "Сейчас у Тбилиси больше возможностей, чем у Москвы" (фото 1)

Сейчас все крупные мировые дизайнеры говорят о том, что мода стала слишком быстрой, шесть коллекций в год – это очень много. Многие из них даже отказываются от подобного темпа. Как вы к этому относитесь? 

Да, мода сейчас летит со скоростью кометы. Я делаю две коллекции в год, но даже мне порой приходится работать над новой коллекцией дистанционно. К примеру, из Алматы я полечу на гастроли, отыграю в четырех городах, потом вернусь в Тбилиси, где пройдет открытие моего первого бутика, затем полечу в Москву, где будут проходить примерки, потом поеду в Краснодар и Ригу. Я привык жить в таком ритме, и мне это нравится. Наоборот, это стимул работать больше. 

У ваших вещей сложный крой, они сшиты из дорогих тканей, подразумевается, что такую одежду будут хранить. Однако fast fashion – не про хранение. Вы не думаете, что такими темпами мода обесценивается?

Мне кажется, наоборот, такие темпы стимулируют людей работать больше и интенсивнее. Не все выдерживают такой темп, поэтому слабые дизайнеры отпадают со временем. Таким образом, остаются только лучшие из лучших, те, кто может приспосабливаться к новым условиям. Есть бренды, вещи которых можно рассматривать как инвестиции. Недавно я доказывал своему другу, что если купить что-то уникальное, то это будет очень выгодным вложением. К примеру, через 10–20 лет накидка Ann Demeulemeester станет винтажом, и ее можно будет продать в два раза дороже. Это как вино, которое с годами становится все круче и круче. Я думаю, что Bessarion можно отнести к тем вещам, которые со временем станут только дороже. 

Бессарион: "Сейчас у Тбилиси больше возможностей, чем у Москвы" (фото 2)

Сейчас мировые бренды разделились на два лагеря: некоторые любыми способами пытаются продвинуть себя в соцсетях, такие как Dolce&Gabbana, Dior, Louis Vuitton. Другие абстрагируются, Michael Kors или Alexander Wang, например. Как думаете, соцсети помогают вашей работе или наоборт?

Я считаю, чем доступнее информация о бренде для публики, тем выгоднее дизайнеру. Нужно следить за последними веяниями постоянно. Без социальных сетей сегодня это, увы, невозможно. Мне нравится, что через Instagram моя одежда становится ближе к покупателю. Это стимулирует продажи, поэтому я обеими руками "за". 

Бессарион: "Сейчас у Тбилиси больше возможностей, чем у Москвы" (фото 3)

Вы помните первые вещи, которые сшили?

Я прекрасно их помню, но их не осталось, к сожалению. Помню первое платье, которое я сделал из пластиковых бутылок, когда мне было пятнадцать. Это был чистейший авангард, такой способ самовыражения. Потом я участвовал в международном конкурсе, где в жюри сидел английский художник и скульптор Эндрю Логан, который позже пригласил меня на выставку в Лондон. Там я взял Гран-при. Это были лихие 90-е – беспредел, голод, холод, кризис. Удивительно, как в таких условиях я смог что-то сделать. Для выставки я купил огромное количество самой дешевой черной подкладочной ткани и сделал свою первую серьезную коллекцию. Я варил ткань в крахмале, резал ее, пытался сделать так, чтобы вещи держали форму. Ту коллекцию 1996 года я считаю точкой отсчета. 

Бессарион: "Сейчас у Тбилиси больше возможностей, чем у Москвы" (фото 4)

Вы начинали с Демной Гвасалией в одно время. Как вы относитесь к тому, что он сейчас делает, к его одежде?

Я горжусь Демной и Гурамом, и очень уважаю их работу. Мне очень приятно, что мои соотечественники смогли достигнуть таких вершин. Также не стоит забывать Давида Кома. Единственное, что меня пугает в его творчестве – это временность. Демна пошел по взрывному эпатажному пути. Это путь Рика Оуэнса. Однажды Рик нарушил все правила моды, кроя – это был бум! Но понятное дело, что долго на эпатаже не протянешь, невозможно каждый сезон придумывать что-то новое и оригинальное, что понравится всем. Он был отправлен на модные задворки. В случае c Vetements Демна подарил миру моды постсоветскую эстетику – шарфы футбольных фанатов, огромные худи, принты на футболках, – которая всех шокировала. Но все это временно, ему надо отходить от этого. Я хочу, чтобы он использовал свое время максимально продуктивно.

В ваших давних интервью я читала, что вы медленно, но верно выходите на европейский рынок. Где вы сейчас продаетесь?

Мы пошли по другому пути – все делаем постепенно, с каждым шоу-румом договариваемся отдельно. Сейчас мы уже продаемся на Moda Operandi, нас заказывают в Lafayette, также представлены в нескольких шоу-румах в Париже.

Бессарион: "Сейчас у Тбилиси больше возможностей, чем у Москвы" (фото 5)

Кстати, последнее время вас практически не видно в Москве. Все свои коллекции вы презентуете в Тбилиси. В чем причина? 

Москва мне больше не интересна. Сейчас Россия для мира – это очень закрытое пространство, в плане моды и не только. Я благодарен России за то, что как дизайнер я был признан именно там. Мой бренд также зарегистрирован в России, и я сам считаю себя неотъемлемой частью этой страны. Но на сегодняшний день мода в Москве – это какой-то "междусобойчик", нет никакого развития, такое ощущение, что дизайнеры хотят всю жизнь работать на внутренний рынок. Грузия, наоборот, старается делать все на экспорт. София Чкония (основатель MBFW Tbilisi) проводит огромную PR-работу, приглашает правильных людей, байеров и журналистов, а не просто селебритис. Мне кажется, сейчас у Тбилиси больше потенциала, чем у Москвы. 

Катерина Милославская Марина Карпыкова

  • Фото: Bessarion FW 16-17

Оставьте комментарий

Загрузить еще