Многие крутили у виска, но Демна Гвасалия не сошел с ума. Казалось, недавний мужской показ Vetements на Парижской неделе смеется над индустрией, вкатывая в пол представления о ней, которые своей хрупкостью и неприкасаемостью похожи на стеклянный зверинец Теннесси Уильямса. Слишком много на показе Vetements смешалось общепринятого «плохого вкуса». Взять хотя бы взрослого мужчину в шортах карго и прозрачном дождевике с почти туристическим рюкзаком за спиной.

Но не все так просто. Дизайнер продолжил исследовать тему из мужской коллекции Balenciaga (ее показали неделю назад) – стремление людей одеваться похоже и соответствовать классовому дресс-коду. Гвасалия просто выворачивает на подиум то, что мозолит нам глаза на улице.

Все о стереотипах: Показ Vetements – что это было

Фойе Центра Помпиду в Париже заполнили модели, которые похожи неоднородностью на посетителей музея искусства: бабули в плащах и шубах, старики в вельветовых брюках, польские библиотекарши, нигерийские водители такси в Амстердаме, берлинские панки и мазохисты, шанхайские секретарши, электорат Трампа в галстуках боло под рубашкой, военные. Демна отмечает, что социология была его любимым предметом.

Отправной точкой для Vetements стал фотопроект Exactitudes фотографа Ари Верслуиса и социолога Элли Айтенброк. С 1990-х годов они изучают разные прослойки общества (и то же самое делает Демна Гвасалия): повторяющийся стиль габберов, топшоперов, бабуль, панков и других городских страт.

Гвасалия любит называть вещи своими именами. Название бренда Vetements переводится как «одежда» с французского, а коллекция так и называется – Stereotypes. Что из себя представляют 36 луков с предельно ясным неймингом? Ироничный реализм.

Все о стереотипах: Показ Vetements – что это было

Исследуя стереотипы, Демна их создает. Типичный гвасалиевский образ худи-бомбер-деним-футболка вкупе с нарушением пропорций уже стал стереотипом. И хотя не сильно оригинальным, зато ассоциируется с современной молодежной модой.

Демна передразнивает себя и нас. Вот вам самый типичный образ на красную дорожку: платье цвета электрик с обувью в тон и клатчем, расшитым бисером. Вот знакомые парни в бомберах и широких штанах, а вот модник с розовым галстуком в кармане. А вот буржуазная дама в твидовом жакете, сильно напоминающем оригинал Chanel.

Мы имеем дело с постпостмодернистской игрушкой. Главное доказательство этому – бритый парень в камуфляжном комбинезоне: солдат, который, в отличие от остальных, вынужден носить униформу и словно попал сюда случайно. Надпись на его спине гласит: «Он просто солдатик, он ни в чем не виноват». Нужно помнить, что приглашениями для гостей служили поддельные удостоверения личности. Демна говорит нам в лоб: мода и субкультуры – это и есть ваш временный фейковый ID.

Все о стереотипах: Показ Vetements – что это было

Мода – искусство-хамелеон: любой продуманный образ предполагает манипуляцию: «Я тот, кем хочу казаться». Это хорошо видно на неделях моды, особенно кутюрных, в расписание которых Гвасалия втиснулся со своим показом и заявил, что «Мода – это для людей» и «Я тот, кто я есть». Это знает каждый подросток, который надевает футболку с дерзким слоганом. Гвасалия разрушает не модный гардероб, а наши представления о нем. И не было момента лучше для такого высказывания и показа разрушительно простой одежды, чем разгар кутюра.

Что еще стоит за этим парадом городских униформ? Отреченность от моды. Дух времени говорит о том, что думать про одежду странно: женщины выходят на феминистские марши в США, Алеппо бомбят, в Техасе торнадо уносит людей в небо прямо в ваннах, а в России декриминализируют домашние побои и обсуждают домогательства в московских школах. Остается дождаться от Демны более тонкого и политического высказывания – посерьезнее, чем солдатик. Хотя постойте. Этот образ рядом с референсами проекта Exactitudes, а именно детей в камуфляже, становится на наших глазах главным драматичным высказыванием внутри Недели моды – шоу для богатых и стритстайла для разряженных. Будущее поколение, которому придется носить униформу?