Грандиозный цикл-перевертыш констатирует тиражность культурных процессов, экспансию глобализма, сетевого культурного менеджмента, производства выставок и искусства, принадлежащих всем и никому. Персональная выставка Куаныша Базаргалиева «Кошкармюйизм и прочее», открывшаяся в Esentai Gallery, собрала работы последних лет, объединенных размышлениями о Казахстане и – ни много ни мало – его месте в мировом сообществе. Конечно, художник весьма далек от той прямолинейной жажды признания страны, которыми характеризуются государственные проекты. В отличие от простодушного государственного дизайна, использующего принципы механического нанесения «национального» декора на объекты дорогостоящих олимпиад и универсиад, ЭКСПО и пышных международных форумов, он размышляет о структурных взаимодействиях в процессах налаживания паритетных отношений с миром.

В самом раннем по времени цикле «Когда все люди были казахские» (2013) он изучает природу адаптации европейской живописной формы неевропейской художественной системой и культурной средой. Как человек, обладающий незаурядным чувством юмора и твердой художнической позицией, что позволило выжить в сложных условиях казахстанского постмодернизма, он сделал цикл-обманку, своего рода историю мировой живописи на казахский лад.

"Кошкармюйизм и прочее": Гид по выставке Куаныша Базаргалиева

Собственно, живописью в этом цикле могут быть названы только мазки на принтах, очерчивающие эпикантус Наполеона или кимешеки на головах крестьянок Малевича. Апроприированный таким образом мировой шедевр оформляется рамой-обманкой, ее живописной имитацией. Грандиозный цикл-перевертыш констатирует тиражность культурных процессов, экспансию глобализма, сетевого культурного менеджмента, производства выставок и искусства, принадлежащих всем и никому.

"Кошкармюйизм и прочее": Гид по выставке Куаныша Базаргалиева

"Кошкармюйизм и прочее": Гид по выставке Куаныша Базаргалиева

Грандиозный цикл-перевертыш констатирует тиражность культурных процессов, экспансию глобализма, сетевого культурного менеджмента, производства выставок и искусства, принадлежащих всем и никому

"Кошкармюйизм и прочее": Гид по выставке Куаныша Базаргалиева

Еще более сложную структуру художник использует в, на первый взгляд, простых композициях «Кошкармюйизмов» (2016). Цикл из 9 работ представляет собой изображения разнообразных культурных, религиозных и политических символов, наложенных на самый характерный элемент казахского орнамента и, в свою очередь, на фон, семантически связанный со знаком мировой цивилизации. В основе композиций лежит позитивно-негативный принцип казахского орнамента, в котором примерное равенство фона и узора часто характеризуется как симметрия противоположностей. Наложение символа иной цивилизации удваивает этот эффект и каждый раз создает новую, достаточно напряженную структуру. Доминирование кошкармюйиза за счет повтора в каждой из 9 композиций – знак Казахстана, на территории которого, как на известном полигоне, испытывались самые различные идеологии, влияния и эксперименты.

"Кошкармюйизм и прочее": Гид по выставке Куаныша Базаргалиева

"Кошкармюйизм и прочее": Гид по выставке Куаныша Базаргалиева

Доминирование кошкармюйиза за счет повтора в каждой из 9 композиций – знак Казахстана, на территории которого, как на известном полигоне, испытывались самые различные идеологии, влияния и эксперименты

"Кошкармюйизм и прочее": Гид по выставке Куаныша Базаргалиева

Черно-бело-красные композиции, созданные на основе того же самого кошкар-мюйиза, как и отдельные работы, не входящие в циклы, играют с декоративными качествами орнамента. Особое внимание здесь уделено его позитивно-негативному принципу, далее тема развивается посредством наложения дополнительных элементов орнамента, а также вариативностью фонов – либо нейтральных, либо имитирующих шотландку, либо агрессивно-открытых.

"Кошкармюйизм и прочее": Гид по выставке Куаныша Базаргалиева

"Кошкармюйизм и прочее": Гид по выставке Куаныша Базаргалиева

Кошкармюйиз как знак Казахстана также является базовым структурным элементом в серии «Когда все флаги были казахские» (2015–2016). Это тоже своего рода перевертыш, транслирующий идею открытия страны миру и мира – стране. Художнику важно, чтобы о Казахстане знали, но не менее важна и обратная связь, включающая не только понятия географические, но и политические, исторические, культурные и идеологические. Так, он считает уместным поместить орнамент и на радужном флаге.

"Кошкармюйизм и прочее": Гид по выставке Куаныша Базаргалиева

Земельная реформа, всколыхнувшая Казахстан в начале этого лета, обострила «китайский вопрос». Рассуждения о глобальной экспансии получили разрешение в цикле «Союз китайских капиталистических республик» (2016), в котором художник также играет с главным символом государства – национальным флагом. Чайнатауны и китайские товары теснят Италию, Японию, Германию, Россию. Отсутствие в обеих сериях казахского флага, как ни странно, очень многое говорит о нашей стране: это тот самый случай, когда молчание художника гораздо красноречивее его высказывания. Причин много – и опасение затронуть тему, вызвавшую бурную реакцию населения в связи с попытками митингов протеста по земле, и строгая регламентация использования государственной символики, и – не в последнюю очередь – ужасно модные в последнее время обиды на несуществующие оскорбления нации. Фигура умолчания становится достаточно действенным приемом, одновременно говорящим о самоцензуре и протестующим против нее.

"Кошкармюйизм и прочее": Гид по выставке Куаныша Базаргалиева

"Кошкармюйизм и прочее": Гид по выставке Куаныша Базаргалиева

Отсутствие в обеих сериях казахского флага, как ни странно, очень многое говорит о нашей стране: это тот самый случай, когда молчание художника гораздо красноречивее его высказывания

"Кошкармюйизм и прочее": Гид по выставке Куаныша Базаргалиева

"Кошкармюйизм и прочее": Гид по выставке Куаныша Базаргалиева