Уходящий год для искусства Казахстана – время невероятной активизации артсцены, самых разных художественных инициатив, создания новых и реанимации старых галерей, а также смены поколений, инновационных проектов, многообразия форм сотрудничества, мира и, в общем-то, согласия.

 

Разнообразие

Общая картина казахстанской артсцены, к сожалению, почти не предполагает поворотных событий и идей в этом многоголосом хоре, но именно разнообразие можно назвать отличительной чертой 2015 года. Новые и старые галереи, традиционный формат и свежие экспозиционные идеи. Отличились солидная  Aspan Gallery, изысканная Essentay Gallery, деловитая "Улар", традиционная ArtSpace, экспериментальная "Белый рояль", старейшая "Тенгри-Умай", просветительская Multimedia Space, проект B2A, астанинская "Хас Санат". Каждая имеет свое лицо, стратегию, круг художников и работает в соответствии с поставленными целями – коммерческими, популяризаторскими или благотворительными. Подобная активизация галерейного дела в стране не наблюдалась с конца 90-х, что говорит об определенных успехах казахстанского артрынка.

Сильным аргументом демонополизации артсцены служит факт участия казахстанцев в четырех проектах на биеннале в Венеции, инспирированных не только привычными зарубежными культурными партнерами, выставившими работы Алмагуль Менлибаевой и Сауле Сулейменовой, но и казахстанскими организациями. Это IADA и ARTBAT FEST, которые привлекли Асхата Ахмедьярова, Аду Ю, Елену и Виктора Воробьевых, Сырлыбека Бекботаева, Асель Кадырханову, Шолпан Шарбакову и других. 

Подобная активизация галерейного дела В стране не наблюдалась с конца 90-х, что говорит об определенных успехах казахстанского артрынка

Хорошо живем? Что произошло с казахстанским искусством в 2015 году

 

Смена поколений

Перечень участников биеннальных проектов в Венеции свидетельствует также об активном процессе смены поколений в современном искусстве Казахстана. Хаотичные, не всегда продуманные, но, как им и положено, веселые и непринужденные молодежные выставки и инициативы вносят необходимые ноты безумия в общий массив нашего подернутого сусальной нефтью артпространства. Самой показательной в этом смысле стала выставка "Мы – реки", прошедшая в рамках ARTBAT FEST, где впервые прозвучали имена Мусрепова, Алиевой и группы "Пни".

Хорошо живем? Что произошло с казахстанским искусством в 2015 году

Процесс смены поколений фиксируют также академические персональные выставки контемпорари-классиков – проект галереи Aspan, организовавшей две крупные персональные экспозиции Ербосына Мельдибекова и Елены и Виктора Воробьевых в музее Кастеева, и персональная выставка Сакена Нарынова в Национальном музее в Астане. Все три экспозиции закрепили почетные места этих художников в истории современного искусства, и не только Казахстана. 

Хаотичные, не всегда продуманные, но веселые и непринужденные молодежные выставки вносят необходимые ноты безумия в общий массив нашего подернутого сусальной нефтью артпространства

 

Хорошо живем? Что произошло с казахстанским искусством в 2015 году

Хорошо живем? Что произошло с казахстанским искусством в 2015 году

Хорошо живем? Что произошло с казахстанским искусством в 2015 году

 

Развитие сотрудничества

В Алматы успешно работают уже ставшие традиционными кооперации. Сотрудничество ARTBAT FEST с городским акиматом в очередной раз принесло пышные плоды в виде муралей, городской скульптуры, визитов международных звезд – Тацу Ниши, Оли Кройтор, Ани Толстовой. Удачное внедрение Artpoint в пространство городского фестиваля, инспирированное Британским советом, способствовало развитию интерактивного общения и расширению интеллектуальной составляющей проекта. Столь же плодотворное сотрудничество со вторым зарубежным актором казахстанской артсцены – институтом Гете – привело к созданию журнала ALUAN, задуманного в формате выставки на бумаге. 

Хорошо живем? Что произошло с казахстанским искусством в 2015 году

Международное сотрудничество проявилось в участии казахстанцев в крупных выставках и арт-ярмарках в Берлине, Лондоне, Париже, Стамбуле, Москве, Бишкеке, Санкт-Петербурге, Барселоне, Сеуле. Исследовательница, художница и феминистка из Рудного Оксана Шаталова получила Премию принца Клауса из рук короля и королевы Нидерландов и передала ее на развитие НПО в Бишкеке. В свою очередь, осуществили разведочные визиты в Казахстан представители крупных международных институций: Кассельской Документы, азербайджанской Yarat и Центра искусства и медиа в Дюссельдорфе. 

2015-й – год активного общения искусства с деловыми кругами. Кроме собственно артбизнеса, сравнительно успешно развиваемого местными галереями, ощутимый интерес к искусству проявили несколько влиятельных бизнес-структур. Но вершиной процесса стало заявление о создании музея современного искусства в Алматы, и это, безусловно, главная интрига следующего года. 

Особый признак нашей артсцены (и не только артсцены, ведь правда?) – конформистское умение держать себя в заданных рамках, четкое осознание границ

Хорошо живем? Что произошло с казахстанским искусством в 2015 году

Хорошо живем? Что произошло с казахстанским искусством в 2015 году

Хорошо живем? Что произошло с казахстанским искусством в 2015 году

 

Мир и согласие

Кажется, все наладилось, и искусство Казахстана, наконец, зажило нормальной жизнью – выставки, презентации, арт-толки происходят с завидной регулярностью, собирая толпы народа. Особый признак нашей артсцены (и не только артсцены, ведь правда?) – конформистское умение держать себя в заданных рамках, четкое "осознание границ" – так, кстати, назывался проект классика Р. Хальфина 1995 года. Шаги вправо и влево, которые позволили себе Шалбаев, Бубиканова, Вильковиская и Дженрбекова, воспринимаются, скорее, как рефлекторные движения, как шутка, или в крайнем случае – мелкое хулиганство. Единственное событие, вызвавшее огромную общественную дискуссию, – постер "Пушкин–Курмангазы" – не произвело никакого впечатления на казахстанское артсообщество. Собственно, как и год, отмеченный активизацией мирового терроризма, обострением ксенофобских и националистических настроений, рухнувшими ценами на нефть, беспрецедентным падением национальных валют. Общество мира, согласия и благоденствия отмечает 2015 год последней крупной выставкой "Пиртой" – про еду. Кураторский стейтмент Яны Малиновской, собравшей экспозицию, звучит как эмоциональная речь на поминках по бездумному и веселому времени артетэйнтмента.

Хорошо живем? Что произошло с казахстанским искусством в 2015 году